Эмиграция новой волны

24.04.2014, 09:31

Игорь Николаев о том, сколько людей уехало из страны и сколько еще уедет

Слова из композиции «Я остаюсь» (музыка: Анатолий Крупнов и «Черный обелиск»; слова: Анатолий Крупнов) не выходят в последнее время из головы. Происходящие события (Крым, санкции, стремительное превращение России в страну-изгоя, нетерпимость к инакомыслию, желание поиграть в изоляционизм, культивирование ненависти, поиски «пятой колонны» и т.п.) приводят к еще одной волне эмиграции из России.

Есть и личные впечатления: во всяком случае, несколько человек в последние дни сказали мне примерно одно и то же: «Ну все, хватит… Теперь-то уж точно уезжаю».

Это не те люди, у которых есть недвижимость и счета за границей. Они не «сидели на чемоданах», поэтому им еще придется решать все эти вопросы материального плана. Собственно говоря, именно поэтому они не готовы уехать уже сегодня. Но решение принято, и они, скорее всего, уедут.

Вот интересно: думали власти о подобных последствиях или нет? Впрочем, зачем я задаю вопрос, ответ на который очевиден: не думали, не просчитывали, не оценивали. Тут историческую справедливость надо восстанавливать, а не думать о каких-то там «беглецах».

Вот это — осознание того, что на фоне последних событий из страны уедет еще немало достойных людей — одно из самых тяжелых разочарований последнего времени.

Процесс исхода людей из России не прекращался даже тогда, когда, казалось бы, все в экономике было хорошо, а жизненный уровень населения рос. Как показали результаты очередного этапа нашего (ФБК) исследования «Сколько стоит Россия: 10 лет спустя», в такой чувствительной сфере, как наука, численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, сократилась с 870,9 тыс. человек в 2002-м до 726,3 тыс. человек в 2012 году, т.е. на 16,6%.

Это весьма примечательный факт, потому что 2000-е годы — это не период жесточайшего экономического кризиса 1990-х. А люди продолжали уезжать, страна продолжала терять кадры.

Понятное дело, что причины продолжающейся «утечки мозгов» были разными. Экономические мотивы для отъезда тоже сохранялись, наука за самые сытые 2000-е так и не стала приоритетом: если показатель внутренних затрат на исследования и разработки в процентах к ВВП составлял в 2004 году 1,15%, то в 2012-м он даже уменьшился — 1,12%. И этот показатель в 2,5–4 раза меньше, чем в развитых странах.

Впрочем, чему удивляться: национальные приоритеты у нас другие — та же оборона, к примеру.

Настоящий всплеск эмиграции случился в 2012 году: если в 2011-м из Российской Федерации уехало 36 774 человека, то в 2012-м — 122 751. До этого, начиная с 1999-го, поток уезжающих из России ежегодно уменьшался. И вдруг рост покинувших страну увеличился сразу в 3,3 раза. Причем резко возросло число выехавших и в ближнее, и в дальнее зарубежье.

Что такое случилось в России в 2012 году? Люди уезжают далеко не только из-за материальных проблем, это очевидно. Укорять таких людей было бы категорически неправильно — это их выбор, они хотят реализовать себя, спокойно и свободно жить.

И все-таки кто-то еще оставался. Казалось, кто хотел уехать, уже уехал. Нет, поедут еще.

Поедут те же ученые, потому что исследовательские лаборатории США уже вводят ограничения на приезд исследователей из России. Значит, из России придется перебираться на более или менее постоянное место жительства за границей, чтобы иметь возможность заниматься любимым делом. У ученых исследовательский век не такой уж большой, поэтому их можно понять.

Однако нынешняя формирующаяся волна отъезда соотечественников за рубеж — это далеко не только ученые. Идет наступление, точнее, вытеснение за границу по всем направлениям.

Деофшоризация у нас уже стала «фишкой» экономической политики. Стратегически эта деофшоризация — благо, но в конкретных условиях — большое зло, потому что означает она усиление налоговой нагрузки на бизнес. Крупному бизнесу сказали: все в Россию! Как вы думаете, как он теперь оценивает свои шансы не потерять свои активы в России? В общем, грустно нашему крупному бизнесу.

Но грустно и среднему бизнесу, потому как наступление ведется и на него, если он имел какие-то активы за границей.

Все это дополняется бурным законотворчеством, в результате чего граждане России могут оказаться обязанными сообщать о получении ими второго гражданства. Предлагается наказывать за сокрытие соответствующей информации: штрафы — для граждан, уголовное наказание — для чиновников. Кстати, госчиновникам уже давно, с 2006 года, нельзя иметь второе гражданство.

Вопрос не в том, правильно это или неправильно, а в самом тренде: подстраховка в виде заграницы не приветствуется и даже наказывается. Но тогда ждите новой волны отъезда наших граждан за рубеж.

И немалое число людей считает: да и уезжайте отсюда! Но я разочарую таких злорадствующих: даже в этот раз уедут не все, кого бы они не хотели здесь видеть.

А вообще, конечно, Россия — уникальная страна. За последние почти 100 лет она генетически обескровливалась не единожды: эмиграции, репрессии, войны. Просто как-то удивительно, что после всего этого Россия еще существует как государство, что все еще есть кому уезжать.

Власть в России почти всегда отличалась фантастически пренебрежительным отношением к людям. Но сколько же мы потеряли в результате такого пренебрежения? Просто дух захватывает, какой могла бы быть страна хотя бы при чуть более бережном отношении к своему населению.

В одной из своих колонок года три назад я уже как-то пытался переубедить тех, кто решил уехать.

Сегодня ситуация изменилась, аргументов к решившим уехать нет, закончились. Надо обращаться к тем, кто пока еще здесь. Как там в песне:

Но ведь и здесь есть шанс, пускай один из десяти,
Пусть время здесь вперед не мчится — ползет.
И пусть остаться здесь сложней, чем уйти,
Я все же верю, что мне повезет.

Но я, я остаюсь.
Там, где мне хочется быть.
И пусть я немного боюсь,
Но я, я остаюсь,
Я остаюсь, чтобы жить.