Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Только бог простит

В прокате идет фильм «Оставленные» с Николасом Кейджем в главной роли

Егор Москвитин 03.10.2014, 11:56
kinopoisk.ru

В российский прокат вышел фильм «Оставленные» с Николасом Кейджем в привычном амплуа — божественная драма, которая лучше воспринимается как комедия.

Капитан Стил (Николас Кейдж) садится за штурвал с тяжелым сердцем. Жена (Лиа Томсон) у него уже год как помешана на Библии. Дочь (Касси Томсон) только что застукала его со стюардессой (Никки Уилан). Какой-то проходимец-репортер (Чад Майкл Мюррей) воспользовался этим, чтобы утешить ранимую студентку. А напарником по рейсу оказался настоящий святоша. Впрочем, через пару часов все проблемы капитана Стила перестанут иметь значение: без лишних объяснений в воздухе растворятся миллионы людей по всему миру, включая праведника-пилота, кучку пассажиров, жену и маленького сына. От исчезнувших останутся аккуратно сложенные вещи, все они окажутся людьми верующими, но герои упрямо будут обвинять во всем террористов, пришельцев и черные дыры.

Фильм «Оставленные» (в оригинале – «Left Behind») не имеет прямого отношения к одноименному сериалу («Leftovers»), но картину рисует ту же — жизнь грешников после вознесения праведников.

В основе картины на этот раз лежит не ловкий роман Тома Перроты, а серия из целых шестнадцати бестселлеров по мотивам Книги Откровений. В удивительном цикле Тима ЛаХэя и Джерри Дженкинса чего только не происходило: с неба спускались ангелы с карающими мечами, из ада подымались демоны с колючими рогами — в общем, все в лучших традициях фильма «Легион» и сериала «Доминион». «Оставленные», увы, имеют дело с самой адекватной из книг — той, в которой от людей остаются одни ботинки.

В это сложно поверить, но фильмов хуже в биографии Николаса Кейджа еще не было.

«Оставленные» чудовищны настолько, насколько это вообще возможно: вместо фильма-катастрофы здесь — болтающийся разве что не на ниточке самолетик, снятый в подвале; вместо героев — карикатуры, вместо поступков — клише, вместо напряжения — скука, вместо идей — проповедь зубрилки. Кейдж в интервью подчеркивает, что снялся в фильме ради брата-пастора, и это тем забавнее, что единственный на весь фильм священник в рай не попадает. На самом деле великий актер, кажется, преследовал более корыстные цели. «Оставленные» — одно сплошное посвящение его творческому пути. Он тут и герой, и любовник, и семьянин. У него тут форма пилота, очки-авиаторы и крутые фразочки из боевиков девяностых: «Я обязательно испугаюсь, когда у меня найдется минутка». Он тут снова оказывается в воздушной тюрьме и спасает дочь. Точнее, теперь его спасает она — но так даже круче.

Как всегда в фильмах с Кейджем, в конце играет незабываемая музыка и раздаются взрывы. Наконец, сценаристы дают актеру как следует разрыдаться — а уж он-то это любит.

Во всем этом есть что-то величественное: идут десятилетия, кино постоянно меняется, воюет с сериалами и видеоиграми, и только Кейдж, как константа, неизменно возвышается над всей этой суетой в черных очках и отблесках взрывов. Жалеть остается только о том, что второго пилота играет не Чарли Шин.

С таким настроем смотреть кошмарный фильм становится определенно веселее. Персонажи из бизнес-класса оказываются готовым ансамблем для ситкома. Наркоманка, похожая на Фиби из «Друзей», весь полет лежит в отключке. Сбежавший из «Южного парка» мусульманин просит всех жить дружно. Злой лысый карлик брыкается, кусается и получает пинка. Какой-то фрик одну за другой генерирует версии в духе «Секретных материалов». Техасский бизнесмен — вылитый двойник Павла Астахова — кается, что грешно жил.

Нервная дамочка достает пистолет — и драматический фильм окончательно превращается в выпуск «Крутого пике» бессмертного «Каламбур-шоу».

Только вот зачем зрителю совершать над собой такие усилия в мире, где уже сняты божественные комедии «Догма» и «Конец света по-голливудски»? На рекламных щитах «Оставленных» в Америке написан потрясающий слоган: «Прошу вас, не водите на этот фильм неверующих. Ваш Сатана». Редкий случай, когда стоит послушать часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.