Мы идем, пока врем

04.04.2014, 08:41

Семен Новопрудский о том, почему три четверти россиян не против цензуры

…В этот момент в моей голове автоматически всплыла детская присказка, которая лет тридцать пять назад помогала мне постигать азы непостижимой грамматики русского языка: «Я иду по ковру… Ты идешь, пока врешь… Мы идем, пока врем». Такова была моя первая реакция на социологический опрос Фонда изучения общественного мнения об отношении россиян к цензуре в средствах массовой информации и допустимости лжи в интересах государства.

Получается почти математическая по точности и неумолимости последствий зависимость: если вы позволяете государству вас обманывать, оно обязательно вас обманет.

А если еще и вы при этом будете обманывать государство (по элементарной логике: «Если ему можно, почему мне нельзя?») — жизнь в царстве лжи, которая, как ржа, неизбежно разъедает основы государственности и в конечном счете убивает такую страну в ее привычном виде, нам обеспечена. В одной такой стране большинство из нас родилось и выросло. И даже с разной степенью успешности пережило ее. Называлась та страна Союз Советских Социалистических Республик.

Итак, опросив 1500 респондентов в 43 российских регионах, социологи ФОМа выяснили, что 72% жителей России спокойно относятся к цензуре. Эти россияне уверены, что есть такие общественно важные проблемы, при освещении которых допустимо замалчивать информацию. Кроме того, за последний год почти в два раза, до 54%, подскочило число тех, кто считает нормальным искажение информации в государственных интересах.

Как человек, в силу профессии много лет имеющий разные, веселые и печальные, личные отношения с цензурой и цензорами, реальными или добровольно берущими на себя их обязанности (разумеется, я нахожусь по другую сторону этих словесных баррикад), скажу вам: страшны не те почти три четверти россиян, кто считает допустимым запрет на распространение массовой информации и умолчание, а те 54%, кто прямо дает государству санкцию на вранье в государственных интересах.

Культура внутренних запретов всегда эффективнее и тоньше культуры запретов внешних.

Попытки заблокировать информацию в сегодняшнем мире не менее результативны, чем намерение вычерпать море дуршлагом. Соглашаться с нелепыми внешними запретами не так уж стыдно. Это всего лишь частная точка зрения, пусть и близкая большинству. А вот разрешать государству врать, прикрываясь высшими интересами, не только стыдно и аморально, но еще и крайне опасно для самого государства.

Жить по лжи проще и выгоднее с бытовой точки зрения. Можно не задумываться ни о последствиях собственных поступков, ни тем более о последствиях поступков страны, в которой обитаешь. Санкция на ложь, выданная государству народом, — ключевой элемент патерналистского, откровенно паразитического сознания. Государство за нас думает и за нас делает. Поэтому ему виднее, что есть правда. Таким образом, мы делегируем государству ответственность за собственную человечность и заодно лишаем его всяческих моральных оснований.

Мы перестаем спрашивать с власти, чтобы не отвечать за себя. Так и создается это коллективное безответственное, которое в итоге губит страну.

Вообще-то нашей власти от таких итогов опроса впору плакать, а не радоваться. Во-первых, люди, считающие допустимой и праведной ложь во спасение государственных интересов, почти непременно предадут и обманут. Ведь тот, кто не считает ложь грехом для государства, тем более не сочтет ее грехом для себя. Во-вторых, мы совсем недавно поставили на себе чистый эксперимент по превращению тотальной лжи в государственную политику и всеобщий стиль жизни. СССР был таким царством тотальной лжи при гораздо более честной в целом политической элите, чем нынешняя, при официально декларированном примате идеалов и моральных ценностей над материальными. Но именно эта бесконечная ложь на каждом участке жизни вкупе с экономической неэффективностью, то есть с ложной моделью построения национальной экономики, плюс репрессивный аппарат отрицательного отбора и подавления человеческой индивидуальности как раз и доконали Советский Союз.

В той стране «истинных патриотов», если провести социологические опросы, было точно не меньше, чем в этой «окрымленной» России. Но СССР это не спасло.

Разумное меньшинство понимало: страна покоится на откровенной экономической и политической туфте. И потому по-настоящему не дорожило такой страной. А ничего не решавшее большинство либо тупо передоверяло свою судьбу государству, ни о чем не задумываясь, либо действительно искренне верило всему, что говорила власть. Но ведь государство никогда не говорило этому большинству, что страна слаба, неэффективна, что может распасться в любой момент. Наоборот, оно уверенно и доходчиво настаивало, что союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь. Что мы рождены, чтоб сказку сделать былью — и уже сделали. Что государство, в котором мы имеем счастье жить, — венец истории человечества. Что ничего лучше и справедливее быть не может. А оно вон как обернулось.

И вот теперь, спустя неполных 23 года после той «геополитической катастрофы», — фактически только одно поколение успело повзрослеть — больше половины россиян снова согласны превратить Россию в царство лжи. Интересно, почему они думают, что на сей раз эта попытка (а государство, увы, все активнее пользуется данным ей большинством россиян правом лгать) закончится принципиально иначе?