МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ
1
США
46
37
38
121
2
Великобритания
27
23
17
67
3
Китай
26
18
26
70
4
Россия
19
18
19
56

«Думали, что в Донбасс, а оказалось — в Сирию»

Расследование «Газеты.Ru» о переброске российских войск в Сирию

Владимир Дергачев, Елизавета Маетная 18.09.2015, 00:42
Shutterstock

Россия отправляет военную технику и военнослужащих в Сирию. Переброска идет из военного порта в Новороссийске, однако, как выяснила «Газета.Ru», не все офицеры и контрактники хотят воевать и некоторые из них отказываются ехать в новую горячую точку.

Сообщения о том, что Россия в срочном порядке перебрасывает вооружение и войска в Сирию, появились на прошлой неделе. В четверг министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что в российских самолетах, переброске которых в Сирию активно пытаются помешать США, действительно находится «продукция военного назначения». Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил о возможных военно-морских учениях у берегов Сирии.

Алексей Н. из одной воинской части в Восточном военном округе о глобальных планах российского руководства на Ближнем Востоке узнал постфактум, когда уже приехал в Новороссийск, откуда, как оказалось, и идет на кораблях переброска вооружения и войск. Когда он понял, что его с товарищами из сводной роты со дня на день отправят в Сирию, он рассказал «Газете.Ru», что они не хотят воевать и ехать на Ближний Восток.

Обсудив все несколько раз по телефону, мы встретились в одном из кафе Новороссийска. За окном стоял жаркий день, от кафе — недалеко до моря, где на причале стоит артиллерийский крейсер «Михаил Кутузов», давно переделанный в музей. Пришли четверо — все контрактники из той самой сводной роты, одеты в гражданку. Они постоянно оглядывались и выглядели неуверенными. Контрактники слабо представляют, что по закону им положено, а что нет, их с трудом отпустили выйти за пределы части. Но в одном они были твердо уверены: в Сирии с оружием в руках им делать нечего.

«Мы не хотим ехать в Сирию, мы не хотим там погибнуть, — говорит Алексей в светлой яркой футболке. — С самого начала с этой командировкой было много странностей и недомолвок, ситуация начала проясняться уже здесь, в Новороссийске».

Хронология сборов

17 августа в одной из воинских частей в Восточном военном округе командование собрало «наиболее перспективных», на их взгляд, контрактников в сводную роту из 20 человек, в нее попали несколько офицеров и контрактников. Старшим поставили майора. 27 августа они должны были отправиться в командировку на поезде для выгрузки техники на станции Тоннельная под Новороссийском и вернуться в часть.

Однако с самого начала эта, казалось бы, рядовая командировка пошла не так. В командировочном приказе почему-то не поставили дату возвращения. А уже перед самой отправкой в Новороссийск командир собрал всех в части и сказал, что их могут отправить в «жаркую страну».

«У нас были беседы в воинской части с нашим командованием. Нам говорили, что в стране прибытия будет жарко и что важно помнить про гигиену и ни в коем случае не делать ни шагу за территорию воинской части, также объяснили, что делать и как себя вести в плену и на допросе, — рассказывают бойцы. — Нам конкретно говорили, что там непривычный для нас климат, змеи, гадюки. Но куда конкретно отправят, не говорили, ссылаясь на секретные директивы Генерального штаба».

Еще в воинской части у всей сводной роты взяли документы на оформление служебных загранпаспортов. Все уточняющие вопросы, куда все-таки едет группа, командование игнорировало. По словам контрактников, все выглядело так, будто начальство части само до конца не знает деталей командировки.

Кроме того, на сводную группу стремительно переоформили новое оружие. Такая бюрократическая процедура может затягиваться в Российской армии на месяцы, но в этот раз все необходимые документы сделали за считаные часы.

«Сперва мы думали, что нас перебросят в краснодарский Темрюк, — рассказывает Алексей. — Выяснилось, что в командировочном приказе говорилось о совершении марша с техникой до станции Тоннельная близ Новороссийска, а далее своим ходом. Что странно, если бы были обычные учения, для нас не выделяли бы отдельный эшелон и не давали бы по всей дороге в Новороссийск зеленый свет — мы быстро доехали, обычно в несколько раз дольше продвигались».

По словам Алексея, уже когда подъезжали к Ростову, контрактники подумали, что их отправляют в Донбасс. Ростов в итоге проехали и вздохнули спокойно, пока не вспомнили про сирийский конфликт. «Думали, что в Донбасс, а оказалось — в Сирию», — невесело говорит он.

«До сих пор наше командование открыто не говорило, куда мы конкретно едем. В составе нашего полка есть множество рот, и, как нам сказали, собрали 20 лучших бойцов. Но почти все негодуют и не готовы ехать в Сирию, остальные двое-трое в силу молодости и доверчивости просто думали, что командование не отошлет нас туда, а мы поедем в Крым или Осетию. Но если бы не было подводных камней, командование сразу бы сообщило, что и куда».

7 сентября они проехали Тоннельную и доехали до самого Новороссийска. Разгрузка техники с эшелона прошла днем, а ночью ее уже грузили в порту.

Приказы не обсуждаются

В Новороссийске сводное подразделение разместили в батальоне на окраине города, затем роту перебазировали в расположение одной из частей ВДВ. Отправка задерживалась, командование говорило о большой загрузке порта Новороссийска. В Сирию уже якобы отправили людей с бэтээрами из военной части Буйнакска, рассказали «Газете.Ru» в порту. Среди отправляющихся в Сирию ходили слухи о готовящейся через полгода ротации служащих в этой ближневосточной стране.

«С техники снимали регистрационные номера. Рассказывали про укрепление авиабазы в Сирии, — говорит еще один контрактник. — Один из людей на разгрузке в порту сказал, что наши ведут кампанию там уже четыре месяца».

Морской порт в Новороссийске — это закрытая зона, на входе — шлагбаумы, камеры, КПП с охранной. Погрузка военной техники происходит ночью. Впрочем, местные жители подтвердили: в последнее время военных в городе стало больше, а технику активно везут эшелонами по железной дороге.

16 сентября в часть прибыл представитель Генштаба. Выступая перед личным составом, военный в гражданской форме и без знаков отличия заявил, что приказ о командировке за границу секретный. Он подтвердил, что роту отсылают в сирийскую Латакию (ее удерживают силы правящего режима Башара Асада), и не исключил участия в боевых действиях. Погрузка на корабль запланирована на 17 сентября, сказал офицер.

Представитель Генштаба отмел все возражения насчет законности приказов и отказался уточнять план командировки, вновь сославшись на секретность. Также он предложил командованию не выпускать контрактников с базы в город.

Алексей рассказывает «Газете.Ru», что командование не говорило про компенсации в случае ранений или потерь, также ничего не говорили и про страховку. «Командир сказал, что перед ними поставили одну задачу: все из личного состава должны вернуться живыми», — говорит контрактник.

Окончательно убедившись, что речь идет о Сирии, контрактники из сводной роты рассматривали два варианта: официально отказаться от командировки, поскольку начальство не в состоянии уточнить планы, дальнейшие цели и сроки. Либо положить на стол рапорты об увольнении.

В среду, 16 сентября, контрактники пошли в местную военную прокуратуру. «А вы знаете об уголовной ответственности за несоблюдение приказов в армии?» — спросил дежурный офицер. В итоге он отказался принимать их заявления. Впрочем, вечером, после визита контрактников, в воинскую часть приехала проверка: помощник военного прокурора и два дознавателя. Однако вместо ожидаемой защиты прав военнослужащих они выполняли роль, скорее, агитаторов. «Помощник убеждал нас, что даже устный приказ личный состав обязан выполнять, — рассказывают контрактники. — Контраргументы насчет отсутствия соцгарантий по устному приказу он даже слушать не хотел».

«Газета.Ru» обратилась за официальными комментариями в гарнизонную прокуратуру Новороссийска.

«Честно, какой-то сумбур, мне не то что не верится, все в жизни может быть. Но либо это были какие-то провокационные действия, направленные на подрыв авторитета Российской Федерации в глазах международного сообщества, что якобы у нас наши военнослужащие отправляются на территорию иностранного государства воевать, и за кого, извиняюсь за выражение. Просьба сориентировать их официально написать, если они боятся, кто и что за должностные лица им угрожают. Разберемся, никаких проблем», — пообещал заместитель военного прокурора Новороссийского гарнизона капитан юстиции Алексей Тоневицкий.

По словам прокурора, «самое главное, если кто-то приехал и что-то сказал, а приказа не было официально, то заведомо незаконный приказ не подлежит исполнению».

«Если в теории будет принято решение, то оно принимается официально, — говорит прокурор Тоневицкий. — И с учетом того, что военнослужащие на контракте, они должны исполнить официальный приказ, и все правовые последствия должны быть исключительно в рамках закона».

«Отказники были всегда»

Еще по пути к Новороссийску у всех солдат собрали медкарты. Получив их обратно на руки, военнослужащие обнаружили, что в картах проставили штамп о том, что жалоб у личного состава на энурез, дизентерию, травмы, припадки и вензаболевания нет. Там значилось: наследственность здоровая, а непереносимость лекарств также не отмечают. Пока «Газета.Ru» разбиралась с этой командировкой, в редакцию позвонила мать одного из военнослужащих, которых могут отправить в Сирию. По ее словам, ситуацией сильно обеспокоены матери и жены остальных солдат.

«Почему людей гонят туда, как скот на убой? У нас же не война, — возмущается одна из них. — Согласия не спрашивали. Необходимые прививки не поставили. Состояние здоровья не учли. А в Сирии экстремальный климат, как он на нем отразится, даже подумать об этом боюсь! Технику они везут туда старую. Рухлядь. Кое-как подремонтировали. Да она там и не нужна никому. Разве люди у нас не главная ценность? Лишь бы кого послать. Неужели ничего нельзя сделать? Пусть сам Шойгу едет».

Она говорит, что Минобороны начинает давить на родных солдат. «Говорят, что если мы не подпишем договор о неразглашении, то нас лишат компенсаций в случае потери сыновей. Что же нам делать?» — чуть ли не плачет женщина.

«Все это похоже на то, как отправляли «отпускников» в Донбасс, но мне жизнь сына дороже всяких их компенсаций или льгот вроде военной ипотеки», — говорит родственница.

Пока контрактники направили запрос в президентский Совет по правам человека. В свою очередь, СПЧ с просьбой разобраться в истории обратился в Минобороны. Член СПЧ Сергей Кривенко напоминает, что в армейском уставе основной единицей управления считается письменный приказ. Военный проходит службу, на которой он имеет права, обязанности и четкий статус.

«Контрактникам необходимо добиваться конкретного приказа с целями и задачами, им нужно обратиться к командованию за разъяснением. Военные должны исполнять приказы, но только законные и законным образом поданные, — объясняет Кривенко. — История с меддокументами также вызывает вопросы, с которыми надо будет разбираться».

Официальный запрос «Газеты.Ru» в Минобороны на момент публикации остался без ответа. Получить комментарий руководства военной части не удалось.

«Отказники были всегда: и когда в Афган войска отправляли, и когда в Чечню посылали. Просто эти люди неправильно выбрали себе профессию, и от таких надо избавляться, и в Европе, и в США такие тоже есть, — говорит военный судья, попросивший не указывать его фамилию. — Ведь государство, когда платит хорошую зарплату, дает ипотеку и предоставляет другие льготы, делает это не просто так — военнослужащий знает, что его профессия связана с риском для здоровья и жизни.

Я сомневаюсь, что их отправили в командировку без приказа, возможно, он секретный и на практике его доводят не до всех, но обязательно доводят до командиров. Надо понимать, что секретные операции были и будут всегда, потому что правительства стран не всегда хотят что-то делать открыто.

Плохо, что этим контрактникам не объяснили все должным образом и не убедили, что в случае ранения или гибели их или их родных не бросят и что другим государствам надо помогать, тем более когда нас — как сейчас Сирия — об этом просят».

«Кoнтрактники не призывники, если им чтo-тo не нравится, oни прoстo увoльняются, вoт и все, и прoкуратура тут вообще ни при чем, — добавляет Вероника Марченко из фонда «Право матери». — Oни состоят с Минобороны в трудoвых oтнoшениях, и, если им меняют условия труда, они или соглашаются, или увольняются». Военный судья считает, что большинство контрактников все же поедут в Сирию или еще куда им скажут.

«Вот увидите — несколько человек уволятся, а остальные, после того как им все нормально объяснят, все равно поедут, да и нет в регионах другой работы, чтобы так легко от нее отказываться», — говорит он.

«Направление войск в Сирию абсолютно законно и обоснованно, поскольку оно осуществляется в рамках договора о дружбе и сотрудничестве между Россией и Сирией (а ранее между СССР и Сирией), заключенного еще в 1980 году. И хотя этот договор напрямую не предусматривает оказание военной помощи, в п. 6 прописано, как действовать: »...в случае возникновения ситуаций, угрожающих миру или безопасности одной из сторон либо создающих угрозу миру или нарушения мира и безопасности во всем мире, высокие договаривающиеся стороны будут незамедлительно вступать в контакт друг с другом с целью координации своих позиций и сотрудничества для устранения возникшей угрозы и восстановления мира». Еще советские специалисты находились там в рамках этих договоров, соответственно, можно предусмотреть для военнослужащих, которых сейчас туда отправляют, такие же льготы и компенсации, что были во время войны в Афганистане», — говорит подполковник юстиции запаса Артур Рамазанов.

На обязательное страхование здоровья и жизни военнослужащих Минобороны на 2015–2016 годы заложено в бюджете 10,99 млрд руб.

Сергей Ливадный, ветеран 345-го полка, воевавшего в Афганистане, у которого сын сейчас служит в Вооруженных силах РФ, говорит, что он не хотел бы, чтобы его сын оказался на территории Сирии. «Там нашего ничего нет, — рассуждает «афганец». — Я сам давал присягу Советскому Союзу, и в то время это не обсуждалось, я был солдатом и выполнял приказ. Но мой сын принял присягу Российской Федерации, и, если ему поступит приказ, он будет его выполнять. Если правительство Российской Федерации примет это решение, они его выполнят, в чем я не сомневаюсь. Что касается Сирии, то, как мы и видели в Чечне, там будут воевать контрактники. Срочники, я в этом уверен, без желания в Сирию не отправятся — туда поедут только те, кто хочет воевать».

Российское присутствие в Сирии, или Вежливые люди в Хаме

В сентябре аналитический центр Stratfor, который часто называют «теневым ЦРУ», опубликовал спутниковые снимки российского присутствия на базе ВВС в Сирии под Латакией. Сообщалось о том, что в Латакии расширяют взлетно-посадочную полосу для приема тяжелых транспортников и возводят две дополнительные вертолетные площадки. До публикации Stratfor о российском присутствии на этой базе агентству Reuters рассказывали правительственные источники в США, а также министр обороны Израиля. Bloomberg сообщал о том, что Россия планирует разместить на строящейся авиабазе в Латакии самолеты МиГ-31 и Су-25, а Reuters передавал о переброске семи танков T-90.

«В Сирии есть российские морпехи, охраняющие пункт в Тартусе и авиабазу под Латакией», — объясняет Руслан Левиев из команды WIU; эта группа занимается расследованиями военных действий на Украине и в Сирии на основе открытых сведений и данных из социальных сетей (так называемая OSINT-разведка, Open Source INTelligence). — С российскими морпехами прибыла и различная техника (как минимум БТР, «Тигры», автоцистерны, «КамАЗы»).

Уже не первую неделю со всей России, из таких городов, как Псков, Рязань, Кострома, в Моздок прилетают Ил-76 ВВС и что-то привозят, здесь уже находятся подразделения ВДВ. После этих Ил-76 из того самого Моздока в Сирию улетают тяжелые транспортные «Русланы» (Ан-124). Совершенно очевидно, что «Русланы» возят крупногабаритную технику — вероятно, боевые вертолеты и танки — их в итоге заметили на свежих снимках со спутников, о чем заявлял Госдеп США.

Корабли постоянно доставляют различную военную технику и военнослужащих из порта в Новороссийске в Латакию и Тартус. Груза столько, что одних только военных кораблей стало уже не хватать и задействовали, например, корабль-кран, а также гражданские суда. Мы также видели снимки полевого лагеря, которые, как мы полагаем, сделаны в Сирии. Так что группировка наших войск в Сирии значительна, у нее большое количество вооружения, в том числе тяжелого».

По оценкам WIU, Российская армия, возможно, уже участвует в боевых действиях, но только техникой с экипажами (не пехотой). За весну Асад очень быстро терял территории около Латакии, между тем регион важно сохранить, поскольку в Латакии проживает основная масса сторонников Асада — алавиты.

Помимо Латакии и Тартуса, в СМИ появляются сообщения о наращивании присутствия России в других регионах. 16 сентября проповстанческое медиа Al-Souria Net со ссылка на активиста из сирийского города Хамы сообщило о прибытии военного конвоя из 15 автобусов с российскими военными в сопровождении сирийских военных. Упоминалось, что в город Хаму передислоцировалось около 300 российских военных. Местные жители говорили о прибытии ВС Сирии с техникой: БТР-80, РСЗО БМ-21 и самоходными гаубицами 2С1. Также были замечены командные машины и средства связи на базе БТР-80 в сопровождении военнослужащих, одетых в униформу Российской армии (зеленый пиксель).

«Переброска техники еще и в Хаму играет на руку официальной версии России о том, что мы боремся с ИГИЛ (запрещенная в России организация. — «Газета.Ru»), ибо как раз около Хамы позиции ИГИЛ есть, в отличие от Латакии, где никакой ИГИЛ рядом нет. Там находится вооруженная оппозиционная коалиция, в том числе «Ан-Нусра» («Фронт ан-Нусра» считается подразделением исламистов «Аль-Каиды»; также запрещена в РФ. — «Газета.Ru»), но ее там, впрочем, мало», — утверждает Левиев.

Источник Reuters в сирийской армии также сообщает, что лоялисты недавно начали использовать новые виды некоего высокоточного воздушного и наземного вооружения, поставляемого Россией: «Сирийская армия упражняется в использовании этого оружия. Армия уже начала использовать некоторые из этих типов оружия».

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Арбатов исключает масштабное участие сухопутных войск в Сирии по политическим и военно-стратегическим причинам. Поскольку театр военных действий слишком далеко, такой ход чреват серьезными потерями, и населению, поддержавшему действия в Крыму и Донбассе, тяжело будет объяснить, почему российские солдаты умирают за режим Башара Асада, считает Арбатов.

«Направление туда инструкторов напоминает советские времена, когда в Египте и Сирии были крупные контингенты, а наши летчики даже принимали участие в воздушных боях в Израиле.

Но сложно представить себе участие летчиков сейчас, поскольку воздушная мощь в регионе значительно уступает турецкой и Россия испытывает дефицит высокоточного оружия», — говорит эксперт.

По его словам, Россия ведет игру в Сирии, скорее, в качестве утверждения себя как великой державы. «Еще в ходе «холодной войны» Ближний Восток был одной из площадок противостояния СССР и США. Но в 1990-е годы Россия ушла оттуда, а сейчас стремится восстановить статус великой державы и принимает близко к сердцу проблемы Башара Асада. Москва не желает его свержения, но хочет, чтобы Запад координировал с Россией и сирийскими властями действия против «Исламского государства».

P.S.

Из-за разгоревшегося скандала вокруг «отказников» командование отложило их отправку в Сирию, намеченную на 17 сентября. В части теперь ждут официальной военно-врачебной комиссии, которую контрактники не проходили, а командир, так же как и рядовой состав, ждет официального приказа о командировке.

Пока на руках у контрактников лишь командировочное удостоверение с 27 августа по 25 сентября. «Тактические учения и сопровождение грузов» — написано в графе «цель командировки».

По информации «Газеты.Ru», в части ходят слухи о том, что скоро в ней установят глушилки специалисты ФСБ, чтобы пресечь утечку информации во внешний мир. Контрактники, не желающие ехать в Сирию, написали заявления об увольнении. «Пишите-пишите, все равно поедете», — сказали им в части.