«Прикажите нас выпустить из аэропорта!»

13-летний сирийский мальчик просит Путина вмешаться в судьбу их семьи

Елизавета Маетная 13.11.2015, 09:43
Shutterstock

13-летний Рэнас из семьи сирийских беженцев, которые уже два месяца живут в транзитной зоне аэропорта Шереметьево, дожидаясь решения своей дальнейшей судьбы, написал письмо президенту Путину. В нем мальчик просит его о помощи. «Мы приехали в вашу страну, потому что хотели спокойно жить, не просыпаться ночью от звука бомб и не бежать в бомбоубежище, — сообщает Рэнас президенту. — В России живет наша семья. Я не понимаю, почему мы не можем выйти на улицу».

«Уважаемый президент! Моя мама сказала мне, что вы можете все и что все вас слушают. Поэтому я хочу попросить вас: помогите мне, моим братьям, маленькой сестренке Лавин и родителям и впустите нас в вашу страну. Моя тетя ждет нас в Самаре. Там уже все готово — комната для нас и игрушки. Там ждет нас наш маленький двоюродный брат, которого мы еще не видели, а мы сидим на полу в транзитной зоне аэропорта», — написал 13-летний Рэнас президенту Путину (его обращение есть у «Газеты.Ru»).

В Москву 40-летний Хасан Абдо Ахмед, его жена Гуля (ей 36 лет, родом из Казахстана) и четверо детей — 13-летний Рэнас, восьмилетний Ровим, семилетний Ливан и трехлетняя Лавин — прилетели 10 сентября. Приглашение им сделал брат Гули из подмосковного Орехово-Зуева, а в Самарской области их ждала ее сестра Тамара — у нее свой дом и небольшой бизнес. Визу получили в российском посольстве в Ираке, обратные билеты у них были на 20 сентября. У всей семьи двойное сирийско-иракское гражданство.

Но возвращаться назад они не собирались — первым делом при пересечении границы семья попросила убежища в России.

Хасан родом из сирийского города Африны, это на юго-западе страны, территория контролируется сейчас боевиками. У него там остались родственники — недавно под бомбежками ранило его сестру, она осталась без глаза, пострадали ее дети. Хасан с семьей жил в Ираке, в городе Эрбиле — это столица Иракского Курдистана, прифронтовой город, еще летом сообщалось, что он стал военной базой для подготовки боевиков ИГИЛ (организация запрещена в России). У них был свой дом, машина, Хасан работал в редакции.

«Игиловцы совсем распоясались и уже ко многим приходили: красивых девушек в рабыни забирали, детей отнимали, тех, кто сопротивлялся, убивали, — вспоминает Гуля. — Если у соседей скрипела калитка, первым делом думали о плохом, что и за нами пришли, а потом до утра заснуть не могли. Было очень страшно, но боялись мы больше за них, поэтому решили детей спасать: ничего даже продать не успели, бежали с горсткой вещей. Как только получили визы, сразу купили билеты и полетели к сестре».

В Шереметьеве их задержали пограничники и заявили, что паспорта поддельные, их обвинили в незаконном пересечении границы. «19 ноября по этому поводу будет суд», — сообщила «Газете.Ru» адвокат семьи беженцев Роза Магомедова. По закону им теперь грозит крупный штраф (до 200 тыс. руб.) или лишение свободы на срок до двух лет.

А до этого был другой суд, в Химках. Прокурор требовал отправить их в СИЗО, но судья под залог в 50 тыс. руб. разрешила им остаться в транзитной зоне аэропорта.

«Они там спали сначала на картонках, подложив под голову сумки, потом мы с мужем срочно приехали и передали им надувные матрасы, — рассказывает Тамара, сестра Гули. — Дети заразились вшами — их держали в закрытом помещении, как в тюрьме. Переболели простудами. Мы просили отдать нам хотя бы малышку Лавин, она не понимает, почему нельзя выйти на улицу, поиграть с другими детьми, но нам не разрешили. Еда в аэропорту дорогая очень, они сейчас, считай, проедают последние деньги, которые с собой привезли».

В убежище им отказали — после этого Гуля в тяжелом состоянии оказалась в больнице. «У нее упало давление, дергался глаз, врач сказал, что это от сильного стресса и что ей нужен психолог. Но а в каком состоянии она будет, когда они уже два месяца в подвешенном состоянии находятся? — говорит Тамара. — Следователь им так и говорит: вы не в России сейчас, а на небе».

13-летний Рэнас так описывает их нынешнюю жизнь президенту Путину: «Это место, где люди ждут своего самолета и проводят тут час или два, а мы здесь живем почти 60 дней. Тут очень шумно и холодно. Постоянно кто-то проходит мимо, заглядывает к нам, делает фото и удивляется, как мы можем тут жить. Мы получили воду, еду, одежду и игрушки от добрых людей. И мы очень благодарны за эту помощь, но мы хотим уже выйти из аэропорта.

Нам очень хочется выйти на улицу — побегать, поиграть в мяч, подышать свежим воздухом. Мне мама сказала, что мы в России будем кататься на санках и лепить снежную бабу. Я так обрадовался и так жду снега. Но пока могу его посмотреть лишь через окно аэропорта.

Я хочу снова пойти в школу. Я скучаю по урокам математики и даже по домашним заданиям. Я хочу, чтобы моя сестра Лавин могла поиграть с другими девочками, нашла подружек. И я хочу, чтобы моя мама больше не плакала! Я знаю, что она очень переживает и боится, хотя пытается это скрыть от нас, — написал мальчик. — Владимир Владимирович, я не понимаю, почему мы не можем выйти на улицу и почему столько дней нам надо сидеть на этих матрасах. Почему у нас забрали паспорта и мы не можем поехать к тете. Мы приехали в вашу страну, потому что хотели спокойно жить, не просыпаться ночью от звука бомб и не бежать в бомбоубежище. Мы приехали в Россию, потому что здесь живет наша семья. Пожалуйста, помогите нам! Прикажите отпустить нас из аэропорта. Я знаю, что вы можете все!»

Комитет «Гражданское содействие», который помогает беженцам, отправил официальный запрос в сирийское министерство иностранных дел и дел экспатриантов, чтобы там подтвердили или, наоборот, опровергли подлинность выданных паспортов Хасана, его жены и детей. Ответ пришел из Сирии на официальном бланке. «Управление иммиграции и паспортов в городе Дамаске настоящим признает и уведомляет о том, что паспорта, указанные ниже, были выданы управлением иммиграции и паспортов в городе Хаме 24 декабря 2014 года... и управление иммиграции не возражает против выезда владельцев данных паспортов в любую страну», — написано в нем.

Тамара, сестра Гули (всего их, кстати, в семье шестеро — пять сестер и брат; родители живут в Казахстане), создала петицию, в которой попросила отпустить их из аэропорта. «Как страна, которая участвует в военной кампании в Сирии, может отказывать в помощи сирийским беженцам? — спрашивает Тамара. — Как может так жестоко обращаться с людьми, которые спасаются от бомб в своей стране? Владимир Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров постоянно заявляют о том, что мы «должны помогать сирийскому народу». Почему никто тогда не обращает внимания на судьбу Гулистан, ее мужа и их детей?» Под этой петицией уже стоит больше 82 тыс. подписей.

Глава ФМС Константин Ромодановский, которому было адресовано это послание, заявил, что повторно рассмотрит их заявление после того, как суд решит, законно или нет они пересекли границу.

МИД России в курсе ситуации, в которой оказалась семья Хасана. «Безусловно, факт очень печальный, что люди были вынуждены, видимо, пересечь нелегально границу и использовать при этом поддельные документы. Это является нарушением российского законодательства, поэтому к ним применены соответствующие меры», — сказала две недели назад официальный представитель ведомства Мария Захарова. В Кремле тоже в курсе истории «заложников транзитной зоны». «К сожалению, семья пыталась пересечь российскую границу по поддельным документам, — так комментировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. — Беженцы редко пересекают по поддельным документам, в этом случае сложно установить их личность. С этим связано такое промедление. Там процедуры все выполняются».

Львиная доля беженцев, бежавших от ИГИЛ из Сирии, находится в Турции, Ливане, Иордании, Ираке и Египте. По данным Amnesty International, Ирак принял 3 млн человек, Турция — 1,9 млн, Иордания — 650 тыс., Германия — 98 тыс., а Швеция — почти 65 тыс. человек. Россия, которая уже полтора месяца ведет в Сирии военную операцию, помогая президенту Сирии Башару Асаду, приняла, по данным ФМС, около 2 тыс. беженцев.