Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Империя меняет пол

30.05.2014, 08:36

Семен Новопрудский о том, как Россия превращается из «старшего брата» в «младшую сестру»

Империю трясет не по-детски. Что там чеченцы, раньше убивавшие русских солдат в России, а теперь устанавливающие «русский мир» в Донецке и вызволяющие российских журналистов из украинского плена? Я вот на днях в метро увидел хотя и наспех прилепленную, но изготовленную вполне полиграфическим способом листовку с лозунгом: «Россия без коней».

Приклеили ее к тем самым неподвижным частям эскалатора, к которым нельзя прислоняться, вовсе не враги лошадей мужского пола. То были противники футбольного клуба ЦСКА. Его эмблема на листовке показательно перечеркнута. Поклонников ЦСКА — примечание для не болельщиков — на жаргоне принято называть «конями». То есть в стране есть люди, которые тратят время и деньги на пропаганду избавления России (на листовке был еще неприличный глагол, который мы деликатно опустим) от болельщиков конкретного футбольного клуба. А не только от «либерастов», «пидарасов» или «чурок».

Все это — крошечные фрагменты мощного и трагического процесса формирования очередной российской государственности.

Присоединение Крыма проблему отсутствия внятных представлений России о России не решает. Газовый контракт с Китаем – тоже. Кто мы, куда и откуда, по-прежнему неясно.

Россия все более явно не справляется с зонами своего геополитического влияния. Кстати, когда слово «геополитика» исчезнет из нашего лексикона, это вообще станет первым шагом к выздоровлению страны. И одновременно подрывает легитимность собственных границ — главная опасность присоединения Крыма именно в этом.

Крым должен внимательно следить за тем, что происходит в Абхазии, чтобы лучше представлять свои перспективы.

В Абхазии оппозиция во главе с бывшим прокремлевским кандидатом в президенты республики и коллегой Путина по КГБ Раулем Хаджимбой решила свергнуть законно избранного президента (мы такие майданы, судя по реакции на Украину, сильно не любим) якобы из-за… недостаточной интеграции с Россией. Трудно представить себе более сильную интеграцию — разве только Абхазия официально откажется от независимости, за которую проливали кровь и которой так гордятся абхазы, и потребует присоединения к России, а ее бюджет будет формироваться за счет российских безвозмездных инвестиций не на 70, а на все 100 процентов.

Спустя почти шесть лет после великой победы России над крошечной Грузией до Абхазии стало доходить: Науру, Вануату, Венесуэла и Никарагуа, вместе с Россией признавшие ее государственность, не обеспечили стране инвестиционного бума и процветания. А мечтать-то уже больше не о чем. За что боролись, на то и напоролись.

Развитие украинской ситуации, где благодаря усилиям российской дипломатии «вежливых людей» все регионы впервые в истории отдали предпочтение одному кандидату в президенты, да еще прозападному, а не провосточному, да еще и олигарху, тоже многое говорит о сегодняшней России.

Если Россия не займется собой, Крым в лучшем случае станет строчкой в «патриотическом» учебнике истории. Но «Крымнаш», как раньше «Абхазиянаша» и «Южная Осетиянаша», не приблизили Россию к сколько-нибудь внятной государственной идентичности. Не сделали ее сильнее или лучше для жизни.

По внешним признакам мы находимся внутри принудительной операции по смене политического пола — со «старшего брата» бывших советских республик и стран бывшего соцлагеря на «младшую сестру», как наc уже называют некоторые китайские публицисты. По внутренним признакам — в состоянии краткосрочной национальной эйфории, граничащей с действием общего наркоза на смертельно больной организм. Причем без малейших представлений о характере болезни и способах лечения.

Кроме газового контракта мы на днях отдали Китаю очередные земли. Пока небольшие, но совместную особую экономическую зону Китай уже открыто предлагает распространить на весь российский Дальний Восток. Европой мы быть не хотим. Азией не можем — слишком много территории в Европе, а у значительной части населения есть привычка к европейским стандартам жизни и потребления.

Быть мостом между Европой и Азией тоже не получается — слишком хрупкая мостовая конструкция выходит, дважды за 75 лет разрушалась.

В очень проблематичном и опасном потенциальном тройственном союзе с Индией и Китаем против Америки мы неизбежно будем на вторых ролях. И уж точно не более самостоятельными, чем в нашей нынешней войне за независимость от Америки. Противоречий в отношениях Индии и Китая хоть отбавляй, а Россия для Китая — о чем наконец в силу известных обстоятельств у нас стали писать много и разнообразно – самый подходящий участник сделки слияния или поглощения. Доля правды в популярной нынче шутке «Украина достанется США, а Россия Китаю» может оказаться для нас слишком велика.

Идущие с перерывами третье столетие войны с Кавказом, два распада России в одном только ХХ веке, нынешние попытки российской власти подрывать легитимность границ нашего государства — вернейшие признаки так и не устоявшейся российской государственности. Собственно, первый распад империи в 1917 году и ее сшивание кровавыми нитками «наживо» Сталиным аукаются нам до сих пор. Жертв и потрясений в российской истории много, а результат по-прежнему ничтожен.

Наша сегодняшняя политика в украинском кризисе приведет либо к окончательному распаду Украины, либо к ее идентификации как европейской периферии. С Россией Украина не останется в любом случае. Казус Абхазии с Южной Осетией тоже показывает очевидную неспособность России дать шансы на развитие своим абсолютным политическим сателлитам. Все эти провалы на имперском фронте — прямое следствие совершенно размытой, фактически отсутствующей собственной государственной идентичности России.

Никакая страна не может управлять миром, не разобравшись с собой.

Хотя, как показывает пример США, даже экономически мощное государство с понятной и устойчивой идентичностью тоже не в состоянии эффективно управлять все более сложными и многообразными мировыми процессами. Пародируя худшие черты имперской политики США или радостно устремляясь в пасть китайского дракона назло Западу, Россия исторически ничего не выигрывает.

Вот уже 100 лет мы не можем оправиться от распада империи, убивая миллионы своих и чужих, пугая собой мир — с небольшими паузами на зализывание собственных ран. И пока нет ощущения, что Россия сошла с этой гибельной для себя и опасной для мира колеи.