Кого слушает президент

Кто воюет в Сирии

Сколько людей и оружия по обе линии сирийского противостояния

Владимир Дергачев, Андрей Винокуров, Елизавета Маетная 01.10.2015, 00:53
Homs Media Centre/AP

За время гражданской войны баланс сил в Сирии постоянно менялся, а карта контролируемых разными группировками территорий давно напоминает лоскутное одеяло с отсутствием четкой линии фронта. Сейчас силы Башара Асада и его союзники из «Хезболлы» ведут борьбу с разнообразными группировками светских и исламистских повстанцев. Другая сторона — воюющий против всех ИГИЛ, захвативший больше половины страны.

Еще одной стороной конфликта стали курды, фактически создавшие на севере страны автономное государство. «Газета.Ru» разбиралась в соотношении сил разных сторон конфликта.

Сирийская армия и ее союзники

В марте 2011 года подростки в сирийском Дераа нанесли на стену антиправительственный лозунг. Полиция задержала их, а потом избила в участке. В ответ местные жители пошли громить правительственные учреждения, на что власть ответила расстрелом демонстрации. Трагедия закончилась десятками жертв. С этого началось крушение режима Башара Асада и распространение протестов по всей Сирии. Сбежавшие в Турцию генералы сирийской армии основали Свободную сирийскую армию (ССА) — это положило начало гражданской войне, в которой, по приблизительным оценкам, погибли около 200 тыс. человек и около 10 млн человек стали беженцами.

Война в Сирии тесно завязана на этноконфессиональном вопросе. Представителем правящей алавитской секты — ответвления шиитского ислама — является президент страны Башар Асад. Алавитов на момент начала войны было около 10% населения страны. Большинство же сирийцев — около 75% — придерживаются суннизма.

Асад на сегодня контролирует около 17% территории, в основном прибрежной — густонаселенного запада страны. Эти территории занимают в том числе регионы компактного проживания алавитов. Правительственные войска держат фронт вдоль линии, проходящей по Дамаску, Хомсу, Алеппо и до Латакии.

Части лоялистов состоят из армии, военно-морского флота, ВВС, сил воздушной обороны и нескольких военизированных формирований. По конституции, президент Сирии является верховным главнокомандующим ВС.

Сухопутные войска состоят из трех армейских корпусов, трех отдельных дивизий и Республиканской гвардии. Как и в Российской армии, мужчины-срочники служат с 18 лет, в ходе конфликта под мобилизацию попали мужчины от 18 до 50 лет. К 2014 году — за четыре года с начала гражданской войны — численность сирийской армии упала более чем вдвое: с 325 тыс. до 150 тыс. солдат — главным образом из-за смертности, дезертирства и уклонений (особенно со стороны суннитов). Еще 60 тыс. бойцов входят в гвардию.

Также несколько десятков тысяч бойцов в совокупности есть у алавитской милиции и союзников Асада из ливанской шиитской группировки «Хезболла» (в ряде стран признана террористической). Еще около 50 тыс. составляет общая численность курдских военизированных отрядов. Все они вооружены слабее, чем сирийская армия.

ВС Сирии имеют на вооружении в основном советскую технику: на начало войны — около 4700 танков (Т-55, Т-72), 3 тыс. артиллерийских орудий, до 4 тыс. БМП и БТР. Такие цифры приводит военный эксперт Александр Храмчихин. Большая часть этой техники (а также около трети авиапарка из штурмовой авиации и вертолетов) была уничтожена или осталась ремонтонепригодной в ходе войны.

Противники, в основном радикальные исламисты ИГИЛ и филиала «Аль-Каиды» — «Аль-Нусра» (все они запрещены в России), теснят правительственные войска на большинстве фронтов. Трудности лоялистам создает и сам характер партизанской войны, поддерживаемой суннитским большинством.

«Ситуация становится для Дамаска откровенно безвыходной. Никаких шансов на победу без полномасштабной иностранной помощи (не только оружием и боеприпасами, но и войсками) у Асада нет», — объясняет Храмчихин.

Эксперт указывает на истощение людских и технических ресурсов лоялистов. По его мнению, распыление сил на охрану объектов и коммуникаций приводит к дальнейшей потере людских и экономических ресурсов.

Экономика Сирии давно в руинах. Дамаск потерял в ходе войны все крупные месторождения нефти, промышленные цепочки в стране разорваны, и власти выживают во многом только благодаря внешней помощи со стороны Ирана, России, КНР и КНДР. Эти же страны помогают Сирии, не имеющей серьезного ВПК, — поставками оружия. Гуманитарную помощь также посылают Ирак, Алжир и Венесуэла.

ИГИЛ, запрещенный в России

«Исламское государство Ирака и Леванта» было частью «Аль-Каиды» и на сегодня контролирует огромную часть Сирии и значительную часть Ирака. Столица квазигосударства и самой грозной террористической группировки в мире из когда-либо существовавших находится в сирийском городе Ракка.

В представлении критиков политики США в регионе, появление ИГИЛ стало реакцией на американскую кампанию в Ираке — тогда группировка называлась «Аль-Каидой в Ираке», чей лидер Абу Мусаб аз-Заркави присягнул бен Ладену. Аз-Заркави был уничтожен в середине 2000-х авиаударом, однако на подходе уже было новое поколение исламистских лидеров. Из одной из таких тюрем вышел будущий лидер ИГИЛ — самопровозглашенный халиф Абу Бакр аль-Багдади.

В ходе «арабской весны» группировка воспользовалась хаосом в Сирии, захватывая восточные провинции. Во время войны она окончательно отмежевалась от «Аль-Каиды». Также ИГИЛ смог захватить значительную часть Ирака на фоне преследования суннитов центральным правительством Ирака, которое находилось под контролем шиитов. В частности, ИГИЛ серьезно укрепился за счет бывших офицеров Саддама Хуссейна, в основном суннитов, которые оказались не у дел при новой власти. Тренированная американскими инструкторами армия Ирака дрогнула перед волной боевиков ИГИЛ и буквально развалилась в 2014 году, отдавая радикалам город за городом. В 2014 году ИГИЛ сократил название до «Исламского государства» — свои территории он называет халифатом.

«Аль-Каида» была исламистской группировкой, настроенной на свержение светских режимов мусульманскими повстанцами. ИГИЛ же ставит перед собой более радикальные задачи — создание «очищенного от примесей» главного в мусульманском мире суннитского исламского государства с наиболее радикальной в мире формой шариата с казнями и телесными наказаниями за малейшую провинность. В рамках задачи по построению глобального халифата ИГИЛ претендует на территории от Персидского залива до Восточного Средиземноморья.

Поэтому неудивительно, что боевики группировки ведут войну со всем миром и даже с бывшими единомышленниками из «Аль-Каиды».

ИГИЛ помогает активная агитация по всему миру: десятки тысяч иностранцев со всех концов земного шара вербуются сторонниками халифата, главным образом посредством интернета. Боевики организации активно распространяют жестокие ролики с терактами, казнями и пропагандой, привлекающие сторонников со всего мира.

На захваченных территориях боевики имеют подобие гражданской администрации, регулирующей финансовые потоки и насаждающей радикальные формы шариата с массовыми казнями. Захват нефтеносных районов Ирака и Сирии, а также разграбление этих территорий позволяет ИГИЛ зарабатывать миллиарды на демпинге контрабандной нефти в Иорданию и Турцию — в отличие от «Аль-Каиды» простое перекрытие банковских счетов не сильно ударит по группировке.

ИГИЛ даже выпускает собственную валюту — золотой динар, серебряный дирхем и медный филс.

Данные о численности экстремистской организации, по разным оценкам, варьируются — от 20 тыс. боевиков до более 100 тыс. Глава ФСБ России Александр Бортников в прошлом году оценил их численность в 30–50 тыс. человек. Они имеют тяжелое вооружение, захваченное на складах иракской и сирийской армий, а также активно используют технички — специально оборудованные пулеметами и минометами гражданские пикапы.

Оппозиция Асаду: светские и исламские крылья

Основной боевой силой сирийской оппозиции является Свободная сирийская армия. Датой ее основания считается 2011 год. Основой ее организации стали дезертировавшие офицеры сирийской армии. Их официальная цель — «уничтожить систему и режим Асада». Вскоре после своего создания организация слилась с Движением свободных офицеров. СМИ писали, что примерно 90% армии составляют сунниты, небольшая часть — алавиты. Считается, что примерно 15% армии — курды.

Свободная сирийская армия ставит себе целью быть основным «военным крылом» сирийской оппозиции. На начало лета ее численность оценивают от 45 тыс. до 60 тыс. военнослужащих. По словам самих оппозиционеров в СМИ, они вооружены автоматами АК-47, пулеметами Дегтярева и РПГ-7. Особенно Свободная сирийская армия переживает отсутствие поддержки с воздуха. Из-за этого они не могут полноценно противостоять правительственным войскам. Согласно другим данным, у оппозиционеров есть и другие виды вооружения (винтовки М-16, армейские универсальные винтовки, дробовики и т.д.). Также, согласно видеороликам, посвященным действиям Свободной сирийской армии, ополченцы обладают и тяжелой техникой, захваченной у правительственных войск.

По разным данным, в 2013 году некоторые бригады ССА переходили в том числе на сторону «Исламского фронта». ССА считает ИГИЛ своим врагом, так как он насаждает свою экстремистскую идеологию на территориях, которые захватывает, а также похищает и убивает других членов оппозиции.

Известный журналист Роберт Фиск ставит под сомнение само существование ССА как единой военной группировки. По его мнению, ее просто не существует.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров в разговоре с «Газетой.Ru» заявил, что ССА во многом задумывалась как сетевая структура, занимающаяся снабжением разных бригад, и «костяк до сих пор остался».

По его словам, у оппозиции есть проблемы с артиллерией и воздушными силами, у «Асада воздушные силы хорошие или плохие, но есть».

Также в СМИ высокую численность дают так называемому «Исламскому фронту» — примерно 45 тыс. Он образован из семи исламских группировок в ноябре 2013 года. Его цель — свержение режима Асада и построение исламо-ориентированного государства. Ряд СМИ говорят о похожести взглядов «Исламского фронта» и «Аль-Каиды».

Другой игрок в регионе — радикальная салафитская (и запрещенная в России) группировка «Джебхат ан-Нусра» («Фронт победы») — связан с исламистами «Аль-Каиды». Боевики совершают теракты и атакуют войска Асада с целью построить сирийский эмират и «очистить Сирию от алавитов и христиан». Численность группировки, по разным оценкам, составляет от 6 тыс. до 10 тыс. человек, неплохо подготовленных, особенно на фоне слабой и разрозненной светской оппозиции. Треть из них составляют наемники из мусульманских стран и европейских диаспор. «Фронт» воюет не только с лоялистами, но и с ИГИЛ.

Военные эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», считают, что если Асаду и нужно помогать, то делать это нужно было раньше и большими средствами, чем сейчас.

«Я бы такое решение (о военной помощи Сирии) принял еще полгода назад, — говорит экс-главком ВВС Владимир Михайлов. — В таких вопросах опаздывать очень нехорошо. И во главе угла должны быть штурмовики, а при необходимости нужно использовать бомбардировщиков, когда речь идет о площадных целях».

«Разведка нужна не только самолетами, а лучше беспилотниками, — добавляет председатель комитета по обороне Госдумы адмирал Владимир Комоедов. — Вертолеты тоже нужны, потому что там, где похуже сработает штурмовик, получше сработает вертолет. И наоборот».

Президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков сказал «Газете.Ru», что Дамаск сейчас нуждается в оружии, боеприпасах и нефтепродуктах.

«Точек, которые нужно бомбить, сотни. И главное, что сейчас нужно, — это помочь оружием и боеприпасами, грузить их на сухогрузы и везти туда. Причем вполне сгодится и старое вооружение, оно там тоже будет эффективным».

«У ИГИЛ авиации, к счастью, пока нет, — добавляет Михайлов. — Зато у наших летчиков после этой кампании накопится боевой опыт».

Второе, чем нужно помочь, — это специалистами, говорит Сивков. «Сирийская армия в значительной степени дезорганизована и дезориентирована, и, чтобы восстановить ее боеспособность, нужно не 500–1000 специалистов, а гораздо больше, чтобы обучить тех же сторонников Асада, — поясняет военный аналитик. — И, конечно, если уж действительно помогать, то не обойтись без добровольцев. И контингент должен быть 30–40 тыс. человек, тогда это будет реальная помощь.

Желающие поехать, не сомневаюсь, найдутся».

Из-за пестроты сил, противостоящих Асаду, пока не ясны окончательные цели России в регионе. Москва заявила целью борьбу с ИГИЛ.

В среду вечером пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Москва будет поддерживать президента Сирии в борьбе против ИГИЛ и других экстремистов. На вопрос же, относится ли это к так называемой Свободной сирийской армии, воюющей против войск Асада, Песков ответил вопросом на вопрос: «А она есть — эта «Свободная армия Сирии», она существует? Подавляющее большинство их разве не перешли на сторону ИГИЛ? Существует абсолютно противоречивая информация насчет этой вот так называемой армии».