Кого слушает президент

Коми в шоке

Расследование «Газеты.Ru» из Республики Коми, которая осталась без руководства

Владимир Дергачев (Сыктывкар) 26.09.2015, 21:04
Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер (справа) перед рассмотрением ходатайства следствия об аресте... Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер (справа) перед рассмотрением ходатайства следствия об аресте по делу об организации преступного сообщества и мошенничестве в Басманном суде

Республику Коми, где ранее арестовали губернатора Вячеслава Гайзера, его зама, вице-премьера и спикера парламента, потрясло новое событие. Мэра Сыктывкара Ивана Поздеева отправили в изолятор временного содержания. Корреспондент «Газеты.Ru» на месте разбирался, почему региональные власти оказались под столь масштабной опалой, что думают о глобальной «зачистке» в самой республике и чем дело кончится.

Здание мэрии, плотный мужчина в черной кожанке кричит по телефону: «Да вы достали уже! Мне нужно завершить строительство и получить бумаги! Ах, не встретитесь здесь?! Так встретимся в суде. Да у вас тут всех посажали, а оставшиеся некомпетентны».

Всю последнюю неделю никто не мог найти мэра Поздеева, еще до выборов ходили слухи о его аресте. В четверг четыре его зама отказались комментировать ситуацию. А уже в пятницу стало известно, что главу города арестовали и поместили в ИВС.

Мэр Сыктывкара Иван Поздеев
Мэр Сыктывкара Иван Поздеев

В городе говорят, что машина за Поздеевым приехала чуть ли не ночью, однако официально его дело не будет частью расследования уголовного дела группы Гайзера. Главе горадминистрации вменяют махинации с земельными участками в регионе. В ИВС к Поздееву сходили члены регионального ОНК, однако с правозащитниками он встречаться отказался.

Впрочем, дело Поздеева меркнет на фоне ранее произошедшей облавы на команду губернатора Гайзера.

«Кооператив Комисоцбанк»

Аэропорт Домодедово. Интеллигентного вида седоватый мужчина в очках уверенной походкой идет к зоне паспортного контроля. В руках у него билеты на Сейшельские острова. С ним должна лететь его старая знакомая. Однако границу мужчина пересечь не успел — в последний момент его задержали оперативники ФСБ.

Примерно так описывают источники «Газеты.Ru» задержание губернатора Коми Вячеслава Гайзера. Вскоре он узнал, что его вместе с окружением официально признали организованной преступной группировкой. А соратники, задержанные по всей стране, уже дают на него показания. Спутницей губернатора оказалась ректор Сыктывкарского государственного университета и экс-спикер Госсовета Коми Марина Истиховская. Она и сейчас бьется за своего друга, хотя с нее уже взяли подписку о неразглашении. По совокупности обвинений Гайзеру светит пожизненный срок.

Среди арестованных самые влиятельные люди республики — замгубернатора Алексей Чернов, вице-премьер Константин Ромаданов, спикер Госсовета Игорь Ковзель, экс-сенатор от Коми Евгений Самойлов, а также авторитетные коммерсанты Веселов, Бондаренко и Зарубин (последний арестован заочно). Часть из них обжалуют приговоры, другие, как Самойлов, уже дают показания.

Обыски прошли в Коми, Санкт-Петербурге и Москве. Следователи нашли документы на офшорные компании на Кипре и Сейшелах и утверждают: группировка, отмывавшая бюджетные деньги через офшоры, существовала с 2006 года, еще когда Гайзер был министром финансов республики. Вменяемый ущерб составляет миллиарды рублей. По версии следователей, власти выдавали льготные кредиты в госпредприятия, которые затем отмывали через офшоры. Среди объектов: лесопильно-деревообрабатывающий комбинат, гостиницы «Югор» и «Авалон», птицефабрика «Зеленецкая», молочный завод и хлебокомбинат.

Официально главой преступного сообщества считается Гайзер. Но «серым кардиналом» Коми все называют авторитетного предпринимателя и бывшего мужа певицы Лолиты Милявской Александра Зарубина. Он единственный из фигурантов дела Гайзера успел скрыться за границей.

«Можно предполагать, что первую скрипку в схемах играли замгубернатора Чернов и Зарубин. Гайзер, как и бывший губернатор Владимир Торлопов, их ставленник. Показательно, что единственным из всей группы за границей смог скрыться Зарубин. Получается, его связи самые обширные», — говорит член правления «Мемориала» Эрнест Мезак.

Экс-зампред «Реновы» Зарубин считался проводником интересов ее основателя Виктора Вексельберга в регионе. Однако группа компаний после скандальных арестов от Зарубина быстро открестилась, заявив, что с 2009 года не имеет с ним дела. По данным СПАРКа, Зарубин был в благотворительном фонде «Ренова» по состоянию на 3 марта 2011 года. Говорят, в последние годы у него были натянутые отношения с Вексельбергом. Якобы он сам претендовал на господство в регионе, выстраивая свои финансовые схемы через политические связи.

«Золотых батонов не было»

Зарубин, уроженец украинского Фастова, в молодости имел судимость за кражу сумочки и «пиратствовал» на сыктывкарском видеорынке. Путевку в жизнь ему дал в 1990-х годах Владимир Торлопов, тогда первый зампред совета министров РК по соцвопросам. В 1994 году он работал в Коми социальном банке. Позже он стал председателем правления этого банка. Из банка он перешел в Пенсионный фонд РФ, где дослужился до и.о. зампреда и обзавелся связями на федеральном уровне.

Зарубин быстро перерос Торлопова и фактически привел его в кресло губернатора, став его «серым кардиналом».

Гайзер был преемником Торлопова на посту губернатора. Сначала он был министром финансов, а в 2010 году по представлению президента Дмитрия Медведева стал губернатором. В 2014 году его назначит и.о. Владимир Путин.

Выборы в 2014 году без серьезной альтернативы Гайзер выиграл, набрав почти 80% голосов.

Гайзер также поработал в Комисоцбанке. Эта структура стала инкубатором для многих фигурантов нынешнего уголовного дела, за что местные называют элиты региона «кооперативом Комисоцбанк».

Другой известный «птенец Комисоцбанка» — сыктывкарский авторитетный бизнесмен Валерий Веселов, он тоже теперь фигурант уголовного дела.

Журналист Сергей Сорокин, написавший серию расследований «Зарубинкорпорейтыд» в местной газете «Красное знамя», говорит, что Веселов проходил в оперативных разработках как один из лидеров ОПГ «Айвенго», а Коми социальный банк значился их донором. Группировка канула в Лету в конце 1990-х годов, но связи остались. Сама «Айвенго» превратилась в ЧОП, занимавшийся захватом собственности. Потом Веселов стал советником Зарубина и Гайзера. С этим кланом будет связан и другой фигурант дела Гайзера — авторитетный бизнесмен Юрий Бондаренко.

И Бондаренко, и Веселов считаются силовым крылом группы Гайзера.

Следующим важным игроком в регионе стал бывший помощник режиссера «Ленфильма» Алексей Чернов. Питерский коммерсант из команды Зарубина постепенно перерос своего патрона по степени политического влияния и дослужился до поста замгубернатора. Он работал в связке со спикером Игорем Ковзелем, своим питерским однокурсником.

Арестованный зампред правительства Константин Ромаданов, по мнению Сорокина, — главный бенефициар офшорных схем. Он контролировал потоки денег из ЖКХ и теплосетей. Источники рассказывают, что когда чиновники приглашали в долю бизнесменов, те сразу спрашивали, есть ли в схеме Ромаданов и Чернов. При положительном ответе они всегда отказывались — слишком опасно.

«Золотых батонов в Коми не было, никто не гонял с кортежами и на бизнес-джетах не летал. Вот только Ромаданов входил в топ-10 богатых чиновников России по версии Forbes», — объясняет один из местных журналистов.

Миллиард от «Сбера»

Гайзер, считает Сорокин, скорее обеспечивал административное прикрытие схем, но не был главным их инициатором. Петля вокруг Гайзера и его группы медленно сжималась в последние годы. В 2011 году Сбербанк безуспешно пытался выбить миллиардный кредит из обанкротившегося Сыктывкарского лесопильно-деревообрабатывающего комбината и «Лескома». Именно Гайзер на посту главы Коми под свое поручительство обеспечил коммерсанту Веселову более чем миллиардный кредит в Сбербанке.

«Бывший бандит из ОПГ «Айвенго» Веселов пришел к интеллигентному очкарику Гайзеру и потребовал у него миллиард. Вы видели Веселова, его буравящий взгляд? Такому человеку из прошлого сложно отказать — в 1990-х годах он работал охранником и водителем, а потом сам занялся «делом», — рассказывает Сорокин.

В своих расследованиях Сорокин писал, что сменщиком Гайзера мог бы стать Игорь Васильев, представитель Коми в Совете Федерации и аудитор Счетной палаты, он считается чекистом и однокурсником Владимира Путина по ЛГУ. «Видимо, на стол президенту легли папки про Гайзера и Васильева, но он выбрал Гайзера», — полагает Сорокин.

В 2013 году появились новые сигналы по разработке окружения Гайзера. Экс-руководителя Агентства Коми по управлению имуществом Владимира Беляева объявили в международный розыск, дело вела ФСБ.

Прошлой осенью после ареста за мошенничество депутата Госсовета Коми Акифа Саядова местные чиновники не на шутку испугались, утверждают источники. А глава информполитики администрации Марущак даже пытался создать правозащитную группу для борьбы за права чиновников.

Личный борт ФСБ

Из Москвы в Сыктывкар Гайзера доставил борт ФСБ. Аэродромная полоса находится в центре города и перерезает его надвое — раньше власти хотели перенести его за город, но на проект не хватило денег.

При обысках в рабочем кабинете Гайзера следователи торжественно показали золотую ручку и коллекцию дорогих часов, вызвав чувство дежавю после ареста сахалинского губернатора Александра Хорошавина. Следователи заявили, что одни из часов Гайзера стоят $1 млн. Адвокат главы Коми позже назвал часы губернатора «подарком друзей для коллекции».

Источник в окружении Гайзера называет показанную коллекцию «ерундой для пропаганды по телевизору». Документы же на самолеты, найденные следователями в кабинете, по его мнению, могут относиться не к желанию купить частный джет, а к договоренностям с «Комиавиа» по налаживанию региональных авиаперевозок.

У некоторых чиновников чувствуется обида на федералов из-за масштабной облавы и «полоскания» ее по центральным каналам. «Вот, например, ЖК «Калейдоскоп»: по телевизору говорят, что стройку лично курировал Гайзер, а теперь всех кинули и недостроили. Так он к ней отношения вообще не имел, это были московские девелоперы. А у нас город маленький, все всё знают», — возмущается враньем один из чиновников на условиях анонимности.

Некоторые местные жители тоже считают оперативные видео «показухой», поскольку Гайзер в Сыктывкаре не пользовался репутацией человека, склонного к роскошной жизни напоказ.

«Если и ворует, то он очень скромный. Мои кавказские друзья мне удивленно пишут, как он шел по улице без охраны и броневиков. А был бы кортеж — до сих пор бы руководил своей ОПС», — иронизирует правозащитник Мезак.

По словам главы пресс-службы губернатора Романа Квашнева, Гайзер часто ходил без охраны пешком.

«Люди говорят, что пересекались с ним в магазинах. Сопровождение губернатора два-три года назад было отменено, охранников не было, а был помощник, который помогал с документами. Жил он в квартире», — перечисляет Квашнев. Мезак вспоминает, что в последний раз видел Гайзера выгуливающим маленькую собачку.

Премьер-министр республики Владимир Тукмаков говорит, что более 20 лет работал с губернатором и «собрал картину о его личных качествах, о его надежности и умении выполнять те обещания, которые он давал, и достигать поставленные цели».

Важный фактор хорошего отношения федералов к региональным властям помимо политической стабильности — экономика. По мнению профессора МГУ регионалиста Натальи Зубаревич, она у Коми на неплохом уровне. По безработице цифры с зимы даже улучшились — с 7% она упала ниже 6%.

Негативных сигналов от Москвы по вопросами экономики региональная власть не получала, подтверждает Тукмаков: «Были вопросы в тех проектах, которые реализуются не так, как хотелось, — это переселение из ветхого и аварийного жилья, но «сигналов» от федерального правительства не было. В экономике критических процессов нет. Есть проблемные предприятия, например «Интауголь», где мы пытаемся помочь со стабильной работой, в том числе с поиском рынка сбыта. В целом экономика работает в стабильном режиме, мы наблюдаем незначительный рост промышленного производства к прошлому году».

После ареста Гайзера и его окружения многие эксперты проводили параллели с арестом сахалинского главы Хорошавина, считалось, что он пал жертвой борьбы «Роснефти» и «Газпрома» за недра. Однако в Коми эта борьба еще в нулевых закончилась поражением администрации при губернаторе Торлопове — «ключи» к недрам принадлежали федеральным властям, НДПИ уходил по большей части в Москву, а корпорации без проблем перерегистрировали офисы в других регионах.

«Единственный канал давления на нефтяников — экология, корпорации платили Желтому дому, так тут называют здание, где сидит губернатор, за заминание историй с разливами», — говорит один из собеседников в городе.

Обезглавленная республика

В Желтом доме тихо и пусто, множество сотрудников из госструктур региона после облавы внезапно ушли в отпуска. Глава пресс-службы губернатора Роман Квашнев показывает приемную губернатора — аквариум у стены, горшки на подоконнике, тюлевые занавески — показной роскоши здесь не видно. Следователи запечатали дверь рабочего кабинета.

«Но «обезглавленности» республики, как говорят в прессе, нет, схема здесь такая же, как на уровне страны. Есть высшее должностное лицо — глава Республики Коми, а есть правительство, которое ведет хозяйственную деятельность при нем и в его отсутствие. Например, если президент летит в отпуск, страна же не становится «обезглавленной»? Теперь в ближайшее время будет назначен исполняющий обязанности губернатора», — говорит Квашнев.

Квашнев не комментирует, почему, по заявлениям следователей, Гайзер и его окружение оказались преступной группировкой, сославшись на то, что до решения суда «некорректно» называть подозреваемых «бандой».

«Если это с 2006 года происходило, то где тогда были следственные органы, почему это не было сказано?» — спрашивает он.

Суровая, но притягательная природа Коми, затерянная в дремучих лесах, болотах и реках и богатая нефтью и газом, ярко контрастирует с подчеркнутой бедностью Сыктывкара, региональной столицы. Мимо деревянных покосившихся хибар и советских кирпичных малоэтажек с осыпающейся облицовкой едем посмотреть объекты, которые, по версии следствия, заинтересовали группу Гайзера. Это лесопильный комбинат, гостиницы «Югор» и «Авалон», птицефабрика «Зеленецкая», молочный завод и хлебокомбинат.

В «Авалоне» и «Югоре» уверяют, что обысков у них не проводилось.

«Информацию про офшорные махинации мы так же, как и все, прочитали в интернете. Подтвердить данный факт не можем, и, по нашим данным, это не соответствует действительности», — говорит юрист «Авалона» Татьяна Станиславовна.

На лесопильном комбинате мы разминулись с машиной полиции. На КПП мрачная охрана в камуфляже. На вопросы о связях с Гайзером глухо отвечают: «Где мы, а где Гайзер, комментариев тут никто не дает».

Зачищенное политическое поле

10 декабря 2011 года в Сыктывкаре на волне массовых протестов против фальсификаций на выборах в Госдуму прошел митинг «За честные выборы» — в регионе ЕР получила 58%. На протесты вышли несколько сотен человек — серьезное число по меркам 250-тысячного Сыктывкара. Однако администрация города запретила проведение митинга на Стефановской площади, выключила освещение и пригнала к месту снегоочистительную технику при отсутствии снега. В темноте полиция жестко паковала протестующих в автозаки.

Важным фактором, который, казалось бы, должен обеспечить губернатору безоблачное политическое будущее, были беспроблемные победы «Единой России» на выборах всех уровней.

13 сентября этого года партия власти также набрала 58% голосов и получила 26 из 30 мандатов.

Политолог-регионалист Александр Кынев охарактеризовал правление Гайзера как «ярко выраженный авторитарный режим без сдержек и противовесов». В последние годы оппозицию в городе представляет, по сути, только отделение правозащитников «Мемориала» и местная ячейка Партии прогресса с ПАРНАСом, а местная ЛДПР и вовсе голосовала за закон о запрете митингов в центре города.

«Гайки закрутили после 2011 года. Независимые СМИ зачистили, осталось только два оппозиционных сайта — «Красное знамя» и 7X7. Раньше хоть можно было дать заявку на одиночные пикеты в центре, а теперь их дают проводить только на отшибе на пустыре. А там трава вооот такая растет, а зимой снег еще в два раза выше!» — говорит Эрнест Мезак.

Дефицит бюджета и золотая ручка

Все крупные дела против элит республик вели и сейчас ведут федеральные силовики. И от региональных элит уже мало что зависит.

Причина проста — региональные силовики были тесно связаны с политическим руководством Коми. Например, судьей Конституционного суда Коми по представлению Гайзера в 2008 году был назначен 30-летний Денис Басманов, сын руководителя Следственного управления СК республики Николая Басманова. А дочь председателя Конституционного суда Коми Владимира Кретова Ирина (в замужестве Новикова) в 2011 году претендовала на должность судьи Сыктывкарского горсуда. Она работала в юридической конторе Бондаренко из группы Гайзера. После того как были обнародованы ее фото на мужском стриптизе, кандидатуру Ирины зарубили на уровне администрации президента.

Иногда местные силовики открыто играли на стороне действующей власти.

После скандалов с думскими выборами 2011 года начальник УФСБ по республике Александр Калашников причислил правозащитные организации «Голос» и «Мемориал» к «экстремистским» на основании того, что их деятельность «инспирируется из-за рубежа и направлена на изменение политического строя в России». Правозащитники подали в суд, генерал от своих слов отказался, а из стенограммы их вычеркнули.

При бывших губернаторах глава региона ездил на планерки в УФСБ. А при Гайзере, наоборот, чекисты стали ездить в Желтый дом, что показывает влияние региональной власти.

Бывший же прокурор Коми Владимир Поневежский пошел в Госдуму — оппозиция жаловалась, что это единственный действующий прокурор, баллотирующийся в Думу. В его избирательной кампании активно педалировалась тема ЖКХ — вороватым коммунальщикам обещали посадки.

Считалось, что «свой» прокурор в Госдуме может обеспечить элитам протекцию на федеральном уровне.

Новый прокурор Коми Сергей Бажутов был прикомандирован из Новгородской области. В городе его характеризуют как принципиального человека, но «знавшего меру» и не сажавшего людей из команды Гайзера. Вместо этого он работал по бывшим министрами и главам райадминистраций. Когда он «закрыл» депутата Госсовета Саядова, региональная власть пыталась дискредитировать его через СМИ, выпуская про него фильмы в духе «Анатомии протеста».

Что касается МВД, то в начале этого марта на закрытой части коллегии министерства объявили об отставке министра ВД Коми генерала Анатолия Жуковского. «За развал работы», — объяснил депутат Александр Хинштейн.

В день объявления облавы один из начальников региональных силовиков пьяным и испуганным голосом говорил, что местные правоохранительные органы активно работали по поимке коррупционеров. Но судя по его тону, он и коллеги реально боялись, что вскоре придут и за ними.

«Как и везде, правоохранители свои, политическое поле зачищено, весь бизнес свой. Почему же их посадили? Если они и были жуликами — то мелковатыми, может, поэтому с них и начали, что ж крупных трогать — баланс нарушится», — говорит Мезак.

Решение принималось на самом высоком уровне

Важный момент в деле Гайзера — отсутствие тревожных политических сигналов по линии ОНФ, управления внутренними делами АП и Белого дома.

В рейтингах близких к Кремлю Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) и «Петербургская политика» глава Коми стабильно занимал высокие позиции. В тройку партии на этих выборах входил спикер заксобрания Коми Игорь Ковзель (также задержан по делу Гайзера), который после выборов получил благодарность от лидера партии Дмитрия Медведева.

Более того, еще 2–3 сентября Гайзер сопровождал президента Владимира Путина в Китае. Там он подписал бумаги по проекту железнодорожной магистрали Белкомур (Белое море — Коми — Урал). Для региона это масштабный и важный проект на уровне Беломорканала для СССР, говорят местные.

«Гайзер был мечтателем, хорошим мужиком, работал по многим научным и инфраструктурным проектам, — говорит человек из его окружения. — А теперь что, всех поймали. Вы поймите, у нас республика гулаговская, что люди подумают? Сейчас все боятся, но вот пена уйдет, тогда и можно будет защищаться, найти нормальных адвокатов. Но пока никто не будет делать резких шагов, надо понять откуда ветер дует. Москва сейчас сделает картинку в телевизоре, найдет и.о. губернатора, вот тогда и станет понятно, кто за этим стоит. А пока мы все перестали телевизор смотреть — там нет ни одного слова правды».

Политолог Николай Миронов полагает, что отсутствие сигналов говорит, что ни околокремлевские фонды, ни премьер-министр не знали о том, что силовики готовят облаву на местные элиты, и информация была на уровне президента.

«Гайзера президент переназначил год назад. Значит, история возникла только сейчас, и там произошло что-то очень важное. Здесь вряд ли история про банальную лесопилку с офшором — по такому принципу можно взять любого губернатора, ведь на всех есть папки», — рассуждает Миронов.

Несмотря на разрыв Зарубина и Вексельберга в последние годы, следователи могли с какой-то целью поднять папки по их старым взаимоотношениям и делам «Реновы» в регионе, считает политолог. Президент медведевского проекта наукограда «Сколково» Виктор Вексельберг в 2013 году уже находился в опасной ситуации, когда официально стал свидетелем в уголовном деле о хищении $750 тыс.

Впрочем, ясность по бенефициарам облавы на «банду Гайзера» может внести будущее назначение и.о. губернатора, если, например, им станет человек, явно аффилированный с какой-то из хозяйничающих в регионе госкорпораций или федеральным политическим кланом.

Среди местных популярна версия реванша силовиков: начало более масштабных действий по борьбе с коррупцией и попытка набить «папки» по разным регионам в условиях экономической нестабильности и возможных проблем с контролем региональных элит Москвой.

А Гайзер, несмотря на небольшие масштабы вменяемых ему преступлений, был удобной целью: не имел федеральной «крыши» из серьезных покровителей. После облавы ФСБ и СК региональные элиты разгромлены и преемника скорее придется искать среди «варягов».

В Москве выдвигают конспирологические теории, пытаясь объяснить облаву на республиканские элиты, а сыктывкарцы, которым объяснили, что всем регионом правила взятая с поличным «коза ностра», все чаще употребляют слово «шок».

«Другого слова не подберешь, — рассказывает Наталья Цветкова из Сыктывкара. — Если честно, то было ощущение тоски какой-то, некое ощущение страха и недоверия. Вот если бы вам сказали, что Деда Мороза не существует, лет эдак в пять».

А пока ситуацией вяло пытаются воспользоваться местные коммунисты. Они выходят на отдельные пикеты с требованием переизбрать Госсовет, раз уж Москва им объяснила, что в него избралась команда настоящих «жуликов и воров». Региональные власти, до сих пор не оправившиеся от удара, столь же вяло по радио призывают «не поддаваться на провокации» и ждать окончания следственных действий. Впрочем, один из влиятельных общественников в регионе говорит, что перевыборы окончательно парализуют и так запуганную до смерти элиту региона.