Умереть за страну

03.06.2014, 09:42

Андрей Колесников о том, как прививаются принципы

«После возвращения оттуда ваш муж стал другим», – говорила управдом супруге Семена Семеновича в «Бриллиантовой руке». Ровно этим мотивируется вся антизападная – теперь уже бытовая – истерия, этот пожар в каменных джунглях, раздуваемый российскими властями. Эти самые власти не хотят, чтобы Семен Семенычи, с перепугу голосующие за начальство, «стали другими». Несколько запоздалое желание, особенно если учесть масштабы потоков российских туристов, посещающих западные страны, а также их дурную привычку, гораздо более опасную, чем табакокурение, пользоваться за пределами РФ картами Visa и MasterCard.

На днях вице-премьер Ольга Голодец высказалась в том смысле, что нужно как-то поменьше клиентам разных благотворительных фондов лечиться за рубежом, ибо и в пределах нашей страны можно получить высокотехнологичную медицинскую помощь. Мол, ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать. Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Лучше стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие.

Лучше помирать в России, получая вместе с березовым соком ее высокотехнологичную помощь, чем лечиться за рубежом. Из принципа. Только потому, что начальство теперь не любит Запад: он, Запад, его, начальство, обижает.

А значит, обижает Россию, потому что Россия – это наше начальство и есть.

Впрочем, из сплоченных, как никогда, рядов депутатского корпуса все чаще можно услышать, страшно сказать, нелицеприятные высказывания о российском чиновничестве и государственных компаниях. Недавно один коммунист предложил запретить лечиться чиновникам за рубежом, чтобы они не слишком отличались с точки зрения качества медобслуживания от простых россиян. Причем в логике коммуниста от этого качество медобслуживания в РФ немедленно вырастет и мы избавимся наконец от этих убийц в белых халатах. А вот депутат Баталина считает, что дети работников госкомпаний ни в коем случае не должны выезжать на отдых за рубеж. В Крым, все в Крым!

Вопросы «почему? зачем?» абсолютно гамлетовские, но одновременно и риторические. Ибо нехорошо вообще что-либо делать за рубежом в то время, как самым достойным сынам родины закрыт въезд в страны Евросоюза и США.

Правда, части лучших сынов, еще не затронутых санкциями, можно иметь недвижимость, например, в Швейцарской Конфедерации. И это можно понять, если ты по-настоящему любишь родину. То есть принимаешь антиконституционные законы, согласно которым граждане, имеющие, согласно Конституции РФ, двойное гражданство, обязаны под страхом наказания докладывать о его наличии в компетентные органы. Судьям нежелательно иметь родственников за границей. И вообще выезжать туда.

Все-таки мы движемся, движемся семимильными шагами к запрету свободного въезда и выезда. Ездить смогут только те, у кого нет двойного гражданства, но есть домохозяйство в странах евроатлантического сообщества, среди вероятных и даже невероятных противников.

Но вернемся к тому, с чего начали. С призыва Ольги Голодец, человека весьма и весьма квалифицированного и профессионального, умирать в России из патриотических соображений.

Известно, что, когда повторяешь одну и ту же глупость, исполняя служебные обязанности, и сам начинаешь в нее верить. Например, российское чиновничество, в том числе либеральное, думается, уже поверило в легитимность присоединения Крыма и теперь готово не только разбираться с экономическими последствиями приобретения этой недвижимости, но и с пеной у рта отстаивать правоту высшего руководства страны.

Вот захотелось им там оазис устроить с англосаксонским правом. А что ж вы во всей стране без всякого Крыма этот оазис не устроили? Оказывается, достаточно ввести англосаксонские порядки – и заживем… Ага. Была такая в конце перестройки Ленинградская свободная экономическая зона. Но не бывает свободных экономических зон в несвободной стране. Разве что получается на выходе Еврейская автономная область. Да и та живет отнюдь не по ветхозаветному праву.

Если бы либеральное чиновничество имело… ну, назовем это разумом… разум не произносить публично слова, которые должны понравиться первому лицу и его идеологическому аппарату, оно, быть может, что-то изменило бы в своей стране.

Можно быть этим людям благодарными: они из последних сил сдерживают иррациональные телодвижения в верхах, спасают бюджетное правило, мечтают об адекватных приоритетах экономической политики, костьми ложатся (здесь нет иронии), спасая экономику страны от последствий санкций.

Но если бы они нашли в себе силы на самостоятельные высказывания, самостоятельную позицию, пусть и ценой потери должности, не было бы этого ужаса с рекомендациями благотворителям спасать больных исключительно на родине.

Люди важнее государства. Каждый отдельный больной – такая же важная персона, как и любой член нынешнего Политбюро. Пускай дитя члена Политбюро отдыхает и лечится за границей. Так же как и дитя простого россиянина, которому вдруг решили помочь чудом обнаружившиеся добрые люди. Которых Ольга Голодец теперь сдерживает от непатриотических попыток лечить детей и взрослых за рубежом.

Кстати, на заметку г-же Баталиной. Во многих госкомпаниях, отпрыски работников которых так ее беспокоят, молодые сотрудники получают экономическое образование за рубежами нашей родины. Думаю, надо это дело запретить. А еще лучше вообще запретить экономическое образование. А то его уровень непростительным образом вырос даже в границах России – никто больше не преподает политэкономию социализма.