Кого слушает президент

«Реформу часовых зон должно сделать само население»

Лекция о системе времени в России

Лектор: (none) 29.10.2010, 17:34
ИТАР-ТАСС

В ночь с 30 на 31 октября Россия переходит на зимнее время. В своей лекции на «Газете.Ru» кандидат географических наук Андрей Панин рассказывает о преимуществах и недостатках нынешней системы времени в России.

В последнее время широко обсуждается вопрос, как изменить в России часовые пояса, а также нужен ли нам переход на летнее время. Политики разного уровня пытаются использовать эту тему для собственной «раскрутки», предлагая что-нибудь запретить, изменить или перестроить. Это находит отклик у значительной части общества, причем эмоции зачастую преобладают над аргументацией. Это и понятно: если посадить друг напротив друга людей с разным типом дневной активности — «жаворонков» и «сов», их дискуссия будет напоминать спор тупоконечников и остроконечников из известного романа Джонатана Свифта, и хорошо, если не перерастет, как у жителей Лилипутии, в военные действия. В этот спор противников и сторонников летнего времени, а заодно и реформаторов часовых поясов автор и хочет внести свой вклад, снабдив обе стороны дополнительной информацией по интересующему вопросу. А дальше размышляйте сами, кто, конечно, склонен размышлять. Собственное мнение автор выскажет, но ни в коем случае не хочет его читателю навязывать.

Для начала, чтобы разобраться с преимуществами и недостатками нашей системы времени, полезно заглянуть в историю — как она рождалась и трансформировалась.

Как складывалась современная система исчисления времени?

Современные международные принципы исчисления времени были разработаны в конце XIX — начале XX века. 18 ноября 1883 года железные дороги США и Канады, а вместе с ними и большинство городов перешли на систему часовых зон, основанную на Гринвичском меридиане. На Всемирной астрономо-геодезической («меридианной») конференции в Вашингтоне (1884) Гринвичский меридиан был утвержден в качестве единого нулевого меридиана Земли, а также предложено деление мира на 24 часовых зоны. Эта система международных часовых зон не была даже рекомендована к применению, поскольку это выходило за рамки полномочий конференции, но различные государства одно за другим стали на нее переходить (табл.1).

Последней страной, перешедшей на международную систему часовых поясов, была Либерия (1972).

Принцип поясного времени следует традиции исчисления времени, основанной на поведении Солнца.

Уже в древности люди могли с помощью элементарных измерительных процедур точно определить середину светового дня — солнечный полдень. Достаточно наблюдать за тенью от любого (желательно вытянутого) предмета: в полдень она самая короткая (Солнце выше всего) и вытянута в направлении север-юг (в Старом Свете всегда показывает на север). Недаром «меридиан» в переводе с латинского означает «полуденная линия». В монастырях и официальных учреждениях Древней Руси широко использовались импортируемые из Византии и с Ближнего Востока солнечные часы [2]. В русских крестьянских избах были очень распространены узкие окна-отверстия, свет из которых падал на пол или на печку, а там наносились отметки, позволявшие определить время дня и дни наступления равноденствий и солнцестояний [3]. Так формировались и поддерживались локальные системы времени — своя в каждой деревне.

По мере урбанизации локальные системы времени, ориентированные на солнечный полдень, постепенно входили в противоречие с городским образом жизни. Действительно, в городах многие люди после окончания рабочего дня отправляются на разного рода общественные занятия и развлечения и добираются до постели далеко после захода Солнца. В результате и утром встают не с рассветом, а когда Солнце уже высоко.

В городах жизненный ритм не симметричен относительно солнечного полудня, а смещен в сторону вечернего времени.

Уже в начале XX века в Европе и США до 40% людей жили в городах, в начале XXI века уже более 70% [4]. Близкая доля городского населения сейчас и в России, причем в течение XX века она выросла почти в семь раз [там же]. Таким образом, ориентированная на солнечный полдень система поясного времени уже на момент своего внедрения обладала значительным изъяном — не соответствовала реальному жизненному ритму многих людей, и чем дальше, тем больше. Необходимо было как-то компенсировать этот недостаток, и это было сделано с помощью «летнего времени» (далее без кавычек). Сама по себе история внедрения летнего времени весьма иллюстративна: она показывает, сколь велика в обществе сила традиции, сколь трудно сделать первый шаг и сколь заразителен чужой пример.

Еще в 1784 в сатирической статье в Journal de Paris Бенджамин Франклин, один из отцов-основателей США, служивший тогда американским посланником во Франции, писал о необходимости лучше использовать дневной свет летом (прообраз современного «летнего времени»). В 1895 и 1898 годах в журнале Новозеландского философского общества выходят статьи новозеландского естествоиспытателя Джорджа Хадсона, в которых обосновывается современная система переходов на летнее время. Хадсон был почтовым служащим, а после работы отдавался своему хобби — энтомологии.

Чтобы иметь возможность вечером собирать насекомых, заканчивать работу нужно засветло, что и привело Хадсона к идее о двухчасовом сдвиге времени летом.

Если Хадсона можно считать идеологическим основателем этой системы, то ее практической реализацией мы обязаны английскому строительному подрядчику Уильяму Уиллету. В 1907 году он на собственные средства опубликовал статью-памфлет «О растрате дневного света». Помимо прочих причин его как заядлого гольфиста удручала необходимость заканчивать игровые партии в сумерках. В 1908 по инициативе Уиллета в британский парламент был внесен билль о «летнем времени» и после дебатов отклонен. Так же неудачно закончились еще несколько попыток, предпринимавшихся вплоть до смерти Уиллета в 1915 году. А 30 апреля 1916 года на летнее время неожиданно перешли Германия и ее союзники по Первой мировой войне с целью экономии дефицитного в условиях военного времени угля. После этого британскому парламенту потребовалось менее месяца, чтобы ввести летнее время: это состоялось 21 мая 1916 года. За Британией последовали другие страны антигерманской коалиции.

История системы времени в России

В России переход на летнее время был введен Временным правительством 1 июля 1917 года, и после этого ежегодно правительство (только уже советское) дважды в год издавало указы о переходе на летнее время и обратно. В 1930 году переход на зимнее время был отменен, и в дальнейшем страна стала круглый год жить на час впереди поясного времени. Эту систему назвали декретным временем, поскольку сделано все было на основании декрета Совнаркома. А с 1981 года СССР стал снова переходить на летнее время, только теперь уже относительно декретного, а не поясного времени. То есть зимой, согласно декретному времени, жили на 1 час впереди поясного, а летом на 2 часа. В 1991 году при развале СССР декретное время было отменили, но в том же году Верховный совет РСФСР вернул его на территории России. Интересно, что отменяли «в связи с обращениями правительств союзных и автономных республик, … Советов народных депутатов», т. е. тогдашней бюрократии (постановление кабинета министров СССР № 20 от 4 февраля 1991 года), а вводили обратно в связи с тем, что эта реформа «вызвала недовольство населения и привела к увеличению расхода электроэнергии» (постановление совета республики Верховного совета РСФСР № 1790-1 от 23 октября 1991 года).

На систему часовых поясов Россия перешла лишь после Октябрьской революции. 8 февраля 1919 года В. И.Лениным был подписан декрет «О введении нового счета времени по международной системе часовых поясов», согласно которому вся территория страны была разделена на 11 поясов — со 2-го по 12-й.

Каким именно образом, можно видеть на карте из книги известного исследователя, тогдашнего президента Русского географического общества Ю. М. Шокальского, участвовавшего в комиссии по подготовке декрета [5].

На карте Шокальского (рис.1) часовые пояса мало отличаются от поясов международных. 8При малочисленности населения и неразвитости средств коммуникации на огромных территориях страны было все равно, где проводить границы. Их и проводили либо по теоретическим граничным меридианам (на карте это прямые линии), либо по крупным рекам — Оби, Иртышу, Лене, которые тогда были более важными рубежами разграничения пространства, чем рубежи политико-административные. Лишь в центре и на юге европейской части страны пояса следуют границам губерний, но при этом не сильно отклоняются и от граничных меридианов.

Таким образом, в первые годы советской власти страна в зимнее полугодие жила в основном не далее чем в получасе от местного солнечного времени, как это предписано международными часовыми поясами, а в летнее на час впереди.

После перехода в 1930 году на декретное время в тех же или чуть изменившихся границах поясов время стало исчисляться круглый год на час впереди положенного для данного пояса.

По сути, все зоны сдвинулись на одну на запад: где была вторая, стала третья и т. п. (рис.2).
7

Значительно трансформироваться границы часовых зон стали в начале 1980-х. Часть регионов стали переводиться на час, а то и на два ближе к Москве. В результате часовые зоны трансформировались, искривились, а кое-где на границах зон появились двухчасовые скачки времени (рис.3). 6Пока это были в основном северные районы с крайне редким населением. Поэтому такие скачки времени на тесноту связей между соседними регионами не влияли: никаких связей там просто не было (практически нет и сейчас). Какова была (и остается) хозяйственная специализация этих регионов? На севере Тюменской области вели широкомасштабную геологоразведку и уже начали вахтовым способом добывать нефть и газ, что отсрочило экономический, а затем и политический коллапс СССР. В Коми добывали нефть и уголь.

Можно предположить, что сдвиг этих регионов ближе ко времени Москвы был связан просто с удобством для министерских чиновников: ведь профильные министерства находились в Москве.

Аналогичной столичной централизацией в условиях возрастающего дефицита всего и вся можно объяснить и перемещение на московское время ближайших областей – Владимирской, Рязанской и других, ранее живших, в соответствии с поясным и декретным временем, на час впереди. Дальше всех вырвалась Татария: своим переходом на московское время она «прорвала» четвертую часовую зону, и между европейской частью страны и Уралом образовался короткий участок с двухчасовым скачком, напоминающий брешь в борту корабля (рис.3). В эту брешь действительно «хлынула вода»: уже в новой России тенденция сдвига к Москве продолжилась. Ее логическое завершение наступило 28 марта 2010 года: на московское время перешли «последние могикане» – Удмуртия и Самарская область.

Четырехчасовой зоны (или «третьего часового пояса») на карте России больше нет (рис.4). 5Двухчасовой скачок времени рассек всю страну с севера на юг. Как он повлияет на культурные и хозяйственные связи между регионами? Ответить сложно, т. к. массового опыта такого рода нет, разве что граница Татарстана и Башкортостана. В мире же внутри крупных государств, имеющих несколько часовых зон, двухчасовых скачков времени нет нигде (мы не берем ледяные пустыни Гренландии, где вообще анклавный тип расселения, и аридные пустыни Центральной Австралии, но даже там лишь полуторачасовой скачок). Редки такие скачки и между государствами.

Их можно найти на границах Китая (но это особый разговор: вся огромная страна в одной часовой зоне), а также в Восточной Африке — между Центрально-Африканской Республикой и Республикой Чад с одной стороны и Суданом с другой (рис.5). 4
Комментировать эту географию автор предоставляет читателю.

Хороша ли нынешняя система времени в России?

Чтобы ответить на вопрос, хороша ли нынешняя система времени в России, необходимо иметь объективные критерии, как отличить хорошее от плохого, — иначе война тупоконечников с остроконечниками.

Для выработки критериев нам понадобятся такие понятия, как время бодрствования населения и светлое время суток.

При начале рабочего дня в 8–9 часов утра и физиологической норме ночного сна 8 часов надо вставать с постели в 6–7 утра и ложиться спать в 22–23 часа.

Следовательно, за период бодрствования населения можно принять период времени с 6 до 23 часов. Именно эти 17 часов из 24 максимально нуждаются в солнечном свете. Годовая продолжительность бодрствования среднего человека составляет 17 часов ×365 суток = 6205 часов. Продолжительностью дня принято считать время от восхода до заката Солнца. Однако когда Солнце находится под горизонтом не ниже 6°, уже или еще настолько светло, что в городах не включают уличное освещение: это так называемые «гражданские сумерки» (из них целиком состоят петербургские «белые ночи» летом). Поэтому под светлым временем будем понимать период между началом утренних и концом вечерних гражданских сумерек; в наших широтах это от получаса до часа больше собственно продолжительности дня.

Чтобы понять суть отличия разных систем времени, обратимся к рисунку, где в качестве примера соотношение светлого времени суток и периода бодрствования изображено для Москвы и Владивостока (рис.6). 3 Из рисунка видно, что в короткий зимний день мы в любом случае просыпаемся затемно, а в разгар лета — когда Солнце уже встало или на рассвете. Основная борьба света и тьмы разворачивается вечером. Если жить по поясному времени (левые графики), то вечерние часы круглый год будут темными. Современная же система времени (центральные графики) позволяет за год «поймать» на 250–400 часов больше светлого времени, причем именно в вечерние часы.

Главным критерием для сравнения разных систем времени рационально считать эффективность использования светлого времени, или эффективность освещения нашего периода бодрствования

Вспомним «детей подземелья» В. Г. Короленко. Человек — существо дневное. Самые разнообразные аспекты нашей личной и общественной жизни связаны с солнечным светом. Поэтому важно, какая доля нашего времени бодрствования приходится на светлое время. Для ее подсчета необходимо рассчитать количество часов из интервала 6.00–23.00, которые приходятся на период естественного освещения. Эту величину надо затем поделить на 6205 часов — годовую продолжительность времени бодрствования. Автор сделал это для ряда российских городов (таблица 2).

*Центры субъектов РФ, перешедшие с 28 марта 2010 г на 1 часовой пояс к западу (в скобках – показатели для прежнего часового пояса). В колонке 6 - действующая система исчисления времени.

Города в таблице выстроены по широте с севера на юг (колонка 2). Широта определяет условия освещенности в течение года: при движении на юг суммарная продолжительность светлого времени уменьшается (колонка 3). Тем не менее эффективность освещения периода бодрствования при существующей системе времени всюду близка и составляет 76–78% (колонка 6). Исключение составляют лишь центры субъектов РФ, перешедших 28 марта в более западный часовой пояс: в большинстве из них показатель равен 74–75%. Петропавловск-Камчатский и Кемерово потеряли за счет сдвига к Москве 75–80 часов светлого времени в год, Анадырь 125 часов, а Ижевск и Самара 175–180 часов (таблица 3). Для населения это означает, что от 2,5 до 6 месяцев в году теперь темнеет на час раньше.

Свои выводы из таблицы каждый читатель может сделать самостоятельно, в том числе и в часах светлого времени, учитывая, что 1% годового периода бодрствования равен 62 часам. Можно, например, для каждого представленного в таблице города посчитать, сколько часов светлого времени будет недополучаться, если отменить в стране переход на летнее время (ср. колонки 6 и 5), а тем более если перейти с современной системы времени на поясное время (колонка 4) — именно это предполагается проектом закона, представленного в ноябре 2009 года в Госдуму депутатом Захарьящевым (фракция «Единая Россия»).

Автор может предложить свой вывод: если сравнивать альтернативы, то доставшаяся нам в наследство советская система времени позволяет использовать солнечный свет наиболее эффективно.

С другой стороны, современная система предполагает неудобный в разных отношениях перевод дважды в год часовых стрелок. Более того, в разных СМИ и с депутатских трибун говорится о вреде таких переходов для здоровья и даже жизни. В одной из своих предыдущих публикаций [6] автор попытался разобраться, на каких основаниях сделаны такие утверждения, и пришел к выводу, что страхи, мягко говоря, преувеличены. Следует напомнить в этой связи, что летнее время применяется сейчас в 81 из 253 стран мира (данные на 2010 год), в том числе почти во всех странах «золотого миллиарда» населения Земли (рис.7). 2А этот миллиард к своему здоровью относится чутко. Соотношение плюсов и минусов перехода на летнее время подробно разбирается в отдельной публикации [7], но если кратко, то на разных чашах весов оказываются небольшие проблемы с нарушением сна у части населения и заметное снижение аварийности на дорогах, в том числе число убитых и покалеченных людей. Причина этого снижения – более светлые вечера, более хорошая освещенность во время вечернего транспортного пика. Конечно, число жизней, «спасенных» за счет перехода на летнее время, многократно меньше, чем число тех, кому трудно засыпать или вставать с утра в течение одной-двух недель после перевода стрелок. К тому же заранее никогда не верится, что в этой покореженной машине можешь оказаться ты или кто-то из близких. Однако если начать голосовать, то неизвестно, кто победит, поскольку в ряду сторонников летнего времени будут и поборники здорового образа жизни, желающие раньше вставать, больше заниматься спортом и вообще проводить больше времени на свежем воздухе после работы, к чему располагают светлые вечера.

Читателю может показаться странным, что ни слова не говорится об экономии электроэнергии, ради которой, как многие считают, и делается переход на летнее время.

Как мы видели из исторического обзора, убедить общество в полезности летнего времени удалось именно экономическим аргументом — экономией топлива, причем в экстремальных условиях военного времени. Однако время шло — менялась система ценностей. И сейчас на первый план выступают уже другие аргументы – желание сделать систему времени более комфортной для современного образа жизни, неотъемлемой частью которого является транспорт, в том числе личный, а особую ценность для людей имеет их личное время. А когда у нас есть это время? Вечером, после работы.

Если все же рассматривать вариант отказа от перехода на летнее время, то имеет смысл попытаться это сделать, не теряя той эффективности использования светлого времени, которую обеспечивает современная система. Это возможно, только если оставаться на летнем времени круглый год, т. е. жить на два часа впереди поясного времени (таблица 2, колонка 7). Такая система тоже имеет существенный недостаток: зимой будет слишком поздно светать.

Это неудобно, и может быть даже опасно для детей, идущих в темноте в школу. Но, с другой стороны, возвращаться они будут засветло, и еще останется время погулять.

Что выбрать? Выбор каждого будет зависеть от многих факторов – «жаворонок» человек или «сова», есть ли у него дети, сколько им лет, регулярно ли он попадает в вечерний час пик, возвращаясь с работы, и т. д. Кроме того, надо подумать еще о других людях и их детях. В общем, выбор непростой. Да и зависит ли что-то от нашего выбора? Об этом в конце статьи, который уже близко.

Конфигурация часовых зон

Читатель, возможно, заметил, что автор избегает широко употребляемого понятия «часовые пояса», заменяя его на «часовые зоны». Это он делает вполне сознательно. Во-первых, «часовые пояса» не вполне удачный перевод английского time zones: именно так их называют в остальном мире. Почему неудачный? Когда мы себя чем-то опоясываем, мы делаем это слева направо, а не сверху вниз. Опоясывают Землю экватор, климатические, тепловые и другие пояса, а «часовые пояса» следуют как раз в перпендикулярном направлении — вдоль меридианов. Во-вторых, многочисленные законодательные наслоения привели к тому, что само понятие «часовые пояса» как нечто связанное с международными поясами у нас потеряло всякий смысл.

Если что сейчас и нуждается в реформировании, то это упорядочение наименований часовых поясов/зон.

Вот как изображаются «часовые пояса» на картах, в том числе в школьных географических атласах. Обозначения поясов даются в соответствии с международной системой, и в школьных учебниках до 2010 года говорилось, что Россия находится в часовых поясах с первого по одиннадцатый. Внизу карты примечание, что в России принято исчисление времени на один час впереди поясного. А поверх изображения кое-где нанесена штриховка, означающая, что здесь принято время соседнего пояса. Например, Москва находится во втором поясе, но живет по времени третьего. Рязанская область находится в третьем поясе, должна жить по времени четвертого, но живет по времени третьего. А республика Коми находится в четвертом, должна жить по времени пятого, но тоже живет по времени третьего. Можно ли здесь что-нибудь понять? Почему бы не сказать просто: и Москва, и Рязань, и Коми находятся в третьей часовой зоне (если считать от Гринвича), или в нулевой часовой зоне (если считать от Москвы), или в московской часовой зоне (по такому географическому принципу именуют свои зоны крупные государства, например в США с востока на запад следуют восточная, центральная, горная, тихоокеанская, аляскинская часовые зоны).

Теперь перейдем от названий к сути. Как оценить сложившуюся конфигурацию российских часовых зон? Нужно ли ее как-то менять?

Многие российские губернаторы считают, что их регионы необходимо переместить в часовые зоны ближе к Москве. Попробуем составить на этот счет собственное мнение.

Как мы видели, за счет декретного сдвига времени наша система оказывается более приспособленной к современному образу жизни. Интересно, что и в других странах наблюдается такая же тенденция. Такие страны, как Франция, Испания, Исландия, Аргентина, живут круглогодично на один-два часа впереди поясного времени, как и большая часть России. И вообще установившаяся за более чем столетие в разных государствах конфигурация часовых зон такова, что в мире сейчас достаточно много территорий, живущих впереди солнечного времени, и почти нет живущих позади (рис.8). 1
Российские часовые зоны на этом фоне никак не выглядят аномально «продвинутыми» вперед. Скорее, наоборот: только у нас да еще во льдах Гренландии достаточно обширные территории живут на один-два часа позади солнечного времени – следствие «отката» времени на запад, происходившего у нас с начала 1980-х, с последним аккордом 28 марта 2010 года (см. исторический очерк).

Еще говорится иногда, что в России слишком много часовых зон — надо бы их число уменьшить, а сами зоны укрупнить. Ссылаются на Китай и почему-то на США. Давайте проанализируем геометрию часовых зон в крупных государствах (таблица 4). Из таблицы видно, что усредненная ширина часовых зон у нас особенно не выделяется в ряду других крупных стран, а если и выделяется, то в большую сторону. То есть число часовых зон в России вполне обычное, даже чуть меньше обычного, что стало следствием исчезновения в этом году крайней восточной зоны.

А по максимальной ширине зон мы сопоставимы только с Канадой, с ее обширными арктическими владениями, и почти догнали Китай.

Кстати о Китае. Страна раскинулась на четыре часовые зоны с лишним, но вся живет по пекинскому времени. Такая суперцентрализация сложилась еще при Мао. Боюсь утверждать, но похоже, что это один из итогов «культурной революции»: на карте 1967 года в Китае еще две часовые зоны, а на карте 1984 года уже одна. При Сталине в России было не все хорошо, но вся страна в одну или даже пару-тройку часовых зон «для удобства управления» не объединялась (рис.2). Но Китай от России отличается еще и тем, что там столица на востоке страны, а у нас на западе. Поэтому западные области Китая живут впереди солнечного времени и окрашены на рис.8 в оптимистичные красные тона. Если же на московское время перевести всю Россию, то она на рисунке окрасится в синие цвета – будет жить позади солнечного времени, спать, когда Солнце уже высоко, и только подниматься на работу, когда Солнце уже садится. Чей опыт нам больше подходит, США и Канады или Китая, судите сами.

В США, как и в Великобритании, периодически обсуждается вопрос о круглогодичном сдвиге времени на час вперед, то есть, по сути, о переходе на российскую систему. А современная конфигурация часовых зон в США сложилась при непосредственном участии населения страны. В какой часовой зоне жить и применять ли летнее время, решается в США на уровне округов (аналога районов в России). В результате границы часовых зон в некоторых случаях разрезают штаты, а часть округов штата может отказаться от летнего времени (как в Аризоне и до недавнего времени в Индиане), но губернаторы не жалуются на снижение управляемости вверенных им штатов. Не жалуются, потому что вверили им их штаты избиратели, а поэтому главное, чтобы избирателям было удобно (или чтобы они считали, что им удобно).

А вот пример из российской жизни. У нас тоже бывали пароксизмы демократии, правда не на государственном, а на личностном уровне.

Но уровень личности при этом соответствующий. И. В. Курчатов, встав во главе будущего Института атомной энергии, распорядился не асфальтировать дорожки на территории института.

Когда сотрудники протоптали тропинки там, где им удобно, эти тропинки и были заасфальтированы. Курчатов создал ядерный щит Родины, но решать за людей, как им будет удобно перемещаться по территории института, не взялся. Важно и то, что он думал об их удобстве. К чему я про США и про Курчатова? В обоих примерах я вижу модель реформирования часовых зон, если их уж так надо реформировать. Это должны сделать сами люди. Как им удобно. А роль власти должна заключаться не в оповещении населения, по какому времени ему теперь жить, а в сборе информации о мнении населения и исполнении этого волеизъявления. Но, чтобы составить свое мнение на рациональных, а не эмоциональных началах (с этого мы начали), необходимо владеть насколько можно более полной и всесторонней информацией о преимуществах и недостатках разных систем. Такую цель — объективное информирование — и ставил перед собой автор настоящей публикации.

ЛИТЕРАТУРА:

[1] Хауз Д. Гринвичское время и открытие долготы. М.: Мир, 1983. 240 с.
[2] Шостьин Н.А. Очерки истории русской метрологии. М.: Изд-во стандартов, 1975. 272 с.
[3] Майничева А.Ю. История русской печи. 27 сентября 2009 г. http://perunica.ru/istoria/679-istoriya-russkoj-pechi.html
[4] Нефедова Т. Г., Трейвиш А. И. Теория «дифференциальной урбанизации» и иерархия городов в России на рубеже XXI века. В кн.: Проблемы урбанизации на рубеже веков. Смоленск: Ойкумена, 2002. С. 71-86.
[5]. Шокальский Ю.М. Поясное время. С картой часовых поясов. Ленинград, 1925.
[6] Панин А.В. Распоясавшееся время: Россия может превратиться в страну темных вечеров // Независимая газета, №103 (5016), 26 мая 2010 г. С.14. http://www.ng.ru/science/2010-05-26/14_time.html
[7] Панин А.В. Война «жаворонков» и «сов». Плюсы и минусы перехода на летнее время // Независимая газета. №233(5146) 27 октября 2010 г. С.15. http://www.ng.ru/science/2010-10-27/13_time.html?mpril