Неандертальцы отравились своими мозгами

Причиной исчезновения неандертальцев мог быть каннибализм в сочетании с губчатой энцефалопатией

Валерий Кривецкий 28.02.2008, 13:16

Неандертальцев погубила привычка лакомиться мозгом своих сородичей, зараженных редким заболеванием, аналогом коровьего бешенства. Как показал британский антрополог, такой сценарий способен объяснить исчезновение многотысячной неандертальской «народности» всего за пару сотен лет.

«Цивилизация» древних неандертальцев была достаточно многочисленна и существовала на территории современной Европы, Западной Азии и Африки в период с 230 до 24 тысяч лет назад. Ученые до сих пор не знают точно, каковы причины тотального вымирания этого вида людей, сосуществовавших с человеком разумным на протяжении десятков тысяч лет.

В качестве таковых в разное время назывались и резкое похолодание, и исчезновение основных объектов охоты этих людей, и конкуренция со стороны человека. Кроме того, долгое время считалось, что неандертальцы были агрессивны и менее склонны к сотрудничеству, чем наши предки кроманьонцы, хотя в настоящее время существуют указания на и достаточно сложную социальную организацию их сообществ, и примитивные верования, и даже — их способность к выработке сложной речи.

Несколько дней назад к публикации в журнал Medical Hypotheses принята статья, автор которой Саймон Андердаун, старший лектор университета Брукс в британском Оксфорде, выдвигает теорию исчезновения неандертальского человека в результате фатального распространения в его социуме заболевания, родственного современному коровьему бешенству. Это заболевание необратимо ослабило и снизило численность популяций, а распространялось, судя по всему, посредством каннибализма, который неандертальцы активно практиковали.

Сам Андердаун в интервью Discovery подчеркнул, что исчезновение неандертальцев с лица Земли – одна из наиболее интригующих страниц в человеческой эволюции, так как они были очень похожи на нас, имели достаточно развитый мозг, который даже превышал по размерам мозг современного человека, были сильны и выносливы.

В своей работе он обратился к истории племени каннибалов форе, обитавшем на территории Папуа-Новой Гвинеи, о котором сохранилось много документальных свидетельств.

Еще в 1999 году стало понятно, что неандертальцы также практиковали каннибализм. Это ясно показала ужасающая находка, сделанная в пещере на западном берегу реки Роны на территории Франции. Обнаруженные останки костей, пролежавшие в гроте примерно 100–120 тысяч лет позволили археологам предположить, что большая группа неандертальцев полакомилась здесь, по меньшей мере, шестью своими сородичами. На это указывают следы от каменного топора и скребка на костях, которые были оставлены древним мясником, очищавшим мясо от костей и выбивавшим из них мозг.

Причины, побудившие неандертальцев употреблять в пищу соплеменников, до сих пор не установлены. Мы не знаем, была ли это банальная потребность в пище или людей ели из ритуальных соображений.

Однако установлено, что подобная практика среди людей форе, не гнушавшихся в прошлом расчленением и употреблением в пищу человеческого мяса, привела к распространению смертельного недуга, практически уничтожившего племя .

Еще в начале прошлого века антропологи, изучавшие жизнь и быт этого племени, стали обращать внимание на тяжелое физическое расстройство, именуемое в настоящее время «куру», которое поражало только высокогорных обитателей Папуа-Новой Гвинеи – народность форе, или форес. К середине столетия это заболевание достигло масштабов эпидемии и унесло жизни более тысячи человек.

Последовавшие за этими событиями исследования показали, что распространение «куру» связано исключительно с практикой поедания соплеменников среди форе, а сама болезнь – не что иное как одна из форм трансмиссивной губчатой энцефалопатии. Этот класс заболеваний включает в себя и пресловутое коровье бешенство.

По предположению Андердауна, трансмиссивная губчатая энцефалопатия может быть распространена на Земле уже не первый миллион лет.

В процессе развития этот недуг вызывает деградацию нервной системы и в особенности головного мозга, который в ходе разрушения тканей приобретает внешний вид губки для мытья посуды, чему и обязан своим названием. Прогрессирующее заболевание на заключительных стадиях сопровождается выраженным умственным расстройством, потерей способности говорить, а затем и полной потерей возможности двигаться.

Андердаун сумел построить модель на базе истории племени форе, согласно которой оценил скорость распространения заболевания через каннибализм и, соответственно, сделал выводы о темпах снижения численности неандертальского населения Земли. Согласно его расчетам, крупное сообщество, состоящее из пятнадцати тысяч неандертальцев, в результате распространения болезни могло сократиться до критического уровня всего за 250 лет.

Если учесть влияние других факторов, осложняющих жизнь, таких как похолодание климата, сокращение пищевых ресурсов, то такое заболевание могло начисто стереть популяцию неандертальцев и за более короткий срок. Кроме того, неандертальцы на поздних этапах своего существования ощущали конкуренцию со стороны человека разумного.

Еще одним усугубляющим фактором является продолжительный инкубационный период заболевания, так что пораженные неандертальцы могли не проявлять признаков болезни в течение длительного времени. Съевшие же инфицированных собратьев также могли еще достаточно долго не ощущать приближения катастрофы. Потому древние люди, вероятно, и не могли установить связь между поеданием себе подобных и странной болезнью, уносящей жизни родственников и соплеменников.

Еще одним путем переноса губчатой энцефалопатии является обмен орудиями труда, который, несомненно, имел место в прошлом, так как уже в наши дни ученые установили, что белки – прионы, являющиеся возбудителями необратимых процессов в организме, могут передаваться даже через медицинские инструменты, прошедшие стерилизацию.

Новая теория исчезновения неандертальцев остается пока умозрительной — никаких указаний на то, что среди них был распространен недуг, подобный губчатой энцефалопатии, нет. Однако гипотеза уже получила поддержку Ника Бартона, директора оксфордского Института археологии, который согласился с необходимостью переосмысления и более детального изучения процесса вымирания неандертальцев и поиска новых доказательств критической роли в этом каннибализма.