Кого слушает президент

Зверья всё больше

Почти 10% видов зверей открыты в последние 15 лет

Пётр Смирнов 11.02.2009, 12:35
David Haring, David Redfield, Tim Davenport, Bill Haycher, M.D.Madhusudan, Francisco Rovero, Achille Raselimanana, Steve M. Goodman

Уверенность, что уж хотя бы зверей-то мы почти всех знаем, – иллюзия. Биологи из США и Мексики подсчитали, что почти 10% известных млекопитающих открыты в последние 15 лет. И не только в стереотипных «горячих точках биоразнообразия». Многие из «новичков» уже находятся под угрозой вымирания.

Если верить великому Дарвину, его более скромному коллеге Уоллесу или даже вымышленному Жаку Паганелю, то поиск новых видов животных и растений – самое увлекательное занятие, неизбежно сопровождающееся далекими путешествиями. Но чем больше мы осваиваем планету, тем меньше остаётся неизведанных уголков, а работа биологов все больше и больше лишается романтики первооткрывателей. Однако, как пишут Пол Эрлих из Университета Стэнфорда и Джерардо Себаллос из Института экологии Мехико, уверенность, что мы знаем большинство видов, – лишь иллюзия.

Только в группе млекопитающих из ныне живущих 4500 видов 408 (почти 10%!) были открыты за последние 15 лет.

И это при том, что звери с их размерами, манерами поведения и пересекающейся с нами средой обитания попадаются на глаза куда чаще, чем какие-нибудь насекомые или черви. А уж о бактериях и простейших и говорить не приходится.

Авторы статьи в Proceedings of The National Academy of Sciences разделили «новые» виды на две большие группы: организмы, обнаруженные на плохо изученных территориях, и виды, ранее считавшиеся одним, но из-за генетических отличий признанные двумя и более. Если бы они добавили сюда и подвиды, получившие за последние 15 лет собственные полноценные имена, то пришлось бы иметь дело уже более чем с тысячей новых таксономических единиц.

Как ни странно, «открытия» касались не только небольших и «неуловимых» организмов.

Среди «новичков» в классе зверей – и трёхграммовый длиннохвостый тенрек Microgale jobihely, и целая антилопа Pseudoryx nghetinhensis.

Среди самых «пополнившихся» родов и семейств – летучие мыши, которые и до этого составляли около 20% видового разнообразия ныне живущих зверей, грызуны и, что стало полной неожиданностью при подведении итогов, – приматы.

Самым же известным открытием стал ныне единственный представитель семейства Diatomyidae «белкокрыса» Laonastes aenigmamus. Этот грызун и его ближайшие родственники хорошо известны палеонтологам, но самой «свежей» из известных находок до недавних пор было 11 миллионов лет. Теперь он войдёт в учебники биологии не только как единственный представитель своего семейства, но и как демонстрация «эффекта Лазаря».

Причем ни за ним, ни за новым кроликом Nesoglasus timminsi биологам не пришлось бегать по горам и джунглям, расставляя капканы, садки и скрытые видеокамеры, –

оба вида впервые попались специалистам на рынке в Лаосе, естественно, в виде не домашних питомцев, а в качестве пищи.

Но эти «экспедиционные находки» не стали исключением – всего за счет изучения новых территорий, в первую очередь в Океании, Индии и Южной Америки, было открыто 40% из упомянутых 408 видов, так что любителям романтики пока рано зачехлять карандаши и блокноты.

Эрлих и Себаллос не ограничились простым подведением итогов и разрушением двух вышеупомянутых стереотипов. Они также выяснили, что представители вновь обнаруженных видов в целом крупнее тех, что были известны прежде. Почему такие животные так долго оставались незамеченными – разумного объяснения нет.

Что ещё важнее – на глобусе достижения современной таксономии зверей вовсе не ограничивались тропиками, считающимися наиболее «биоразнообразными».

Видимо, в случае млекопитающих, обладающих совершенной терморегуляцией, зависимость эволюции от климата не такая сильная. Сами авторы проделали всю эту работу с совсем другой целью – показать, как много видов ещё не известно, а следовательно – как сильно мы можем недооценивать наше влияние на природу.

81% из вновь открытых животных уже находятся под угрозой исчезновения из-за ограниченности их ареала.

Например, золотой капуцин Cebus quierosi обитает лишь в лесу площадью в 200 гектар, полностью изолированном снаружи плантациями сахарного тростника, а открытая в 2002 году летающая лиса Pteralopex taki с Соломоновых островов уже полностью исчезла с одного из них.

И хотя каждому из нас самостоятельно решать, как это называть — новым витком эволюции с изменившимися условиями естественного отбора или же вымиранием животных — такими темпами следующий юбилей работы Дарвина можно будет отмечать изданием «Исчезновение видов».