Кого слушает президент

Непредсказуемый избиратель

29.07.2013, 13:10

Владимир Милов о том, почему не стоит полагаться на предвыборные соцопросы

В отношении предстоящих выборов мэра Москвы сохраняется чрезвычайно распространенный настрой на тему «ну Собянин-то все равно выиграет». Субъективная составляющая здесь понятна: людям трудно привыкнуть к мысли, что авторитарные руководители, использующие для сохранения власти широкий и давно всем известный набор административных рычагов, просто так согласятся взять и уступить. Но есть и некая объективная база для таких настроений: все без исключения социологические опросы показывают, что Собянину практически гарантирована победа уже в первом туре.

И вот здесь возникает сакраментальный вопрос: а имеет ли смысл вообще верить нашим социологическим центрам? Разумно ли принимать решение по голосованию на выборах мэра Москвы 8 сентября на основе того расклада сил, который вырисовывается на базе данных соцопросов, или все это писано вилами по воде?

Поскольку в этот раз на выборах присутствует реальная и нешуточная интрига, вопрос далеко не праздный: на наши глазах уже разгораются целые социологические войны. Провластные центры изучения общественного мнения стараются подать дело так, что победа действующего московского градоначальника – вопрос уже решенный и шансов у оппозиционеров нет. Противоположная сторона активно пользуется другими источниками, которые показывают, что со временем вероятность второго тура все выше и выше. Где истина?

Опыт различных предыдущих выборов вовсе не свидетельствует о том, что данным социологии можно безоговорочно доверять. Наверное, самый яркий пример из этой серии – выборы Госдумы в декабре 2011 года, где партии «Справедливая Россия» и «Яблоко» получили весьма высокие результаты (13,25% и 3,43% по России, при этом 12,1% и 8,5% по Москве), намного превосходящие любые прогнозы социологов перед голосованием. Тогда заниженные результаты именно этих, «наименее противных» партий очень сильно способствовали распространению апатии среди избирателей, бойкотным настроениям (раз самые приличные партии из имеющихся в парламент не проходят, то и голосовать нет смысла). Стоит напомнить, что, в силу широкой популярности бойкотных настроений, явка на выборах Госдумы была на 4% ниже, чем за 4 года до этого.

Не то чтобы соцопросы внесли решающий вклад в формирование поведения избирателей, но своими инертными прогнозами они, безусловно, сильно поспособствовали тогда общей популярности философии бойкота выборов («все равно все останется как есть»). Нечто похожее происходит и сегодня с выборами мэра Москвы: опросы уверенно дают Сергею Собянину более половины голосов в первом туре, хотя, скажем, официальные результаты парламентских и президентских выборов в Москве (46,6% у «Единой России», 46,95% у Владимира Путина даже при наличии фальсификаций, что в конструкции мэрских выборов означает второй тур) толком не предсказал никто.

Почему социология не дает правильных ориентиров? Помимо нареканий к работе самих социологических центров (ошибки в методологии, плохие выборки, попахивающая фальсификацией «реконструкция» мнений тех участников выборки, до которых не удалось дозвониться, звонки по домашним телефонам в рабочие часы), есть и объективная проблема огромной инерции мышления избирателей: люди, как правило, начинают отдавать себе отчет в серьезных общественных переменах тогда, когда эти перемены уже происходят, а до этого предпочитают оставаться в предсказуемой и удобной системе координат business as usual. Тут действует и еще один объективный фактор: в отличие от власти, которая полностью понятна и сама лезет к нам в глаза и уши через массированную ежедневную пропаганду, принять решение о поддержке оппозиционеров сложнее, так как люди меньше их знают, а также не видят для них реалистичного сценария победы в нынешних сложных условиях. Поэтому, например,

успешные случаи протестного голосования – что на выборах Госдумы-2011, что во времена громких побед оппозиционеров на местных выборах (Иркутск-2010, Ярославль-2012) – часто вырастали как снежный ком, без наличия убедительных прогнозов о том, что такое возможно.

Политтехнологи любят говорить о более детальных фокус-группах как средстве получения более точных данных о мнении избирателей, но те, кто реально проводил в последнее время фокус-группы, подтвердят, что там часто господствуют те же самые инерционные настроения, так что существенной разницы с количественными опросами ожидать вряд ли стоит.

Именно поэтому мы с коллегами давно взяли принцип не брать данные любых соцопросов за чистую монету. Эти данные могут подсказать нечто полезное только при следующих обстоятельствах: (а) если сразу несколько социологических центров (желательно из разных частей идеологического спектра) показывают схожие данные, то значит, в этих данных есть существенный элемент правды, и (б) если эти же центры дают некую динамику, которая может быть интерпретирована как тренд, то этот тренд, скорее всего, и вправду имеет место. В отношении московских выборов тренд сегодня очень и очень понятен: все изменения социологических данных последнего месяца свидетельствует о росте рейтинга Алексея Навального, который зарабатывает его за счет ранее не определившихся избирателей. Люди потихоньку начинают видеть в Навальном реального соперника Собянина, хотя, по самым разным данным (ВЦИОМ, ФОМ, Левада), еще в начале июня его мэрский рейтинг в Москве не превышал 3–4%.

В этот же момент рейтинги Собянина остаются номинально высокими, но большинство опросов показывает, что население воспринимает его скорее «средне» (выглядит это вот так) и смотрит на него оценивающе, чем восхищается и. о. мэра и свидетельствует, что не может без него жить. Уверенный электорат Собянина сегодня, скорее всего, не более 25–30%, все остальное – люди, которые в данный момент оценивают его деятельность скорее положительно, но не более того. Это очень нестабильная база поддержки — она может легко качнуться в другую сторону, начиная с того, что не слишком восторженные сторонники Собянина могут на выборы просто не прийти.

В принципе, из этих двух факторов складывается очень интригующая вилка: рейтинг Навального может до выборов еще и подрасти, а вот рейтингу Собянина расти уже некуда, и пока что он складывается более чем наполовину из довольно спокойного, вовсе не фанатичного отношения избирателей. В минус Собянину играет еще и то, что почти за два месяца кампании он так и не проявил себя реальным кандидатом – не вышел к горожанам в широком смысле слова, мы не видели его встреч с избирателями, не видели его в острых дебатах. Градоначальник продолжает ограничиваться постановочными интервью, но это может сыграть против него в кампании, которая объективно становится все острее.

Вывод: не принимайте соцопросы слишком близко к сердцу. Есть масса факторов, свидетельствующих о том, что второй тур выборов мэра Москвы вполне реален.

Конечно, очень многое здесь зависит от той работы, которую в оставшиеся 6 недель предпримут Навальный и другие кандидаты. Пока что ситуация тревожная, поскольку, скажем, кампания Алексея Навального делает ставку на чересчур агрессивную черно-белую стилистику пропаганды, объявляя врагами и устраивая травлю всем сомневающимся в своем кандидате, но при этом, в общем, отрицая роль содержательных вопросов в кампании (глава штаба Навального Волков уже прославился отрицанием важности предвыборной программы).

Тут нужно понимать, что, хотя с приходом Собянина ситуация в Москве не улучшилась, катастрофы в городе тоже никакой не происходит, и апокалипсическая истерика в духе «голосуй или умрешь» совершенно неуместна. Не очень уместен также и пафос про «жуликов и воров» в ситуации, когда против действующего мэра особых материалов о коррупции не имеется. Зато, как подсказывают приведенные выше соображения, чем сегодня совершенно точно надо заниматься, так это пытаться перетянуть на свою сторону неуверенных и сомневающихся сторонников Собянина. А это можно сделать только путем перевода дискуссии в профессиональную плоскость: Собянина неплохо воспринимают именно в результате созданного ему имиджа профессионала-технократа. Кроме того, в ситуации, когда Собянин внешне спокоен и никого не оскорбляет, поднятие градуса агрессии в кампании против него может дать обратный эффект.

Но сегодня мы имеем таких кандидатов в мэры, каких имеем, а Навальному виднее, каким выстраивать свой предвыборный штаб и свою кампанию. Получится ли у него и других независимых кандидатов за оставшиеся недели добиться второго тура выборов – посмотрим. Если это случится, это будет реальный, крупный и далеко идущий успех российской оппозиции. Как показывает опыт думских и прочих выборов, это вполне может произойти, даже если соцопросы сегодня показывают нечто иное.