«Мы пытаемся достучаться до кого угодно»

Московскую конференцию по безопасности посетил министр обороны Ирана

Александр Братерский 16.04.2015, 23:49
Сергей Лавров и Сергей Шойгу на пленарном заседании в рамках IV Московской конференции по... Михаил Джапаридзе/ТАСС
Сергей Лавров и Сергей Шойгу на пленарном заседании в рамках IV Московской конференции по международной безопасности

Иран предложил России новый оборонительный союз. Эта инициатива была озвучена на Международной конференции по безопасности в Москве, в которой приняли участие представители 70 стран. Правда, ни один представитель США или НАТО в столицу России не прибыл, что естественным образом отразилось на риторике мероприятия. Выступавшие говорили о необходимости совместной борьбы против международного терроризма, но постоянно нападали на Вашингтон.

Министр обороны РФ Сергей Шойгу за пару часов до выступления президента словно предвосхищал мысль Владимира Путина о том, что вторжение США в Ирак и уничтожение Саддама Хусейна не принесли стране ничего хорошего, распространив хаос на весь регион. Он отметил, что «уверения США о том, что строительство европейского ПРО направлено против ракет Ирана, оказались «блефом», а силам НАТО в Афганистане не удалось справиться ни с потоком наркотиков, ни с терроризмом».

В том же духе высказался и глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров, который, правда, в начале своей речи обратился к словам американского президента и союзника СССР по антигитлеровской коалиции Франклина Рузвельта о необходимости совместной борьбы с мировыми угрозами.

Московскую конференцию не посетили представители США и НАТО, хотя, как уверяют в Минобороны, их настойчиво приглашали. Тем не менее военные чины арабских стран с почтением рассматривали пожелтевший номер советской газеты, где Рузвельт был изображен вместе со Сталиным и Черчиллем. И, кажется, именно о модели мира с той фотокарточки мечтало большинство министров обороны, которые выступали с речами на конференции.

О том, что в противостоянии террористам из запрещенной в России группировки ИГ весь мир, не исключая Россию и США, находится в одной лодке, напомнил собравшимся в своем выступлении и глава Генштаба Валерий Герасимов:

«Целью создаваемого «террористического интернационала» является восстановление силовым путем «Великого халифата» в границах, включающих Ближний и Средний Восток, Кавказ, Северную Африку и Пиренейский полуостров.

Провозглашена борьба за формирование единого фронта «глобального джихада» в интересах вооруженного противодействия — «главным врагам ислама», в качестве которых определены США, страны Западной Европы, Россия и мусульманские государства со светской формой правления».

Правда, тот же Лавров, к удовольствию части аудитории, сравнил роль США в конфликтах в Йемене и на Украине. В первом случае США поддержали свергнутого законного президента, а во втором, наоборот, способствовали свержению. И тут же, вторя президенту, заявил, что ситуация на Украине может быть разрешена только мирным путем.

Тем не менее, в отличие от прошлогодней конференции, это было едва ли не единственное громкое выступление на украинскую тему. Проблема в том, что ИГ из обычной террористической группировки, по словам одного из министров — участников конференции, уже представляет собой реальное государство с хорошо организованной военной составляющей.

Именно борьбе с ним посвятил свое выступление министр обороны Ирана, бригадный генерал Хоссейн Дехкан, который на фоне новостей о продаже его стране российских зенитно-ракетных комплексов С-300 стал настоящей звездой конференции. Министра все время окружали журналисты, а один из приглашенных на конференцию израильских политологов даже сделал его фото, правда с довольно безопасного расстояния.

Сам министр тоже активно прибегал к визуальным технологиям, причем довольно жестокого характера: слайды за его спиной демонстрировали убитых исламистами детей, стреляющих из пистолетов подростков, а также флаги США и двух других злейших врагов — Израиля и Саудовской Аравии.

Особенно досталось саудитам — в своей речи иранский министр даже намекнул, что вмешательство в конфликты с другими государствами может довести его «до распада», а руководство страны может ожидать «cудьба Саддама».

Правда, в зале в это время находились и представители Саудовской Аравии, и на исходе выступления министр немного смягчился, сказав, что государство, «где хранятся ключи от дома всевышнего» — имея в виду Мекку и Медину, — может стать ответственным игроком на международной арене.

Вспомнил он и о хозяйке мероприятия, затронув болезненную для всех сидевших в зале российских министров тему расширения НАТО, и предложил создать «оборонный союз», в который, помимо России и Ирана, могли бы войти Индия и Китай.

Тему нового союза, правда в более философском ключе, затронул и глава оборонного ведомства КНР Чан Ваньцюань, который отметил, что представителей всех государств объединяет желание «справедливого международного порядка». Он назвал их «сообществом общей судьбы».

Скорее всего, министр этого не знал, но в фантастическому романе писателя Василия Аксенова «Остров Крым» «союзом общей судьбы» назвали себя местные жители, стремившиеся к союзу с Советской Россией.

Заместитель министра обороны Анатолий Антонов, не так давно попавший под западные санкции, тему создания подобного союза комментировать не стал, однако о сотрудничестве с НАТО рассказал с долей сожаления:

«У нас с НАТО были хорошие проекты в Афганистане. НАТО решило нас наказать, лишив сотрудничества с афганцами. Я не понимаю такой логики», — сказал чиновник корреспонденту «Газеты.Ru» в кулуарах съезда.

Живым примером того, что не все в НАТО разделяют логику отказа от сотрудничества с Россией, был министр обороны Греции Панос Камменос, который отметил в своей речи, что Греция и Россия «как никто другой пострадали в борьбе с нацизмом и понимают необходимость совместной борьбы с такими новыми угрозами, как глобальный терроризм».

И хотя присутствовавшие были далеки от призывов к созданию нового «Варшавского договора», министр обороны Монголии Церэндашийн Цолмон с теплотой вспоминал о военном сотрудничестве с СССР во времена соцлагеря. Но даже министр этой страны, обязанной своей государственностью именно СССР, в остальном был предельно дипломатичен и лишь повторял, что его страна могла бы стать прекрасным посредником при разрешении споров в Азии: «Монголия имеет дружественные связи со всеми странами Юго-Восточной Азии», — уверял он.

Зато министр обороны КНДР Хен Ен Чхоль выступал так, будто «холодная война» в самом разгаре, а он ждет момента, когда окажется на передовой горячей:

«Мы не будем выпрашивать мира и не допустим произвола со стороны США и их приспешников. Мы решительно ответим на любое нападение — будь это война обычными вооружениями или ядерными силами — и еще больше сплотимся вокруг товарища Ким Чен Ына», — переводчик переводил его так грозно, что до слушателей долетали лишь отдельные слова.

Один из российских политологов, слышавших речь, прокомментировал ее философски:

«Ну что же, — это соседи, а со всеми соседями надо поддерживать отношения», — сказал эксперт, попросивший не упоминать его имя в печати, так как он работает с Минобороны.

«Мы сейчас находимся в стратегическом одиночестве и пытаемся достучаться до кого угодно, лишь бы показать, что мы не в изоляции».