Очень военная доктрина

Что может появиться в новой военной доктрине России

Александр Братерский 02.09.2014, 20:36
Сергей Мамонтов/РИА «Новости»

Военная доктрина России будет уточняться из-за изменившегося характера военных угроз — ситуации вокруг Украины, расширения НАТО и размещения ПРО в Европе, заявил во вторник заместитель секретаря Совета безопасности России Михаил Попов. Эксперты считают, что Москва попытается ужесточить ряд формулировок документа, хотя это ни на что и не влияет.

Нынешний вариант военной доктрины России был принят в 2010 году. Как заявил заместитель секретаря Совбеза Попов в интервью РИА «Новости», этот документ «достаточно четко выражает взгляды Российской Федерации на обеспечение своей военной безопасности», однако отдельные положения требуют утончения в связи с изменением характера военных угроз.

НАТО

В доктрине 2010 года, принятой еще при президентстве Дмитрия Медведева, НАТО упоминается как организация, с которой Россия может сотрудничать для «укрепления системы коллективной безопасности». В новом документе слова о подобном сотрудничестве наверняка исчезнут: отношения с альянсом заморожены из-за конфликта на Украине. Зато, по словам Попова, сохранится пассаж о стремлении альянса приблизить военную инфраструктуру стран — членов НАТО к российским границам. Это и будет определяющим.

«Как бы ни закончился украинский кризис, отношения с НАТО уже не будут прежними», — уверен директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

Правда, эксперт отмечает, что и в прежней военной доктрине присутствовали достаточно жесткие антинатовские формулировки, но это не мешало России и альянсу успешно сотрудничать. По мнению Пухова, Москва пока оставляет дверь открытой: неслучайно с жесткими формулировками по поводу изменений в военной доктрине выступил не глава Совбеза безопасности Николай Патрушев, а его заместитель, слова которого после можно дезавуировать.

Украина

В военной доктрине, естественно, отразятся изменения, на которые повлияла ситуация на Украине, хотя конкретных стран в тексте упоминаться не будет. Скорее всего, речь пойдет об усилении опасности дестабилизации обстановки извне, то есть об угрозе «оранжевых революций», которые Попов называет «непрямыми действиями». В военной доктрине, конечно, уже есть формулировка о «попытке дестабилизировать обстановку в отдельных государствах и регионах», но теперь, вероятнее всего, она будет уточнена и расширена, и в тексте появится словосочетание «цветные революции».

В новом варианте военной доктрины будет по-прежнему говориться о системе противоракетной обороны, которую в Европе уже несколько лет развертывают США.

В существующем варианте доктрины о ПРО говорится как о системе, которая «подрывает глобальную стабильность». Теперь положения формулировки могут быть ужесточены: все зависит от того, какие решения будут приняты в отношении этой программы со стороны европейских стран. Вашингтон неоднократно заявлял, что система не направлена против России, ее основное задача — защита Европы от ракет из КНДР и Ирана. Однако совсем недавно страны Балтии и Польша выступили с предложениями «нацелить» ПРО на Россию. Такое вряд ли произойдет, однако даже намеки на подобный ход событий очень нервно воспринимаются в Кремле, и Москва наверняка захочет сделать формулировки более жесткими, а возможно, и пойти на какие-то меры. В свое время, будучи президентом, Медведев заявлял о возможности размещения тактических ракет «Искандер» буквально под носом у европейцев — в Калининграде.

Арктика

В новом варианте доктрины будут уточнены задачи российского военного присутствия в Арктике, которую в Кремле видят не только в качестве ресурсной базы. Возможно, в доктрине появится упоминание об Арктических войсках: эти формирования созданы недавно, и в их задачу будет входить охрана российской территории в регионе. К тому же военное присутствие России в Арктике обретает ясные очертания: на месте заброшенной площадки уже создан новый военный аэродром, где будут базироваться как военные, так и транспортные самолеты. На создание необходимой инфраструктуры планируется потратить 6 млрд руб.

«Бюрократический документ»

Обновленный вариант военной доктрины, как ожидается, будет готов к концу 2014-го. Эксперты отмечают, что работа над документом началась задолго до событий на Украине, но соглашаются, что теперь многие положения необходимо уточнять. Зампред комитета по обороне Госдумы Франц Клинцевич считает, что должен быть четко обозначен военный противник, которым, по мнению бывшего ветерана Афганистана, конечно же, является блок НАТО.

Впрочем, по мнению военного эксперта и главного редактора «Ежедневного журнала» Александра Гольца, прямые формулировки не используются в таких документах: «Об этом всегда просили генералы, но это немыслимо — указать в открытом документе врага», — говорит эксперт. По его словам, подобные тезисы могут существовать лишь в секретных документах, а военная доктрина — это просто «некий бюрократический документ».

По словам Пухова, доктрина будет «более жесткой, но в то же время дипломатичной». Эксперт считает, что открытой части доктрины не помешает большая «транспарентность» в объяснении угроз, которая была бы понятна тем, кто будет знакомиться с документом.

По мнению директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, военная доктрина России — предельно абстрактный документ: «Сколько изменений в нее ни вноси, она останется абстрактным документом».