Кого слушает президент

Советник не сдал советника

Свидетель обвинения по «делу «Кировлеса», несмотря на личные натянутые отношения с Навальным, выступил на его стороне

Ольга Кузьменкова (Киров) 20.05.2013, 20:24
Алексей Навальный на суде по «делу Кировлеса» Сергей Бровко/Коммерсантъ
Алексей Навальный на суде по «делу Кировлеса»

В Кирове в понедельник продолжился допрос свидетелей обвинения по делу «Кировлеса». Бывший советник губернатора Андрей Вотинов, как ранее и многие другие свидетели обвинения, фактически выступил на стороне Алексея Навального — в 2009 году также советника кировского главы. Более того, Вотинов предупредил судью, что не стоит сильно доверять показаниям главного свидетеля обвинения — экс-директора «Кировлеса» Вячеслава Опалева, поскольку тот «нехороший и непорядочный человек».

17 мая 2012 года советник губернатора Никиты Белых Андрей Вотинов пришел в Ленинский районный суд города Кирова (в которым сейчас судят Навального), чтобы узнать решение по своему делу. Обвиняемый в покушении на мошенничество в особо крупном размере кировский чиновник, по свидетельствам местных газет, до последнего момента надеялся на оправдательный приговор или хотя бы на условный срок. Вотинов пришел тогда в суд в костюме и с аккуратно уложенными назад длинными волосами. Перед заседанием он не вытаскивал из своего внедорожника Toyota Land Cruiser мешок с вещами, который обычно собирают для жизни в колонии.

Однако меньше чем через два часа экс-глава департамента госсобственности Кировской области Константин Арзамасцев уже передавал Вотинову спортивную сумку, из которой выглядывало два блока сигарет. Советника губернатора Никиты Белых взяли под стражу в зале заседаний сразу после того, как судья огласил приговор — три года колонии общего режима.

Спустя год и три дня Вотинов в наручниках под конвоем был доставлен в Ленинский районный суд, теперь в качестве свидетеля обвинения против уже другого советника губернатора Белых — оппозиционера Алексея Навального.

Константин Арзамасцев тоже был заявлен в качестве свидетеля обвинения по делу «Кировлеса». Но его так до сих пор никто не видел в Ленинском районном суде, а на прошлой неделе прокуроры сообщили, что объявили экс-главу департамента госсобственности Кировской области в розыск.

Заключенного Вотинова завели в клетку. Мало что в свидетеле напоминало бывшего советника губернатора: перед судом предстал уставший, с синяками под глазами, коротко стриженный мужчина в робе с нашивкой «Вотинов А. 3-й отряд».

Судья Сергей Блинов зачитал ему права и предупредил об ответственности за дачу ложных показаний. На этот раз председательствующий, которого до сих пор с трудом можно было расслышать из зала, говорил громче и жестче; но Вотинов все равно прикладывал ухо к решетке. В руках он теребил помятый лист бумаги, сложенный в четыре раза.

«В 2009 году с апреля я работал в правительстве Кировской области в качестве советника губернатора Кировской области, — начал Вотинов. — Занимался блоком экономических вопросов, в частности подготовкой различных бумаг и аналитики для губернатора».

Как рассказал бывший советник Белых, за время полномочий ему пришлось иметь дело и с КОГУП «Кировлес». Зимой 2009-го вместе с гендиректором предприятия Вячеславом Опалевым (сейчас — ключевым свидетелем обвинения по «делу «Кировлеса», осужденным в декабре на 4 года условно) Вотинов ездил по лесхозам, чтобы получше понять, как в области работает лесопромышленная отрасль. Несколько лесхозов вместе с ними посещал и Петр Офицеров (подозреваемый вместе с Навальным в хищении 16,5 млн рублей у «Кировлеса»), однако то, что он возглавляет Вятскую лесную компанию, которая хочет торговать продукцией «Кировлеса», Вотинов не знал.

К тому моменту КОГУП уже находился «в сложнейшем экономическом положении», а поправить дела в «Кировлесе» мешала полная неорганизованность работы. На предприятии не было, например, координации между руководством КОГУП и директорами лесхозов, из-за чего усиливались проблемы со сбытом продукции.

«Кто в лес, кто по дрова», — прокомментировал бывший советник Белых подходящей в данном случае русской поговоркой работу в «Кировлесе», вызвав словесным каламбуром смешки в зале заседаний.

После поездки по лесхозам Вотинов написал на имя губернатора докладную записку о состоянии дел в «Кировлесе». «Меня озаботил разброд и шатание. Местечковость на местах. Предприятие громадное, неуправляемое. Существовали большие задолженности перед областным бюджетом. Если продолжать двигаться, как это все работало до 2009 года, то просто предприятие оставалось бы забанкротить, других вариантов не было. Собственно, это и случилось, в конце концов. Не дали провести реформирование», — рассказал Вотинов, пояснив, что основной причиной проблем в «Кировлесе» было очевидное нежелание руководства предприятия как-то менять сложившуюся систему работы.

Директоров КОГУП все устраивало, как и директоров лесхозов. Недовольство положением дел в «Кировлесе» было лишь у чиновников регионального правительства — в кризисный год дела на госпредприятии шли настолько плохо, что на зарплаты трем с половиной тысячам человек приходилось брать кредит в Сбербанке.

С Вотиновым у Алексея Навального были натянутые отношения.

Появление в процессе бывшего советника в зале суда несколько напрягало оппозиционера, перед началом заседания он даже затруднился предположить, чего стоит ждать от очередного свидетеля обвинения.

Однако Навальный переживал зря.

Показания Вотинова были такими же, как и показания многих других «свидетелей обвинения»: экс-чиновник, к удивлению Навального, открыто выступил в его пользу. Прокуроры, которые добивались конвоирования экс-чиновника в суд в качестве одного из ключевых свидетелей обвинения, очень быстро перестали задавать ему вопросы и лишь скромно пару раз уточнили незначительные детали в его рассказе.

Главного свидетеля обвинения по «Кировлесу» Вячеслава Опалева, на показаниях которого строится все дело против Навального, Вотинов охарактеризовал как «человека нечестного и непорядочного, который может ввести в заблуждение уважаемый суд».

Свидетель в течение всего своего допроса продолжал подбирать новые определения Опалеву. Единственным положительным среди них было выражение «хороший лесник», но употреблялось оно с неизменным продолжением но «плохой руководитель предприятия», «неэффективный менеджер», который систематически вводил в заблуждение руководство Кировской области. В качестве примера Вотинов рассказал, как экс-глава «Кировлеса» умышленно завышал объем остатков продукции в лесхозах, чтобы оттянуть или вообще не допустить решения о банкротстве предприятия.

«Я хотел бы сказать, что с Алексеем Навальным и Петром Офицеровым у меня не было ни дружеских, ни приятельских отношений. Была масса разногласий. Мы никогда не встречались за чашечкой чая, мы часто сталкивались. Вместе с тем я хотел бы обратить внимание уважаемого суда на то, что в моем уголовном деле, по результатам которого я был осужден, обвинение строилось на показаниях единственного человека — Вячеслава Николаевича Опалева. Его показания не были проверены, они постоянно путались, менялись», — сказал Вотинов.

Бывший советник губернатора Белых отметил, что не знает, есть ли у экс-главы «Кировлеса» мотив для оговора Навального. Вероятное предубеждение Опалева против него самого Вотинов объяснил тем, что его кандидатура рассматривалась на пост руководителя предприятия реорганизованного «Кировлеса». Этого, однако, так и не случилось, потому что в мае 2012 года, после двух лет разбирательства, Вотинов отправился в колонию — по версии следствия, он вымогал у Опалева взятку в размере 10 млн рублей в качестве гарантии того, что правительство Кировской области откажется от планов по реорганизации «Кировлеса». Сотрудники ФСБ задержали его прямо в момент передачи денег.

Дело Вотинова тогда широко освещалось в кировских СМИ; по поводу него в своем блоге высказывался и сам губернатор Белых — в том духе, что не допустит коррупции даже среди самых близких соратников (с Вотиновым они знакомы с 1991 года).

— Вы считаете что вы несправедливо осуждены? — поинтересовался у бывшего советника судья Сергей Блинов.
— Да.
— И в связи с этим вы проводите параллель с этим делом?
— Да. Потому что я знаю, что Опалев здесь может быть…
— ...Почему вы желаете донести до нас ваше заявление?

— Потому что в моем деле все строилось на показаниях Опалева, — ответил Вотинов.

В итоге судья отказал свидетелю в просьбе зачитать заявление, записанное на помятом листе бумаги, объяснив, что новых фактов бывший советник Белых представить не может а личные оценки не являются предметом для изучения в суде.

После перерыва обвинение приступило к оглашению письменных доказательств в деле, поскольку часть свидетелей не явились в суд. Процесс продолжится во вторник; как ожидается, гособвинители зачитают материалы из прослушек переговоров Навального и Офицерова. Из-за того что в стенограммах телефонных переговоров встречается нецензурная брань, прокуроры уже попросили сайты, ведущие интернет-трансляцию заседаний, поставить предупреждение о том, что прямой эфир из суда над Навальным не предназначен для зрителей младше 18 лет.