Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Мой норвежский муж показал свое истинное лицо

Анна 08.08.2011, 08:12

Очень хочу поделиться своим опытом по поводу раздела ребенка в Норвегии. Норвегия — чудесная страна глазами туриста. Восхитительные фьорды, доброжелательные норвежцы, обилие лесов, гор и морей. Немало русских женщин нашли свое счастье вместе с местными викингами. Одной из них была и я.

За 8 лет в Норвегии я нашла работу, проучилась и стала получать MBA , паралелльно воспитывая дочь. Все было очень хорошо и безоблачно до тех пор, пока норвежский муж не решил от меня уйти и забрать нашего общего ребенка. Вместе у нас одна прелестная дочь Мария Исабелла. Ей 3 годика. Только папа почему-то решил, что дочке мама не нужна вообще. То ли он о дочке заботится, то ли алименты не захотел платить. Здесь финансы играют огромное значение. как и везде.

И тут викинг и показал свое настоящее я.

Норвежцы очень тихие и спокойные на людях, но то что у них в голове не поймет никто. Для начала была накатана жалоба в детскую организацию, что я терроризирую мужа, психически нестабильна и не могу заботиться о ребенке. Чтобы достичь этого викинг специально провоцировал меня перед сессией. Чтобы было потом, что предъявить. Все наши ссоры записывались на диктофон. Ненужное убиралось. Его родственники давили на меня, чтобы я подписала отказ от ребенка. Не добившись этого, стали действовать по-другому. Без моего согласия он отправил ее к своим родственникам в Ставангер почти на месяц.

После того, как я связалась с адвокатом и затребовала дочь обратно, на меня посыпались новые злоключения.

Муж вместе со свекровью написали на меня жалобу в полицию за сексуальное насилие над ребенком. Идет расследованиe. Меня уже таскали в полицию на допрос. Будут теперь проверять адекватная я или нет вместе с психологом. По норвежским понятиям мама, которая плачет из-за того, что у нее отняли ребенка и не может уснуть - явно неадекватная. В стране фьордов нужно всем улыбаться и вежливо говорить «все будет хорошо». А что ребенок лишен матери - это нормально. Папа же норвежец и у него доход больше.

За последние два месяца я видела дочь 4 часа. Даже по телефону с дочерью говорить не дает.

В доносе в полицию написано, что дочь боится мамы. Он хочет лишить меня родительских прав полностью. Любой ценой. Уже назначен норвежский суд. Если до сентября я не найду работу, то суд я точно проиграю. К сожалению, я не одна такая. Многие наши женщины прошли через это. Матери не видят своих детей по много месяцев до суда. Если бы мы были черные, можно было бы сказать, что нас дискриминируют по цвету кожи. Если бы мы были мусульмане, можно было бы сказать, что это из-за религии. Только за русских в стране Норвегии никто не заступается.