Раненые ополченцы никому не нужны

У ДНР нет средств на то, чтобы оказать социальную поддержку инвалидам войны

Владимир Дергачев (Донецк), Екатерина Малофеева 26.05.2015, 11:17
Дэн Леви/РИА «Новости»

Ополченцы, получившие серьезные ранения за время вооруженного конфликта в Донбассе, оказались одним из самых незащищенных слоев населения. Поехать на Украину они по понятным причинам не могут, в Россию — дорого. У минобороны ДНР нет денег на покупку протезов, а из-за блокады со стороны Украины и непризнания республик со стороны России в регионе острые проблемы с поставкой медикаментов.

12 апреля ополченец Дамир Невара (позывной — Гром) из бригады «Восток» привез журналистов на передовую позицию близ села Жабуньки неподалеку от Донецкого аэропорта. Пока репортеры расставляли камеры и снимали позиции, группу обстреляли противотанковыми ракетами.

«Мы задержались секунд на десять, в это время по нам стали лупить ПТУРами. Журналистам повезло, они закрылись машиной, а нас посекло осколками: мне срезало мышцы бедра, залетело под лопатку, в бедро, попало четыре пули в спину, ну и оторвало ноги», — рассказывает Дамир, сидя в инвалидной коляске. До войны он работал водителем-телохранителем. Два года назад похоронил жену, а в начале войны вывез сына в Россию.

«Жгут был только один, поэтому повязал сначала одну, потом другую ногу, — говорит Дамир. — Почти два часа просидели там, затем приехали танки. Они и прикрыли наш отъезд. В общем, на три дня в реанимацию, потом в палату, сейчас лечимся, восстанавливаемся. Нашли спонсоров из России. Так как с Россией еще особо отношений нет, приходится находить свои варианты, выкручиваться. ДНР же непризнанное государство, так что все, что сюда завозится, в том числе и медоборудование, — контрабас. А в белых грузовиках только еда и стройматериалы».

Дамир Невара (позывной «Гром»)
Дамир Невара (позывной «Гром»)

Мы беседуем с Дамиром рядом с Донецкой травматологической больницей. У крыльца курят ополченцы, бритоголовый офицер в цифровом камуфляже отчитывает группу подчиненных. Туда-сюда снуют родственники раненых с передачками.

Гром не раскрывает имен анонимных благотворителей и уверяет, что это частная инициатива. В отличие от российских военных «отпускников» и добровольцев, которые могут получить помощь на родине, у местных ополченцев большие проблемы с реабилитацией и лечением.

Напротив нас — Донецкое протезно-ортопедическое предприятие. Прошлым летом в горячую фазу боев оно ушло в отпуск. Осенью снова начало работать, и, хотя врачи не получали зарплаты, они продолжали обслуживать ампутантов на деньги фонда защиты инвалидов.

Все это продолжалось до ноябрьской финансовой блокады со стороны Украины. Киев приказал перевести в Северодонецк, но, поскольку материально-техническую базу крайне сложно эвакуировать, дирекция центра решила остаться на территории самопровозглашенной республики. Украина в ответ заблокировала счета на 1,3 млн грн. Сегодня из-за блокады в ДНР не хватает протезов, костылей, каталок и лекарств.

«В Киев, естественно, ополченцы не поедут делать руки-ноги. Там блокпосты сразу проверят по Ф.И.О., ополчение — не ополчение, дальше будет разбираться СБУ», — объясняет Дамир.

Минобороны и минздрав ДНР не могут помочь не только протезами, но и медикаментами — Грома снабжает его собственная бригада «Восток».

До войны в центре протезирования работали 200 человек, сейчас 150 из них ушли в бесплатный отпуск. Предприятие подчинено республике, но не получает финансирования и простаивает.

Его руководство неоднократно просило материалы у центра управления восстановлением ДНР, но так и не получило ответа. Протез голени стоит до 12 тыс. грн, а бедра — до 20 тыс. грн; цена зависит от комплектации, но военное командование ДНР не спешит заключить контракт с протезным заводом.

Замначальника штаба ополчения республики Эдуард Басурин пообещал в скором времени договориться с протезным предприятием и наладить реабилитацию ветеранов. В разговоре с «Газетой.Ru» он, впрочем, признал, что у минобороны ДНР пока нет средств для компенсаций раненым.

За год войны в ДНР не было создано ни одной ветеранской организации, которая занималась бы вопросами восстановления и реабилитации бойцов. Местный волонтер Максим Шевченко пытается создать такую организацию в самопровозглашенной республике при поддержке российских спонсоров.

«А для россиян, воевавших в ополчении, есть программы, которые дают им ветеранский статус как участникам локальных войн», — рассказывает Шевченко.

Гром благодаря своим российским друзьям через месяц поедет в Россию на реабилитацию. Хотя кость придется резать еще раз: из-за халатности местных врачей пока протез ставить нельзя. «Профессор сказал, что операцию сделают, когда фантомные боли пройдут и мозг успокоится. Поначалу было ощущение, что пятки дрелью сверлят или пальцы судорога сжимает, сейчас уже нет. Чем буду заниматься, когда выйду с реабилитации? Да что там думать, два «шмеля» за плечи — и пошел в аэропорт, — шутит Дамир. — Вчера ездил на конкурс «Мужество без ограничений» и среди остальных конкурсантов себя инвалидом не ощущаю».

После ранения правительство наградило его Георгиевским крестом 4-й степени, а минобороны — медалью за боевые услуги, на которую командование подавало еще до ранения, за бои в аэропорту.

Но вот с социальными пособиями у Дамира проблема. По информации «Газеты.Ru», с получением зарплат и пособий в ДНР трудности у всех батальонов, кроме «Оплота» главы республики Александра Захарченко.

В результате раненые ополченцы — самый социально незащищенный слой населения, «хотя пострадали за свободу и будущее детей», резюмирует волонтер Шевченко.