Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Иллюзия Хартленда

26.09.2014, 08:08

Семен Новопрудский о необходимости раз и навсегда похоронить геополитику

«Забежал ко мне какой-то сумасшедший. Назвал себя председателем земшара» — примерно так (за точность цитаты не ручаюсь, точность мысли гарантирую) писал в своих мемуарах замечательный русский писатель Борис Зайцев о замечательном русском поэте Велимире Хлебникове. Или вот шутка сегодняшних дней: «В Средние века люди не боялись делать зло друг другу. Земля-то была некруглая».

По-моему, к «геополитике» нужно относиться именно так — с издевкой и сарказмом. Потому что в реальной жизни это слово является лишь прикрытием преступлений, совершаемых на высшем государственном уровне.

Недавно ВЦИОМ обнародовал результаты проведенного в конце августа всероссийского опроса «Мировое правительство: миф или реальность?». В существование мирового правительства верят 45% россиян против 32% «не верующих». Треть из тех, кто верит (а это преимущественно люди с высшим образованием и хорошим достатком), полагают, что главной целью мирового правительства является «господство над всеми странами».

В состав этого тайного, но могущественного органа власти россияне записывают прежде всего крупнейших бизнесменов, а также американских или — шире — западных политиков. Конечно, не обходится без масонов. В Советском Союзе, к слову, тоже было немало людей, которые искренне считали, что Октябрьскую революцию устроили «жидомасоны». Хотя единственным большевиком, состоявшим в обществе вольных каменщиков, когда стали доступны соответствующие архивы, оказался некто… Скворцов-Степанов. Ни разу не Ленин с Троцким. И, вот облом, даже не еврей.

Некоторых «членов мирового правительства» россияне называют поименно: Барак Обама, Джордж Буш-младший (видимо, продолжает гадить нам на пенсии), почему-то королева Великобритании Елизавета II. Но не Ангела Меркель, например. Наших политиков и бизнесменов в составе мирового правительства россияне не упоминают.

Хотя, судя по российской политике последнего времени, по крайней мере одному нашему политику и поддерживающему его большинству очень хочется там поучаствовать.

Политическая география существует, наверное, с тех времен, когда человеческие стада перестали жить изолированно, пробавляясь исключительно охотой и собирательством, и начали охотиться друг на друга. На протяжении тысячелетий иметь выход к морю считалось лучше, чем не иметь его. Размеры территории, способность завоевать силой чужие земли являлись признаком могущества страны и доблестью ее конкретного правителя.

Но собственно «геополитика» гораздо моложе. Как невинный научный термин она появилась всего-то 115 лет назад с легкой руки практически забытого шведского политолога Рудольфа Челлена. 110 лет назад куда более известный персонаж, британский географ, профессор Оксфордского университета сэр Хэллфорд Джон Маккиндер озвучил на лекции, а потом и описал в своем opus magnum «Географическая ось истории» знаменитую геополитическую теорию Хартленда — «срединной земли», ключевой территории для достижения мирового господства.

Более 15 млн кв. км воды и суши, в значительной степени совпадавшие как раз с границами Российской империи, были объявлены им наиболее важной частью планеты. Во-первых, из-за обилия разнообразных ресурсов, а, во-вторых, из-за своей недоступности для флота самой могущественной мировой державы по состоянию на 1904 год — Британской империи. Потом границы Хартленда неоднократно корректировались.

Сам Маккиндер успел поучаствовать в практической реализации своей концепции, когда в 1919 году был назначен британским верховным комиссаром в советскую Россию, чтобы сообщать, насколько успешно Главнокомандующий Вооруженных сил юга России Антон Иванович Деникин борется с большевиками, и давать рекомендации своему правительству, как лучше свергать советскую власть.

В том же 1919 году он написал свою вторую знаменитую книжку «Демократические идеалы и реальность». Это был настоящий гимн геополитике: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом. Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (так он называл Евразию с Африкой). Кто контролирует Мировой остров, тот командует миром».

Пусть Дугины с Кургинянами обзавидуются — все уже сказали почти за 90 лет до них. Надо ли говорить, что ход мыслей сэра Хэллфорда очень понравился потом гитлеровскому режиму. Да и сталинскому, судя по его действиям, тоже.

Но сегодня мир принципиально изменился даже по сравнению с тем, который возник на руинах Второй мировой войны. Геополитика в современном мире абсолютное зло и кровавая утопия.

Попытки сводить роль всякой страны или территории к роли куклы или кукловода — а на том, что мы перестали быть куклой и вот наконец опять становимся кукловодами мировой истории, строится вся новая российская идентичность — уже несостоятельны. Ни отдельно Крым, ни вся Украина не являются российским Хартлендом.

Логика «американцы так делают, почему мы не можем» — это ход мыслей закомплексованных людей. На самом деле больше никто «так» не может.

Нет и уже никогда не будет линейной зависимости мощи державы от выхода или невыхода к морю или от размера территории. Тот же маленький Катар сейчас точно не менее влиятелен в мире, чем большая Индия. Впервые в истории у людей есть оружие массового поражения, способное уничтожить почти мгновенно все человечество. Причем этим ядерным оружием обладают не только самые большие, экономически мощные или политически влиятельные державы.

Сегодня главным природным «геополитическим» ресурсом кажутся нефть и газ, но уже через пару десятилетий, если не еще раньше таким ресурсом станет пресная вода. А ее больше всего в виде льда в Арктике, 90% всех запасов. Любые силовые попытки превратить ледовый континент в новый Хартленд приведут к новой мировой войне. А при нынешнем состоянии оружия мировая война может в считаные недели отбросить нас в каменный век. Точнее, не нас, а планету, на которой никаких «нас» уже не останется.

В общем, похороны геополитики в мире и особенно в России явно назрели.

А вот идея мирового правительства, которая долгое время было тестом на политическую вменяемость человека, как ни странно, может обрести невиданный доселе полезный смысл. Мир, в котором одна, две или десять противоборствующих держав способны устанавливать и поддерживать свои порядки, более невозможен. Не способна поддерживать мировой порядок и ООН. Вместо геополитики, за которой стоят лишь политические амбиции вождей, которая цинично делит мир на важные и не важные территории, а значит, и людей, на них живущих, — на важных и неважных, — должны появиться более тонкие коллективные межгосударственные инструменты и механизмы мироустройства.

Никаких геополитических катастроф нет. Страны, как люди, рождаются и умирают. Источник катастроф — сама геополитика.