Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Многожёнство продлевает жизнь

Мужчины способствовали продлению жизни человека независимо от женщин

Владимир Грамм 20.08.2008, 13:45

Мужчины вовсе не такие дармоеды, какими пытаются представить многие дамы. Выяснив, что многожёнцы живут в среднем на 7 лет больше, антропологи доказали, что в необычно долгую по меркам животного мира продолжительность жизни человека свой вклад внесли не только женщины, но и мужчины. Независимо друг от друга.

Мужчины, имеющие множество жён, живут в среднем на 12% дольше, чем их моногамные собратья. Статистическое исследование под названием «О бесполезности мужчин: как объяснить человеческое долголетие», представленное на международной конференции в Корнельском университете, показало, что продолжительность жизни мужчин в странах, для которых характерна полигамия, значительно больше, чем в странах, где у мужчины может быть только одна жена.

Разумеется, принимаясь за работу с таким провокационным названием, её авторы под руководством Вирпи Луммаа из британского Шеффилдского университета не планировали пропагандировать многожёнство и вычислять количество дней, которые может добавить к жизни мужчины каждая новая жена. Они преследовали куда более интересную цель — выяснить, почему мы живём так долго.

Человеческое долголетие совершенно противоестественно, и жить дольше 45–50 лет люди не должны. Человек — исключительное в животном мире создание, которое продолжает своё существование далеко за пределами репродуктивного возраста, и этот наблюдательный факт давно занимает учёных.

Механизмы естественного отбора в самом базовом его понимании должны работать лишь для тех признаков, которые проявляются, пока человек размножается. За этой границей с организмом может происходить что угодно, не влияя на успешность каждой конкретной человеческой линии.

Тем не менее мы доживаем и до 50, и до 60, и до 70 лет, и средняя продолжительность жизни человека последние тысячелетия только растёт.

Наиболее ярко эта загадка проявляется у женщин: ведь в отличие от мужчин, репродуктивная функция которых угасает постепенно, у женщин есть менопауза, знаменующая кардинальную перестройку организма, после которой деторождение становится невозможным. Почему же женщины не умирают сразу после этого, да и вообще, зачем тратить ресурсы организма на намеренное прекращение воспроизводства?

Существуют две основные гипотезы, предлагающие свои объяснения долголетия женщин, которые обычно называют «гипотезой бабушки» и «гипотезой матери». Первая предполагает, что бабушкина забота о внуках даёт женщине эволюционное превосходство и тем самым в популяции оказывается завышена доля людей с генами, позволяющими бабушкам дожить до возраста заботы о внуках. Вторая предполагает, что преимущество детям дают сами матери, которые посредством менопаузы высвобождают ресурсы для их воспитания.

Около полугода назад в American Journal of Physical Anthropology были опубликованы данные, заставившие усомниться в по-прежнему центральной «бабушкиной» гипотезе, однако вопрос этот пока ещё очень далёк от разрешения. Надо отметить, что и антагонизм этих гипотез, в общем-то, условный, поскольку фокус первой из них именно в объяснении долголетия, а происхождение менопаузы здесь вторично. Гипотеза матери же напрямую объясняет как раз появление этого уникальной в животном мире метаморфозы, а долголетия касается опосредованно.

А что же мужчины? На этот счёт также существуют два взгляда. Первый из них предполагает, что мужчины также внесли свой вклад в исключительную продолжительность жизни человека. Например, через неравный брак пожилых мужчин с молодыми женщинами — явление, широко распространённое во многих культурах.

Придерживающиеся альтернативной точки зрения антропологи предполагают, что

долголетие мужчин — побочный эффект женского долголетия.

Ведь у мужчин, к примеру, имеются соски, которые им совершенно не нужны: из них никогда не польётся молоко, которым можно вскармливать своих детей (если, конечно, не накачивать мужчину женскими гормонами). Но природа, похоже, решила, что выгоднее оставить соски и мужчинам и регулировать их функцию гормонально, чем запихнуть в «мужскую» Y-хромосому какой-то регулятор, блокирующий их появление.

Вирпи Луммаа и Эндрю Рассел нашли свидетельства против такой неприятной для мужчин интерпретации. Как рассказала Луммаа в интервью британскому журналу New Scientist, они взяли данные Всемирной организации здравоохранения по продолжительности жизни в 189 государствах мира и сравнили, сколько живут мужчины в странах, где практикуется многожёнство, и в странах, для которых характерна моногамия.

Каждой стране, исходя из своих собственных представлений о её культуре и социальном устройстве, учёные присвоили «индекс полигамии». Как количество жён, разрешённое иметь мусульманину, индекс изменялся от 1 для стран вроде России, где многожёнство запрещено, до 4 для стран, где полигамия доминирует. После этого они попытались выявить связь между индексом полигамии и математическим ожиданием продолжительности жизни мужчин, которым перевалило за 60.

Разумеется, Луммаа и Рассел предполагают, что количество детей, которые поставляет мужчина в популяцию тем больше, чем больше у него жн, а степень полигамии сообщества – величина более или менее постоянная в масштабах сотен лет, на которых большее число отпрысков многожнцев может повлиять на распространнность в популяции «генов долголетия».

Если бы мужское долголетие было исключительно побочным продуктом эффектов бабушки и матери, то количество жён на среднюю продолжительность жизни не влияло бы, считают учёные. Однако, приняв во внимание средний доход семей и ВВП каждого государства, чтобы исключить перекос, связанный с хорошей системой здравоохранения в богатых моногамных странах Запада, учёные получили явную корреляцию между индексом полигамии и средней продолжительностью жизни мужчин.

А значит, в продолжительность жизни человека внесли вклад и мужчины — независимо от женщин.

Теперь неплохо было бы найти механизм, способный объяснить такие результаты, ведь наличие статистической корреляции не позволяет даже выяснить, является ли долголетие следствием полигамии или полигамия следствием долголетия, и даже не являются ли они следствием одной и той же третьей причины.

Результат Луммаа и Рассела можно одинаково успешно объяснять всеми доступными способами. Например, причиной долголетия мужчин в полигамных странах может быть осознание ими необходимости заботиться о потомстве и, как следствие, большее внимание к своему здоровью.

Одновременно это может быть и большая забота многочисленных жён о здоровье стареющего мужа. Поскольку исследование касалось лишь мужчин старше 60 лет, то ранняя гибель молодёжи, оставшейся без ушедших в гарем к старикам женщин, на показатели продолжительности жизни не влияет.

Наконец, не исключено, что есть простая третья причина, связывающая показатели полигамии и долголетия, например религиозная. Ведь большинство мужчин, имеющих более одной жены, исповедуют ислам, а Коран не только разрешает иметь несколько жён, но и запрещает пить водку, которая так сокращает жизнь обитателям нашей страны.