«Письмо пятидесяти» стало письмом сорока четырех

Вслед за Анастасией Волочковой Александр Буйнов тоже встал на защиту Михаила Ходорковского

Елизавета Сурначева, Екатерина Винокурова 05.02.2011, 12:09
ИТАР-ТАСС

Певец Александр Буйнов вслед за Анастасией Волочковой отказался от подписанного им в 2005 году письма против Ходорковского, известного как «Письмо пятидесяти». Ряды отказников и сочувствующих экс-главе ЮКОСа могут пополниться: хирург Лео Бокерия уже заявил «Газете.Ru», что «ничего против Ходорковского не подписывал», а подписал письмо за «независимость судебной системы».

Вслед за Анастасией Волочковой от своей подписи под скандальным «письмом пятидесяти» отрекся певец Александр Буйнов.

«У меня есть ощущение, что я тогда вляпался. Бывают безумные поступки, за которые стыдно. Сейчас я испытываю чувство, мягко говоря, неловкости», — сказал Буйнов радио «Свобода» и согласился с предложением «публично отречься» от подписи: «Если интервью радио «Свобода» хватит для моего отречения… Я готов сейчас это сказать».

Обращение пятидесяти деятелей культуры, науки, представителей общественности в связи с приговором, вынесенным бывшим руководителям нефтяной компании ЮКОС — оно же «письмо пятидесяти» — было опубликовано летом 2005 года в газете «Известия» «на правах рекламы». В обращении в категорической форме отрицался политический подтекст громкого судебного процесса и подчеркивалась справедливость приговора. Публикация стала ответом на обращение других деятелей культуры, потребовавших признать Михаила Ходорковского политзаключенным.

Неизвестно, кто именно составил текст письма и заплатил за рекламную площадь. Авторство текста приписывали служившему тогда партфункционером «Единой России», а ныне занимающему должность замглавы управления по внутренней политике администрации президента Константину Костину. Сам Костин свою причастность к письму отрицал.

Под обращением стояли подписи Александра Калягина, Станислава Говорухина, Анастасии Волочковой, Валентина Юдашкина, Алины Кабаевой, Александра Буйнова, Георгия Гречко, Лео Бокерии, Никаса Сафронова и многих других. Многие из них на тот момент состояли в «Единой России», некоторые вступили в партию позже.

Позже два подписанта заявили, что никакой подписи ни под чем не ставили. Сначала народный артист Владимир Зельдин заявил в интервью «Новой газете», что «никакого письма подписывать не мог». А в 2009 году олимпийская чемпионка Ирина Роднина сообщила, что также ничего не подписывала, а на момент составления письма и сбора подписей была в Сингапуре.

В начале 2011 года разразился громкий скандал с Анастасией Волочковой: балерина опубликовала у себя в блоге фотосессию эротического характера, а в ответ на робкую критику однопартийцев заявила, что выходит из партии и отзывает свою подпись из «письма пятидесяти».

«По соусом «надо, значит, надо» уговорили подписать письмо против Ходорковского. Текст не показывали, просто сказали, что нужно поддержать идею, что те, кто украли у народа, должны понести наказание. Я-то всегда думала, что мы – партия, но оказалось, что меня просто использовали все это время», — написала балерина в своем «Живом журнале». Правда, позже в партии заявили, что заявления от Волочковой так и не получали.

Буйнов, который состоит в «Единой России» больше 10 лет, о выходе из партии пока говорить не стал: «Это сложная штука. Потому что есть внутрипартийные отношения какие-то... Но, с другой стороны, это же не КПСС, в конце концов.

У меня все равно остаются свои симпатии и антипатии. Больше десяти лет я состоял в этом движении («Единство» — «Газета.Ru)», а потом в партии. Но у меня есть свое видение... Несколько лет я уже далек от какой-то активной партийной позиции».

В итоге на данный момент у письма осталось 45 подписантов. Подписавший его певец Мурат Насыров погиб в 2007 году.

Не исключено, что после двух громких заявлений будут и следующие. Так, директор Центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева Лео Бокерия заявил в пятницу «Газете.Ru», что «против Ходорковского ничего не подписывал». «В письме говорилось, что суды должны быть независимыми», — объяснил смысл того послания, под которым ставил свою подпись, Бокерия.

А художник Никас Сафронов до сих пор уверен, что поступил правильно, подписав письмо. «Я никогда не отказываюсь ни от друзей, ни от своих слов… Я понимал, что это шаг политический, но я считаю, что нужно, чтобы в государстве был порядок», — заявил он «Газете.Ru».

«У меня есть картина, где Ходорковский сидит в православной монашеской одежде, задумавшись, как бы на распутье. Если он пересмотрит свою жизнь и станет новым Достоевским, таким философом-мудрецом, то (мне) надо будет пересмотреть позицию. Но в данный момент сложно сказать, что будет дальше», — заключил автор рублевских портретов.