На китайско-финской границе

25.04.2014, 09:29

Семен Новопрудский о том, сможет ли Россия дружить с Китаем на равных

Замечательный советский поэт-песенник Михаил Исаковский, тот самый, который написал «Катюшу» и «Враги сожгли родную хату», оказался невольным автором одного из главных слоганов нынешней российской эпохи. Старожилы припомнят эту песню 1935 года на музыку Дмитрия Покрасса: «Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону. Уходили комсомольцы на Гражданскую войну…»

Пока Россия активно промоутирует гражданскую войну на юге и востоке Украины, где вместо «комсомольцев» действуют некие «ополченцы», для внутреннего употребления нам предлагают идею радикального поворота «в другую сторону» от Запада — в Азию. В качестве светоча нашего нового геополитического курса преподносится Китай.

Проблема в том, что прочная дружба России с Китаем против Запада невозможна.

А единственная страна в Азии, в сторону которой мы реально можем повернуть при сохранении своих нынешних повадок, это Северная Корея с ее опорой на собственные силы в рамках идеологии чучхе. Россия начала стремительное движение к такому очучхению — самобытности на грани самоуничтожения.

Тяга к особому партнерству с Китаем, если сопоставить элементарные цифры, выглядит для России в лучшем случае нереалистичной, а в худшем чем-то вроде буквального воплощения старого анекдота о спокойной ситуации на китайско-финской границе. Простите, дальше будет не только «многобукоф», но и «многоцифр».

Итак, население Китая — примерно 1,365 млрд человек. Население России — примерно 146 млн, в девять раз меньше. Уже по одному этому признаку Россия никогда не сможет стать равноправным партнером Поднебесной, только младшим. Или, как уже пишут некоторые китайские публицисты, младшей сестрой. А ведь один из главных озвученных мотивов нашего нынешнего громкого развода с Западом — обида России на неравноправное партнерство и игнор.

Торговый оборот Китая с Россией в 2013 году действительно вырос по сравнению с предыдущим годом, правда, всего на 1,1%, до $89,2 млрд, по данным китайской таможни. И таки да, Китай, если говорить об отдельных странах, уже наш главный внешнеторговый партнер. Но за счет чего произошел этот рост? Объем экспорта китайских товаров в Россию в 2013 году по сравнению с 2012-м увеличился на 12,6%, зато импорт российских товаров в Китай сократился на 10,3%. Направление потока торговых рек вполне очевидно: китайцы используют Россию как рынок сбыта, закупая у нас преимущественно сырье и оружие. Хотя российское и советское оружие Китай предпочитает незаконно копировать, являясь лидером этого неприятного для нас бизнеса.

В отношениях с Западом и постсоветскими государствами Россия привыкла к роли шантажиста продавца нефти и газа. Она привыкла диктовать цены и устраивать постоянные истерики. В случае радикальной переориентации поставок газа и нефти на Китай (а чем еще, спрашивается, мы намерены резко увеличивать свой товарооборот, не военными же секретами?) нам придется привыкать к шантажу покупателя.

Китай будет навязывать России свои цены на наши энергоносители, и мы никуда не денемся, надо же кому-то продавать наше единственное национальное богатство.

Годовой торговый оборот России с ЕС — порядка $400 млрд. С Соединенными Штатами — порядка $27 млрд. То есть в сумме это почти впятеро больше, чем оборот с Китаем. Более того, доля ЕС в торговом обороте России по итогам 2013 года — 49,7%, практически половина. Для сравнения, доля стран СНГ — всего 13,6%, государств Таможенного союза — 7,1%, а всех, вместе взятых, страны АТЭС — 24,7%.

Для Китая Россия и вовсе относительно небольшой торговый партнер. К слову, Поднебесная по итогам 2013 года впервые обогнала по размерам внешней торговли США и вышла на первое место в мире. При этом годовой товарооборот Китая с Соединенными Штатами превышает $600 млрд (в семь раз больше, чем с Россией), а с ЕС подбирается к этим же самым $600 млрд ( в шесть раз больше, чем с Россией).

С помощью Крыма власти удалось поселить в гражданах иллюзию возвращения России к советским стандартам внешней политики в стиле «СССР с кем хочет, с тем и граничит». Собственно, эта иллюзия и есть единственная причина роста рейтинга президента. Никаких объективных экономических оснований ни для роста рейтингов власти, ни для нынешнего нашего политического курса нет.

Это курс поперек, а не вдоль здравого смысла. Страна уже в полноценном кризисе и при сохранении нынешней траектории развития без всяких иностранных санкций рискует провалиться в долгосрочную экономическую яму. Достаточно сказать, что в России впервые с пика кризиса 2008–2009 годов начали падать реальные доходы населения. Причем в марте 2014 года к марту 2013-го падение реальных располагаемых доходов населения составило весьма заметные 6,2%. То есть процесс реального обеднения россиян — а до сих пор при Путине они всегда пусть и медленно, но неуклонно богатели — уже начался.

Поворот в сторону Китая сделает Россию гораздо менее самостоятельной страной, чем она была в фантазиях тех российских политиков и обывателей, которые во всяком мировом событии видят руку Госдепа или вездесущий «вашингтонский обком». Если Китай вообще согласится сделать Россию стратегическим партнером, что далеко не факт, он не откажется от плотных отношений с ЕС и США. Которые к тому же являются и главными торговыми партнерами Поднебесной.

Зато Россия обречет себя на роль китайского политического вассала. Не говоря уже о том, что мы будем дешевыми поставщиками своих энергоресурсов для китайской экономики, а сами китайцы с удовольствием переведут свои экологически грязные предприятия на сопредельные российские территории. А также с удвоенной энергией займутся экспортом своей не умещающейся в китайских границах рабочей силы. При этом вряд ли можно ожидать китайских инвестиций в развитие российских высоких технологий: китайцы будут развивать их у себя на собственные и западные деньги.

При той структуре экономики, которая сложилась в России, при той внутренней и внешней политике, которую проводит наша власть, мы движемся не столько с Запада на Восток, сколько от открытой страны к закрытой.

То есть аккурат в сторону Северной Кореи. Вся геополитическая мощь Северной Кореи сводится к тому, чтобы в обмен на угрозу применения ядерного оружия время от времени требовать от мира, прежде всего от ненавистных Соединенных Штатов, гуманитарных поставок риса.

В общем, пока нефть и газ не стали продуктами питания, России не стоит всерьез рассматривать идею тотального побега с Запада на Восток. Лучше взаимовыгодно торговать со всеми сторонами света и не пугать международное сообщество ядерными ракетами, вежливыми зелеными человечками и борьбой за мир во всем мире. Прошлые 70 лет очучхения обошлись России слишком дорого.