«Плата за вход в Кремль отчуждает горожанина от центра его города»

«Архнадзор» предлагает президенту РФ и мэру Москвы открыть Кремль для пешеходов

Алексей Крижевский, Татьяна Сохарева 05.08.2014, 08:21
Спасские ворота Кремля ИТАР-ТАСС
Спасские ворота Кремля

Градозащитник Рустам Рахматуллин рассказал «Газете.Ru» о том, почему вслед за Спасскими воротами надо открыть для пешеходов весь Кремль и даже резиденцию Путина в Сенате, когда президент отсутствует.

С 4 августа Спасские ворота Кремля открыли для прохода на Красную площадь. Градозащитники из «Архнадзора» предложили властям пойти гораздо дальше — открыть не только Спасские, но и Никольские ворота Кремля, сделать посещение территории Кремля бесплатным, оставив только плату за вход в музеи и выставочные залы. Это позволит открыть для туристов, например, главные фасады Арсенала и Сената, говорится в заявлении градозащитной организации. Ранее, 31 июля, президент России Владимир Путин предложил еще и снести реконструируемый сейчас 14-й корпус Кремля, чтобы восстановить стоявшие на этом месте и уничтоженные в 1929–1931 годах Чудов и Вознесенский монастыри.

— Почему вы решили выступить со своим предложением вслед за Спасскими открыть Никольские ворота и ряд улиц Кремля именно сейчас?

— Если вы почитаете протокол беседы президента, размещенный на сайте kremlin.ru, то увидите, что предложение открыть Спасские ворота исходило от мэра и было связано в первую очередь с туристической логистикой. Речь шла просто о возможности для туристов выйти из Кремля на Красную площадь. Спасские ворота уже 4 августа стали открыты на выход из Кремля.

— Что вы имеете в виду под туристической логистикой? Ведь меняется сама идеология Кремля?

— Меняется всего лишь движение туристов, оплативших вход в Кремль. Но Кремль до 1918 года, то есть до переезда советского правительства в Москву, никогда не был закрытой территорией — это просто была первая часть города. В Москве не было западной оппозиции «город — замок», это было градостроительное явление иной природы — город с царским двором внутри. В нем жили люди; в XVIII веке там еще существовали частные дворы; в XIX веке жили служащие двора. Лев Николаевич Толстой венчался в кремлевской церкви Рождества Богородицы на Сенях — приходской церкви жителей Кремля.

— Но Кремль фактически окружен крепостной стеной.

— Это городская, а не замковая стена. Конечно, стража выставлялась и у кремлевских ворот, но и у ворот Китай-города, и у ворот Белого города. Все это были городские части.

— Сталин, кажется, закрыл ворота.

— Нет, Ленин, в 1918 году. А Хрущев в 1955-м открыл Кремль для прохода. Я застал еще время, когда в Кремль можно было пройти бесплатно, а работали те же двое ворот, что и сейчас, — Троицкие и Боровицкие. Когда Спасские ворота откроют на вход, можно будет пройти с Ильинки, Варварки и Никольской на Волхонку и Знаменку. А если мы откроем Никольские ворота, то получим еще один сквозной прямой путь.

— Но вы предлагаете Путину пойти дальше.

— Мы предлагаем три вещи. Во-первых, отказаться от платы за вход в Кремль, а взимать ее за вход в отдельные музеи. Технически — перенеся кассовые офисы внутрь Кремля (сейчас кассы Кремля — это очень большой современный павильон, располагающийся в памятнике культурного наследия — Александровском саду). Плата за вход в Кремль отчуждает горожанина от центра его города.

Во-вторых, мы предлагаем расширить перечень доступных кремлевских артерий. Открыть Никольские ворота означало бы открыть улицы вдоль Арсенала и Сената. Между ними еще расположена Сенатская площадь. Никто из нас, несколько поколений людей, не видел эти здания с лица. А Сенат, шедевр архитектора Матвея Казакова, — это, между прочим, резиденция президента. Кроме того, мы предлагаем открыть для пешеходов улицу от Троицких ворот к Боровицким (это откроет нам путь к Потешному дворцу — памятнику XVII века с собственной домовой церковью).

Также можно сделать доступным нижний кремлевский сад, называемый Тайнинским: он до 1918 года был местом гуляний горожан.

В третьих, мы предлагаем значительно увеличить перечень музейных объектов в Московском Кремле. Прежде всего это Большой Кремлевский дворец, который работает как парадная, представительская резиденция президента. Это есть конгломерат зданий, построенных от XIV до XVIII века. Это не только дворец Николая I, обращенный к реке, но и Грановитая палата, и Золотая Царицына палата (там есть росписи XVI века, которые никто не видел), и Теремной дворец, и церковь Воскрешения Лазаря XIV века, которую в принципе не увидишь снаружи, поскольку она обстроена дворцовыми помещениями, а ведь это древнейшее здание, сохранившееся в городе. В состав дворца входят и залы большой анфилады — Владимирский, Георгиевский, Андреевский... Перечислять можно долго.

Для этих объектов можно было бы выработать гибкий график работы и сделать их частью Музеев Кремля. Сегодня экскурсии там проводятся в эксклюзивном режиме, то есть дворец открывается по договоренности и далеко не для всех. Залы дворца несут парадные и представительские функции, но загружены они неравномерно и далеко не всегда. Можно, конечно, совсем размечтаться: предложить сделать доступным Екатерининский зал Сената (здание, в котором находится рабочая резиденция президента) в дни отсутствия главы государства.

— Какие юридические изменения надо внести, чтобы настолько открыть Кремль?

— Статус Кремля определяется, насколько можно понять, указом президента Ельцина «Об официальной резиденции президента Российской Федерации», который состоит из одной фразы: «Официальной резиденцией президента РФ является Московский Кремль».

Новая редакция могла бы содержать изменение: «Резиденция президента РФ находится в Московском Кремле».

Почувствуйте разницу. Можно и перечислить те здания, которые к ней относятся. Ельцинская редакция — это формула Кремля-замка. Новая версия этого установления могла бы утвердить Кремль в новом качестве — открытого города.

— Как по-вашему, насколько Кремль готов к такой открытости? Ведь в отличие от территории Москвы Кремль управляется федеральными органами власти.

— Ну, степень открытости сейчас зависит от федеральной власти, но первый шаг Путин сделал. И обратите внимание: он принял решение не единолично, а стал обсуждать это с мэром Москвы. Это хороший знак.