Кого слушает президент

«Верь» закону «Гравитации»

Альфонсо Куарон придумал для телеканала NBC сериал «Верь»

Егор Москвитин 20.03.2014, 14:45
Кадр из сериала «Верь» outnow.ch
Кадр из сериала «Верь»

Режиссер «Гравитации» Альфонсо Куарон придумал и снял для канала NBC сериал «Верь», в котором девочка с паранормальными способностями не может себя защитить.

За десятилетней Бо (дебютантка Джонни Секвойя, новая девочка-сенсация Голливуда) охотятся нехорошие люди — генетик-миллиардер (Кайл Маклахлен из «Твин Пикса»), блондинка-убийца (Сиенна Гиллори из «Обители зла») и армия безликих наемников.

Бо сама виновата: несмотря на ангельский вид, она опаснее атомной бомбы.

Все дело в том, что девочка, хоть пока и не знает кунг-фу, уже владеет телекинезом и левитацией, умеет предсказывать будущее и кричать так, что к ней слетаются все птицы города. В нужное русло ее навыки пытается направить кучка городских партизан, сумевшая вытащить из тюрьмы осужденного на смертную казнь парня по имени Тейт (Джейк Маклафлин). По замыслу фриков-повстанцев, преступник станет для девочки надежным телохранителем и сможет годами прятать и защищать ее от врагов. На практике участие беглеца-смертника все только осложняет: к погоне подключаются полиция и ФБР. Но что поделаешь, отцов не выбирают.

«Верь» («Believe») должен был стать главной сенсацией весны.

Автор идеи и режиссер пилота — триумфатор последнего «Оскара» Альфонсо Куарон, магистр социологии («Дитя человеческое»), магии («Гарри Поттер и узник Азкабана») и изобразительных искусств («Гравитация»). Исполнительный продюсер — Джей Джей Абрамс, временный управляющий «Стартреком» и «Звездными войнами» и идеолог сериала «Остаться в живых».

Сериалу «Верь», наконец, повезло с актерами:

непонятно где найденная Секвойя с годами неизбежно составит конкуренцию Хейли Стайнфелд, сестрицам Фаннинг и Хлое Грейс Морец. Лохматый Джейк Маклафлин после того, как побрился во второй серии, превратился чуть ли не во второго Энди Уитфилда из «Спартака». Ну а Кайл Маклахлен давно считается талисманом великих телевизионных начинаний.

В общем, ничто не предвещало беды, но уже после пилотного эпизода сериал потерял четыре миллиона зрителей и собрал щедрый урожай гнилых помидоров в прессе.

Премьеру и правда было за что ругать. Все второстепенные персонажи оказались клоунами, а между двумя героями на первом плане не успела возникнуть химия. Авантюрная логика плохо вписалась в американские реалии (перестрелки, погони — и никаких копов?), а игривая блондинка-убийца разрушила весь саспенс. Куарон, постановщик пилота, честно выполнил все свои фирменные трюки. Эффектно снял автокатастрофу. Организовал пару длинных бесшовных экшн-сцен. А главное, надушил сюжет ароматом «Дитя человеческого» — возможно, самого великого своего фильма, блестяще констатировавшего в 2006 году не только хрупкость и жестокость мира, но и его вечную способность к чудесному возрождению. Однако Куарона, в отличие от многих других больших кинорежиссеров — Финчера, Скорсезе, Ван Сента, — современное телевидение не освободило, а закрепостило: хорошо видно, что в «Верь» он оказался стеснен рамками вечерней фантастики в мягком переплете.

Второй эпизод был снят без участия оскароносца, и внезапно выяснилось, что четыре миллиона зрителей, выключивших телевизор, многое потеряли.

Блондинку с пистолетом выгнали; в экшн-сценах стало меньше пижонства, но больше неподдельного саспенса; фриков задвинули на второй план, а на первый вывели сентиментальное роуд-муви с участием чудо-ребенка и ворчливого взрослого.

Между актерами наконец-то вспыхнула искра, в сценарии повеяло нежной иронией и упрямым гуманизмом «Убить пересмешника» и «Над пропастью во ржи», а Бо принялась творить библейские чудеса. Но главное — персонажи сели в автобус, отправились колесить по Америке, и внезапно сериал оказался частью большой семьи хороших историй о том, как географические приключения влекут за собой духовные перерождения.

После пилота казалось, что «Верь» — многое о себе возомнивший боевик о бегстве ребенка и взрослого в духе «Дитя человеческого», «Проклятого пути», «Леона» и, прости Господи, «Защитника». После второй серии выясняется, что это современная адаптация гораздо более сложных, но обаятельных сюжетов из далекого прошлого — «Бумажной луны», «Успеть к полуночи» и «Человека дождя». И все это стараниями десятилетней девочки из Айдахо, которая своими серыми глазами умеет делать так, чтобы ее плюшевый слон плясал под потолком.