Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Братья отравляют жизнь

Мальчики опаснее девочек для своих младших братьев и сестёр

Пётр Смирнов 19.05.2008, 17:18

Старшие братья мешают появлению на свет других своих братьев и сестёр. Хотя каждый родившийся ребёнок снижает «качество» других детей, мальчики в этом плане гораздо опаснее. Например, наличие старшего брата снижает рост последующего ребенка на 2,5 см, а вес при рождении – почти на 10%. Что не может не сказаться на выживаемости.

Иметь старшего брата совсем не плохо — есть кому защищать от школьных хулиганов, помогать с уроками, делиться жизненным опытом. Конечно, не всем так везет — кому-то достаются не самые добрые и покладистые старшие.

Научный подход нивелирует психологические противоречия. Ян Рикард и его коллеги из университетов Шеффилда и Глазго доказали, что вне зависимости от отношений в семье рождение мальчика не лучшим образом сказывается на здоровье последующих детей. В своей работе они воспользовались архивными демографическими данными, сохранившимися в книгах церковных приходов Финляндии.

Дополнительных факторов, способных помешать оценке такого феномена, немало: образование и опыт родителей, настроение в семье, уровень жизни и врожденные заболевания. Ученые отсекли большинство этих помех с помощью большой выборки для исследований (несколько тысяч человек из рыбацких и фермерских семей) и смещения в прошлое, когда образ жизни не так сильно сказывался на здоровье (первые используемые данные датируются 1706 годом).

Но главное, что помогло отсеять внешние, поздние факторы, — включение в расчёты родившихся мертвыми и умерших на первом году жизни мальчиков.

Это позволило учесть именно «чистый» биологический эффект от беременности, а не от последующего развития мальчика в семье.

Такое предположение не ново: ещё в конце позапрошлого века врачи заметили, что рождение мальчика обходится матерям значительно «дороже», чем рождение девочек. Цена продолжения мужского рода — большее снижение продолжительности жизни матерей, повышение смертности от инфекционных болезней, а кроме того, ограничение ресурсов, вкладываемых женским организмом в следующего ребенка.

Кроме того, мальчики «паразитируют» гораздо сильней — они быстрее развиваются в утробе, заставляя будущую маму есть гораздо больше, чем при вынашивании дочери, что не лучшим образом сказывается на здоровье. В это же время развивающаяся гормональная система плода подавляет иммунную систему матери. Внутриутробным развитием всё не заканчивается: младенцы мужского пола пьют даже более калорийное молоко.

Этот же феномен известен и в животном мире, и, видимо, за миллионы лет эволюции слабый пол приспособился к таким «тратам»: находящиеся в благоприятных условиях обитания самки, в том числе и человека, больше склонны рожать мальчиков. Эта гипотеза, выдвинутая в 1973 году, носит имена Триверса и Вилларда, и в последнее время получено немало её статистических подтверждений.

Все вышеперечисленные факты были установлены на популяциях нескольких стран, но эффект на последующем потомстве точно описан не был.

Ян Рикард и его коллеги показали, что рождение мальчика сказывается на массе следующего за ним ребенка, а в результате и на росте во взрослой жизни:

рождавшиеся после брата дети были легче на 9% по сравнению с родившимися после сестры.

А во взрослой жизни в среднем ниже на 2,4 сантиметра. Причем эти показатели не зависели от разницы в возрасте между детьми, а также от пола второго малыша.

Хотя это всё чисто количественные показатели, в педиатрии масса ребенка и массо-ростовой индекс исключительно важны — низкий вес при рождении, даже если плод доношен и нормально сложен, сказывается на физическом и умственном развитии, устойчивости к инфекциям — а кроме того, связаны с повышенным риском развития некоторых заболеваний нервной и сердечно-сосудистой систем уже во взрослом состоянии, что было подтверждено раньше.

В другой работе, опубликованной в соавторстве Эндрю Расселом и Вирпи Лумаа, Рикард проследил ещё более отдаленный «эффект старших братьев».

На этот раз «пострадали» ещё не рожденные племянники и племянницы.

Во-первых, у матерей, у которых была старшая сестра, рождалось в среднем 4 детей, по сравнению с показателем 3,6 для тех, у кого был старший брат. Во-вторых, выживаемость на первом году жизни была больше у племянников (племянниц) тёти, а не дяди. Разница в результирующем показателе — «репродуктивном успехе», обозначающем число детей, выращенных до достижения ими самими репродуктивного возраста (за него брались 15 лет), — оказалась и того больше — 1,6 против 2,3.

Впрочем, по современным европейским меркам, где в большинстве стран отрицательный естественный прирост, эти цифры почти трехвековой давности все равно кажутся фантастическими.

Ситуацию усугубляет отрицательное влияние братьев даже в случае разнополых (и, естественно, разнояйцевых) близнецов: у сестер на четверть меньше шансов родить ребенка в будущем — и всё, как предполагают учёные, из-за братских гормонов. Плюс ко всему достоверно более низок уровень IQ и самооценки вторых детей.

Так что если у вас есть старшая сестра — радуйтесь: могло быть и хуже. Впрочем, стоит радоваться и старшему брату — по крайней мере, есть, кому за вас постоять. Возможно, именно так старшие браться и отдают свой «эволюционный долг».