Геи — тайное оружие женщин

Мужской гомосексуализм — месть женщин за эксплуатацию мужчинами

Пётр Смирнов 18.06.2008, 18:58

Неистребимость гомосексуализма кажется загадкой: гей-гены, очевидно, не могут передаваться по наследству. Однако, как выясняется, мужской гомосексуализм – это оружие женщин в антагонистическом половом отборе.

Борьба за ресурсы между представителями одного вида – явление, наблюдаемое не только в человеческой среде, но и в животном мире. Если люди находят возвышенные поводы для такого противостояния, то у братьев наших меньших всё объясняется желанием вырастить как можно больше потомков, то есть максимально распространить свой генетический материал.

Иногда это заходит так далеко, что перерождается в противостояние полов с максимальной эксплуатацией партнёра. Тяжелей всего обычно приходится самкам, которые тратят на вынашивание и воспитание детей лучшие годы (у кого-то – месяцы или даже дни) своей жизни.

Как выяснили психолог Андреа Камперио Чиани и его коллеги-математики, женщины нашли способ «отомстить» эксплуататорам-мужчинам: они сохраняют и передают гены гомосексуализма.

Авторы опубликованной в PLoS ONE работы объединили в ней сразу две животрепещущие темы, добавив к однополой любви современную теорию эволюции. Несмотря на десятки исследований, учёные не останавливают поисков причин и истоков развития гомосексуализма – как мужского, так и женского. Настойчивость, порожденная любознательностью, пока не приносила действительно достоверных результатов.

Дело в том, что гомосексуализм – это не просто отдельная поведенческо-физиологическая реакция. Это целый комплекс особенностей, заключающихся в улавливании и интерпретации невербальных знаков и сигнальных молекул. Только если в животном мире расстройства в поведении ограничиваются непродолжительным интересом к своему полу, то в высокоразвитом обществе история затягивается надолго.

Пока учёные, а вместе с ними общественные и религиозные деятели договорились до того, что мужской и женский гомосексуализм различны по своему происхождению и по механизму развития. А причинами такого феномена можно считать генетические факторы вкупе с действием окружающей среды, как психологическим – воспитанием и контактами с окружающими, так и материальным – специалисты не исключают действие химически и биологически активных веществ, тем более что недавние опыты это подтверждают.

Получается классическая схема развития признака, частично выведенная ещё Грегором Менделем – «фенотип есть результат взаимодействия генотипа с окружающей средой».

Если не принимать во внимание, что ученым удалось синтезировать несколько способных на такое «превращение» лекарственных веществ, а также обнаружить определенные структурные и функциональные изменения в головном мозге геев и лесбиянок, то наука действительно знает о причинах крайне мало.

Смуты добавляет высокая плодовитость женщин в генеалогическом древе геев, установленная Чиани в 2004 году.

Генетике тоже не удалось далеко продвинуться в этом вопросе – пока не обнаружено конкретных генов, достоверно «отвечающих» за гомосексуализм. Хотя «врождённость» этого признака подтверждается конкретными отличиями мозга в областях, не изменяющихся с рождения, а кроме того – большей частотой встречаемости признака среди однояйцевых близнецов по сравнению с разнояйцевыми. Получается, что признак, снижающий, если не полностью исключающий, возникновение потомства, передается генетически — факт, казалось бы, трудно объяснимый с помощью классической генетики и эволюции с естественным отбором.

На самом деле, даже неизмененная теория даёт сразу три возможных объяснения. Первое состоит в том, что не исключена «многофункциональность» генов гомосексуализма, обеспечивающая как плодовитость женщин, так и женственность вкусов мужчин.

Во-вторых, возможно, что эти гены рецессивны и проявляются только в состоянии гомозиготы, когда оба аллеля (варианта генов) в двух хромосомах, доставшихся от отца и матери, одинаковы. В том случае, если один из них или тем более оба – доминанты, то проявляется «стандартный вкус». Такой тип наследования характерен, например, для рыжего цвета волос и для многочисленных врожденных болезней. Один рецессивный вариант не несет никакого «вреда», но если ребенок рождается от родителей гетерозигот, у которых признак не проявляется, то есть 25%-ная вероятность, что он будет особенным, например – рыжим.

Конечно, в таком случае рецессивные гены, особенно если они вредные, будут оставаться в генофонде в постоянной «концентрации». Но при изменении условий отбора возможно и другое – гены могут исчезать из генофонда, или наоборот – их встречаемость может увеличиваться . Например, серповидно-клеточная анемия развивается, когда у ребёнка имеются две копии «плохой» версии одного из генов, однако гетерозиготные по этому гену дети не только не страдают от анемии, но и устойчивы к развитию малярии – в отличие от своих братьев, у которых, казалось бы, «плохая» версия полностью отсутствует.

Третье объяснение – антагонистический половой отбор, когда гены, распространяющиеся в популяции, дают преимущество в размножении одному полу по сравнению с другим. Этот вариант входит в современную теорию эволюции и уже наблюдался у насекомых, птиц и даже некоторых млекопитающих.

Как показало моделирование, именно последнее объяснение – единственно верное.

Ученые смоделировали распространение потенциальных генов гомосексуализма и сравнили полученную картину с реальными генеалогическими древами и данными по распространенности гомосексуализма.

Вывод психолога и математиков – реальные данные может объяснить лишь антагонистический половой отбор. При этом в отбор должны быть вовлечены как минимум два гена, один из которых располагается на половой – женской – Х-хромосоме.

Авторы считают, что эти же гены связаны с повышенной плодовитостью женщин и представляют собой способ контроля и поддержания баланса во всей популяции. Если исходить из классической модели, то это справедливо для всей популяции, безотносительно к национальностям и расам.

Грубо говоря, чем больше на планете геев, тем плодовитей женщины, и наоборот.

Более подробного пояснения работы механизма увеличения фертильности Чиани и его коллеги искать не стали. Возможно, самым простым объяснением было бы то, что «гей-гены» всего лишь увеличивают влечение его носителей – будь то сами геи или их матери – к мужчинам. Однако такие рассуждения – пока не более, чем измышления, никаким компьютерным моделированием не подтверждённые. Кроме того, построенная Чиани модель никак не описывает феномен женской однополой любви.

В животном мире гомо- и асексуальность встречаются, в основном, в высокоразвитых колониях наподобие муравьев и пчел, где природа жертвует размножением отдельных особей ради процветания всего вида. В таком случае распространение гомосексуализма — показатель социального развития. В общем, вполне согласуется с частотой встречаемости феномена в разных странах мира.