Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Растет не число катаклизмов, а человеческая беспечность»

Профессор геофака МГУ о землетрясении в Японии

Николай Подорванюк, Александра Борисова 11.03.2011, 15:33
Reuters

О причинах самого сильного за последние годы землетрясения в Японии, угрозах его последствий для Курил и Камчатки, о возможности прогнозировать природные катаклизмы и бороться с ними «Газете.Ru» рассказал профессор географического факультета МГУ, д. г. н. Андрей Александрович Лукашов.

— Какова была вероятность того, что в Японии произойдет такое сильное землетрясение?

— Нынешнее землетрясение самое сильное в Японии за последнее семь лет. Но в геологическом масштабе времени такие землетрясения происходят ежесекундно. Для сравнения: в столице Македонии Скопье разрушительное землетрясение было в X веке, а следующее только в XX веке. Такие же события, как сегодняшнее землетрясение в Японии, происходят регулярно, и вероятность, что они произойдут и впредь, велика.

Но вообще, как можно понять из новостей, основные разрушения связаны с цунами.

— Какова вероятность того, что будут еще подземные толчки? По сути, вы уже дали ответ на этот вопрос, но все-таки?

— Можно только констатировать, что непосредственно за утро на некотором расстоянии друг от друга произошли три землетрясения, их очаги расположены на глубинах от 24 до 32 км. Последующие толчки были значительно слабее, чем первый. Первое землетрясение имело предельные энергетические показатели, магнитуду 8,9. Афтершоки, то есть последующие толчки, были слабыми.

— Недалеко от Японии находятся Курилы и Камчатка. Угрожает ли им что-то?

— Расстояние до ближайшего из тех островов, которые пока нам еще принадлежат, всего час движения волны цунами. Эта волна была слабая, и она только приподняла прибрежный лед (климат на островах достаточно суровый). Тем не менее эвакуация там началась немедленно. До более удаленного от Японии острова Итуруп дошла волна высотой два метра.

Но это не идет ни в какое сравнение с десятиметровой волной, которая стала для Японии опустошительной, вызвав массовую гибель людей, смыв автострады вместе с автомобилями, приведя к возникновению пожаров и отключениям АЭС.

— В чем причины того, что произошло такое сильное землетрясение?

— Насколько я понимаю, очаги находятся под западным склоном глубоководного желоба. Он входит в систему рвов, которые охватывают центральные районы Тихого океана. Это так называемое Тихоокеанское огненное кольцо. Там продолжаются тектонические процессы, идет активное изменение литосферы и земной коры. Поэтому подобные землетрясения там происходили, происходят и будут происходить.

— Как можно бороться с последствиями таких землетрясений?

— В общем, японцы борются с ними неплохо. Они ведут сейсмостойкое строительство, которое, правда, до поры до времени закладывалось на магнитуду 7. Но в тех условиях нужна более дорогая программа строительства. Это вечная проблема, которая существует и у нас тоже. Строители стараются заложить более низкие показатели сейсмичности: так проект будет дешевле, и его будет проще пробить. По-видимому, на восточном побережье, где наибольший ущерб, все было построено по старым образцам. Но нельзя не отметить грамотное поведение населения: все действуют правильно — берут воду, документы, детей и уходят на возвышенные места.

— Такое землетрясение, как нынешнее, с десятиметровым цунами, можно ли сравнить с какими-то другими угрозами?

— Сейсмические события, землетрясения большой силы относятся к самым серьезным катаклизмам после чрезвычайно редкого события — падения астероида. В этом случае выделяется огромное количество энергии, в атмосферу попадает большое количество пыли и пара, но такие события происходят одно на десятки миллионов лет. А сейсмические события происходят раз в несколько десятков, сотен, тысяч лет. Повторюсь, в геологическом масштабе времени это ежесекундно.

Большую угрозу представляют вулканы, но от них, как правило, ущерб менее значим, и, в отличие от землетрясений, есть все возможности заблаговременно принять меры и провести эвакуацию населения.

Правда, вулканы могут остановить авиасообщение, как это было в прошлом году после извержения в Исландии. Но в той ситуации, если бы я был директором авиакомпании, я бы пошел на убытки и опустил бы высоту полета на 6 км. Летать на высоте 10 км было опасно, но ниже это можно было делать, только это стоило бы дороже из-за большего расхода топлива. Тогда сыграли свою роль экономические соображения: что гонять самолеты, когда можно сослаться на форс-мажорные обстоятельства и отменить рейсы? Но ведь известен случай в Индонезии, когда у самолета, попавшего в облако вулканической пыли, остановились все двигатели, но, когда он спустился на 3 км, двигатели удалось запустить. Впрочем, это уже вопросы к авиационным специалистам.

— Существует мнение, что в последние годы на Земле увеличилось количество природных катаклизмов, что является предвестником чуть ли не конца света. Как вы относитесь к такой точке зрения? Действительно ли частота катаклизмов на Земле увеличилась?

— Особого нарастания частоты таких событий нет. Каждое из них нужно оценивать по реальной обстановке. Например, на Гаити в прошлом году было слабое землетрясение, но остров был не готов к такому явлению. Это привело к массовым разрушениям и эпидемии холеры, которая там чуть ли не до сих пор продолжается. Цунами в Индийском океане, которое произошло в 2004 году, тоже было несильным, но не было системы предупреждения граждан. Это редкое событие, которого там не было на памяти двух-трех поколений, поэтому никто не подумал, что такое может произойти, и никто не предупредил об этом.

Возрастает, скорее, человеческая беспечность, неготовность встречать такие события во всеоружии.

В нынешней ситуации даже японцы подвели себя со своими старыми постройками.