Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

У прививки нет срока давности

Журнал Lancet отозвал статью о вреде прививок 1998 года, содержащую подлог

Александра Борисова 03.02.2010, 11:42
Sky News

Журнал Lancet отозвал статью, необоснованно связывающую прививки против кори, краснухи и свинки с развитием аутизма. Статья удалена из архива журнала, а ее автор может лишиться лицензии на врачебную деятельность за нарушение этических норм и подлог.

Серьезные международные научные издания не зря считаются критерием объективности и достоверности научного исследования. Журнал Lancet подтвердил позиции строгости отбора и проверки публикуемых данных, окончательно отозвав статью, вышедшую более 10 лет назад ― в 1998 году. Ее ведущий автор Эндрю Уэйкфилд был уличен в мошенничестве, а работа признана недостоверной. Результаты исследования связи прививок против кори, краснухи и свинки с развитием аутизма оказались необъективными.

Lancet ― один из ведущих медицинских журналов мира, который существует с 1823 года. В разные годы он публиковал такие значимые научные открытия, как объяснение работы антисептиков, открытие пенициллина, открытие феномена посттравматического стресса, связь коронавируса с атипичной пневмонией.

Импакт-фактор журнала (показатель популярности научного журнала, равный отношению числа цитирований статей за год к числу опубликованных статей за тот же период) равен 28,4.

Для сравнения: самый высокоцитируемый междисциплинарный журнал ― Nature ― имеет импакт-фактор 31,434, специализированные отраслевые научные журналы имеют импакт-факторы в пределах 10, а русскоязычные журналы ― менее 1.

В феврале 1998 года в журнале была опубликована статья хирурга Уэйкфилда, в которой утверждалось, что вакцина против кори, свинки и краснухи провоцирует развитие аутизма и заболеваний кишечника у прививаемых детей.

Многие авторитетные ученые подвергли сомнениям результаты исследования сразу после публикации в 1998 году. Всего в списке авторов статьи значатся 13 человек, 10 из них в разное время признались в несостоятельности исследования и необъективности его результатов. В 2004 году Lancet впервые отказался от статьи. Выяснилось, что Уэйкфилд нарушил ethical guidelines (этические нормы) публикации. Он допустил конфликт интересов, не сообщив редакции о своем сотрудничестве с юристами организаций, представляющих родителей страдающих аутизмом детей.

Однако страх родителей перед прививками хорошо известен, и некоторые часто ищут поводы отказаться от вакцинации, мотивируя это принципом «перестраховки».

Статья десятилетней давности всколыхнула волну отказов от вакцинации против кори, свинки и краснухи.

В результате принцип «перестраховки» работает в обратном направлении. Несмотря на официальное признание научной несостоятельности работы Уэйкфилда и его коллег, «земля слухами полнится», и рядовые родители продолжают отказываться от прививок, что провоцирует сезонные вспышки кори и краснухи, которых удавалось избегать многие годы благодаря вакцинации.

Однако на прошлой неделе официально подтвердилось еще более грубое нарушение, совершенное Уэйкфилдом. В качестве материала для анализа он использовал анализы крови, взятые у гостей, которые присутствовали на дне рождения его сына. После этого каждый ребенок, сдавший кровь, получил по пять фунтов стерлингов.

Журнал полностью отказался от публикации, удалив ее из своих архивов, а Уэйкфилду и двум его соавторам, не отказавшимся от результатов работы, грозит лишение лицензии на лечебную практику в Великобритании.

Редактор Lancet Ричард Хортон заявил: «Уэйкфилд поступил непорядочно. Он сознательно ввел в заблуждение и наш журнал, и миллионы родителей в Великобритании». Он признал, что статья успешно прошла независимое рецензирование перед публикацией, но отметил, что система рецензирования не может дать 100-процентных гарантий. «Независимое рецензирование ― это лучшая система, которая может оценить точность работы и ее приемлемость для публикации, но рецензенты ― не боги. Мы полагаемся на порядочность авторов в предоставлении формальных результатов исследования. Чтобы проверить их, нужно прийти к ученому в лабораторию и стоять над ним во время эксперимента, проверяя каждую запись в лабораторном журнале. Разве это возможно? Конечно, система основывается на презумпции невиновности, соблюдении научной этики и доверии коллег друг к другу. В большинстве случаев она работает хорошо, но иногда ― к сожалению, в весьма серьезных случаях ― она дает сбой», ― заключил Хортон.

Этот прецедент поневоле требует сравнения с российской действительностью, и она весьма и весьма печальна.

Деградация института научных журналов в нашей стране достигла ужасающих масштабов (см. данные об импакт-факторах выше). Институт независимого рецензирования явно стал формальностью, и жестокий эксперимент по публикации «статьи», сгенерированной компьютером, лишь подтвердил этот печальный факт.

Наряду с внутренними проблемами научной среды в России наука (не в последнюю очередь медицина) переживает и кризис в социуме. В отсутствие четких критериев объективности исследования (коими и должно быть независимое рецензирование, которое работа проходит в научном журнале) бурным цветом цветут «народные целители», «лекари» и тому подобная «гомеопатия». Страх перед прививками русским мамам внушает отнюдь не доктор из уважаемого издания, а бесконечное агентство ОБС («одна бабка сказала»), доступность информации которого в последнее время повышается с развитием интернета и дамских форумов. Раньше глупость могла подсказать только подружка с соседнего этажа, а теперь вся глупость мира к услугам каждой (или каждого, пол тут не принципиален) способной нажимать на кнопки и читать.

Постоянные нападки на науку ― обвинения в косности и коррумпированности РАН, защиты спикером Думы Борисом Грызловым «псевдоученого» Виктора Петрика в угоду финансовым интересам и другие аналогичные случаи ― лишают ученых одной из главных их функций в обществе. Наука должна иметь авторитет представления объективного знания, оставаться для общества репером, вехой и не допускать массового обмана. Если науку лишить монополии на объективное знание, то, как говорится, «раз бога нет, то все дозволено».