Рогозин разморозил Арктику

Краткое пребывание Рогозина на Шпицбергене обернулось большим скандалом

Александр Братерский, Денис Тельманов 20.04.2015, 20:03
Семен Майстерман/Фотохроника ТАСС/ТАСС

В российском МИДе уверены, что, посетив норвежский арктический архипелаг Шпицберген, вице-премьер Дмитрий Рогозин не нарушал международного права. Норвегия ранее выразила протест против поездки чиновника, который входит в санкционный список ЕС. Дипломатический инцидент обнажает новый виток борьбы за Арктику, которая в ближайшее время будет только обостряться.

Норвежские власти объяснили, что, хотя сама поездка Рогозина не нарушает законов Норвегии, они не желали бы видеть на территории своей страны фигурантов санкционного списка ЕС.

Официальный представитель МИД России Александр Лукашевич объяснил, что использование архипелага Шпицберген для поездки на конференцию «Северный полюс — 2015» было продиктовано чисто логистическими причинами.

«Это обстоятельство представляется совершенно естественным, и можно было бы рассчитывать на его понимание норвежской стороной в духе партнерства в Арктике, которое до сих пор всегда проявлялось Норвегией», —
говорится в заявлении Лукашевича.

Россия и Норвегия являются членами Арктического совета, в который также входят Исландия, Канада, Норвегия, США, Швеция и Финляндия. На этой неделе должна состояться министерская встреча этих государств в канадском городе Икалуите.

Председательство в Арктическом совете должно будет на два года перейти к США, что, как отмечает эксперт по Арктике, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Павел Гудев, может привести к «противоречиям» в работе совета. Дело в том, что у этой страны «весьма ограниченные масштабы присутствия в Арктике».

«США всегда стремились «разбавить» вес крупнейших арктических игроков, обладающих наиболее значительной протяженностью береговой линии в Северном Ледовитом океане, — России и Канады — повышением роли других постоянных членов совета — приарктических государств (Финляндии, Швеции, Исландии)», —
отмечает эксперт.

Стоит отметить, что главы МИДа Сергея Лаврова на этом мероприятии не будет, а Россию будет представлять министр природных ресурсов Сергей Донской. Как объяснил в интервью газете «Коммерсантъ» в понедельник посол МИДа по особым поручениям Владимир Барбин, глава российской дипломатии не поедет на встречу из-за «разных факторов, включая контекст наших двусторонних отношений с Канадой».

В августе прошлого года глава МИД Канады Джон Бэрд заявил в одном из интервью, что действия России в Арктике являются угрозой для канадского суверенитета. Гудев называет такие высказывания «популистскими» и отмечает, что даже в годы «холодной войны» Россия и Канада успешно сотрудничали в освоении Арктики.

Война и шельф

Тем не менее Россия действительно еще до украинского кризиса активно занималась усилением своего присутствия в Арктике. В частности, Минобороны провело масштабную реконструкцию арктического аэродрома Темп на острове Котельный (входит в архипелаг Новосибирские острова), а также создало арктическую группировку войск, которая включает в себя две бригады сухопутных сил и одну — специального назначения.

Военные действуют в духе поручений Владимира Путина, который еще в 2013 году заявил о том, что Россия «все активнее осваивает этот перспективный регион, возвращается в него» и должна располагать там «всеми рычагами для защиты своей безопасности и национальных интересов».

В феврале этого года, выступая на заседании коллегии Минобороны, Сергей Шойгу заявил, что Россия будет наращивать военное присутствие в Арктике, что диктуется национальными интересами России.

«Арктика постепенно превращается в один из мировых центров добычи углеводородов и мощный узел международных транспортных коммуникаций», — заявил министр.

Действительно, арктический континент является средоточием большого количества природных богатств. По данным, опубликованным в журнале Science, под толщей льдов Арктики находится примерно 10 млрд тонн нефти, что составляет 13% мировых неразведанных запасов. В Арктике также находится 1550 трлн куб. м природного газа.

В связи с этим в ближайшее время России предстоит борьба c другими арктическими странами за расширение внешних границ своего континентального шельфа за пределами 200 морских миль, на которые раньше распространялся суверенитет страны.

Такое право Россия и другие страны Арктики получили после ратификации конвенции ООН по морскому праву. Свою заявку в международную комиссию, которая осуществляет деятельность на основе этой конвенции, уже направила Дания, заявку собирается подать Канада, Россия тоже планирует обновленную заявку.

По словам Гудева, России будет тяжело бороться за это право: подача заявки неоднократно откладывалась, а датчане, которые успели раньше, также претендуют на хребет Ломоносова.

«Это основа нашей заявки, и что мы будем делать, совершенно непонятно», — констатирует эксперт.

В рассмотрение заявки может вмешаться и глобальная политика: эксперт отмечает, что состав комиссии обновился и в ней сегодня присутствуют представители Польши и Грузии, которые не слишком благоволят России.

Северный Суэц

Кроме ископаемых Арктика интересует Россию с транспортной точки зрения, так как северная территория рассматривается в качестве более дешевой альтернативы Суэцкому каналу для транспортировки грузов.

«Если ввести Северный морской путь в постоянную эксплуатацию и обеспечить по нему круглогодичную навигацию, то это колоссально удешевит доставку коммерческих грузов между Европой, Азией и Америкой», — пояснил президент Института стратегических оценок Александр Коновалов.

Так, например, если расстояние, которое проходят суда из Мурманска в Японию через Суэцкий канал, составляет 12 840 морских миль, то Северным морским путем это будет только 5770 морских миль. Это может значительно удешевить стоимость перевозок.

Однако пока о серьезном российском судоходстве по Северному морскому пути говорить преждевременно: развитие Арктики потребует серьезных средств, и кризис, очевидно, не будет способствовать развитию этого направления. По словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, в ближайшие пять лет оно потребует вложений в размере 220 млрд руб.

При большом количестве законов отсутствует и системный подход к Арктике, подчеркнул Рогозин на недавнем заседании Арктического совета.

К тому же нет юридической определенности в том, что именно и кому принадлежит в Северном Ледовитом океане.

«Есть два подхода к тому, как делить Арктику, — рассказывает Коновалов. — Мы считаем, что Арктика делится между арктическими государствами, у которых есть выход к Северному Ледовитому океану. То есть берутся две крайние точки берега, от них проводятся меридианы до Северного полюса, и все, что внутри, принадлежит той стране, которой принадлежит берег. В этом нас поддерживают канадцы. А вот американцы, китайцы, индийцы и еще ряд стран уверены, что это обычный океан, который можно осваивать всем. Поэтому там уже регулярно появляются китайские ледоколы».

Это делает судьбу Северного морского пути туманной. По первой технологии деления океана он весь принадлежит России, и за проход по нему вполне можно брать компенсацию. Зато по второй за пределами десятимильной полосы территориальных вод может ходить любой корабль, никого не спрашивая. При этом освоение пути может сэкономить перевозчикам тысячи долларов только с одного судна.

Гудев полагает, что вопросы Арктики необходимо решать путем трехсторонних переговоров между Канадой, Данией и Россией, однако в «условиях санкционного давления это большая проблема».

Борьбу за Арктику Россия начала с того, что установила на дне титановый российский флаг и развернула на арктических островах три арктические бригады, напоминает Коновалов:

«Но нужно понимать, что там нельзя воевать. Арктика — экологически очень уязвимый регион. Там гусеничный след от вездехода остается на десятилетия и не зарастает. Восстановление после военных действий займет несколько веков».