Джоли показала профилактику

«Газета.Ru» с помощью специалиста по молекулярной диагностике рака разбирается в том, стоит ли женщинам удалять грудь во избежание рака

Надежда Маркина 14.05.2013, 19:02
Зная о своей генетической предрасположенности к раку молочной железы, актриса решилась на операцию Thomas Samson/AFP/Getty Images
Зная о своей генетической предрасположенности к раку молочной железы, актриса решилась на операцию

«Газета.Ru» с помощью специалиста по молекулярной диагностике рака разбирается в том, стоит ли женщинам с наследственной предрасположенностью к раку молочной железы решаться на радикальную меру – профилактическую мастэктомию. Вердикт специалиста – стоит.

Новость, которая взорвала мир – Анджелина Джоли, признанный секс-символ и предмет мечтаний мужчин планеты, удалила грудь. Зная о своей генетической предрасположенности к раку молочной железы, актриса предпочла пойти на операцию, но не подвергать себя риску смертельно опасной болезни, а своих близких — риску потерять жену и мать.

Мастэктомия состоит в хирургическом удалении самой молочной железы и жировой клетчатки, а также, в зависимости от варианта, включает удаление малой и/или большой грудных мышц. В зависимости от показаний, варианты мастэктомии могут быть более или менее радикальными. Обычно на операцию идут женщины, которым поставлен диагноз злокачественной опухоли молочных желез, реже — при гнойном воспалении молочной железы. Но некоторые пациентки решаются на операцию в профилактических целях.

О риске заболеть раком молочной железы они узнают по результатам ДНК-тестирования. Предрасположенность к этой болезни может быть наследственной.

На сегодняшний день специалисты считают, что большинство случаев наследственного рака молочной железы связано с генами BRCA1 и BRCA2, вернее, с их мутациями.

Кстати, с этими генами связывают предрасположенность не только к раку молочной железы, но и раку яичников.

Сами гены BRCA1 и BRCA2 в нормальном состоянии защищают молочную железу от рака, так как кодируют белок, контролирующий рост и размножение клеток.

Если в гене возникнет мутация, а точнее, если мутантными окажутся два аллеля этого гена на обеих хромосомах, белок не будет вырабатываться и клетки пустятся в безудержное размножение.

О том, каковы реальные риски и стоят ли они потери существенного атрибута женской красоты, «Газете.Ru» рассказал доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела биологии опухолевого роста в НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова Евгений Имянитов.

— Сколько на сегодня известно генов предрасположенности к раку молочной железы?

— Таких генов десяток, из которых два главных (BRCA1 и BRCA2), а остальные менее изучены. Один из них открыли мы.

— Какой процент заболеваемости они определяют?

— От 5% до 10%, то есть от каждого двадцатого до каждого десятого случая.

— А остальное – это факторы окружающей среды?

— Неизвестно — я бы так сказал. Я бы сказал, что роль окружающей среды преувеличена. Главная причина – контроль рождаемости, от этого же не уйдешь.

— Вы имеете в виду контрацептивы?

— Нет, не контрацептивы, а просто низкую рождаемость.

Молочная железа — она для другого создана: она природой предназначена для лактации, кормления каждый год. Сейчас же невозможно так жить.

— А можно ли оценить риск заболеваемости, скажем, если у женщины имеется мутация одного гена-маркера?

— Да, как правило, бывает одна мутация, и при этом риск достигает 90%.

Если это мутация в одном из наиболее изученных генов, BRCA1 и BRCA2, то 9 женщин из 10 заболевают.

— В течение жизни или к старости?

— К сожалению, иногда в довольно молодом возрасте — как правило, от 30 до 60 лет.

— А этот риск можно скорректировать образом жизни?

— Только профилактической операцией, когда удаляется ткань молочной железы и ставятся силиконовые импланты.

— С точки зрения специалиста эта операция оправдана?

— Да. За границей это принято – если есть мутация, рекомендуется профилактическая мастэктомия.

— А в России?

— В России мы выявляем мутации, но операций делать не принято.

Единственный случай настоящей профилактической операции был в Краснодаре, где мы нашли мутацию у женщины в 53 года, и ей не только сделали операцию, но и показали ее по телевидению, по Первому каналу (журналистка Маша Гессен, которая публично рассказала о перенесенной операции мастэктомии, делала ее в США. — «Газета.Ru»).

— А в чем причина того, что в России практически не делают таких операций?

— Ну у нас и врачи негативно к этому относятся, и пациентки не хотят на это идти.

— А в мире?

— В США, Германии, Франции 50% женщин, имеющих мутацию, соглашаются на мастэктомию.

— А осложнения после операции тяжелые?

— Нет, если все грамотно сделать, осложнений нет. Самое главное, что молочная железа теряет чувствительность, что, конечно, существенно с эротической точки зрения. Но это все.

В общем, резюмируя, можно сказать, что Анджелина Джоли права, а российское общество слишком консервативно. Действительно, россияне вряд ли скоро пойдут по пути США, где уже и аппендикс профилактически удаляют, и обрезание делают. Что ж, у каждого свой путь.