Кого слушает президент

Осторожный оптимизм

27.06.2013, 09:54

Алексей Хохлов о новых правилах научных ФЦП

На последнем заседании совета по науке при Минобрнауки России мы обсуждали многие важные вопросы организации науки у нас в стране. Например, диссертационные дела и недавнее постановление правительства о научных грантах от международных организаций. Но в центре внимания оказались две федеральные целевые программы (ФЦП) — «Кадры» и «Исследования и разработки», новый этап реализации которых запланирован на 2014–2020 годы (с полными итогами заседания можно ознакомиться на сайте совета).

Как сделать так, чтобы реализация этих программ послужила развитию российской науки и поддержке работающих на мировом уровне лабораторий? Как исключить ситуацию предопределенного победителя и обеспечить объективность и высокое качество экспертизы проектов? Как уменьшить безумную бюрократическую нагрузку, которая сопровождает буквально каждый шаг при выполнении проектов ФЦП, и одновременно повысить ответственность руководителей за результаты проектов? С учетом предыдущего опыта реализации данных программ эти вопросы представляются более чем правомерными.

Надо сказать, что положительные сдвиги налицо в уже принятых постановлениях правительства. То, что проекты предполагается отбирать в результате конкурса грантов (а не лотов по пресловутому 94-ФЗ), означает, что критерий цены проекта не будет играть роли; снимается также ограничение «одна организация — одна заявка». Это придаст совершенно другое качество конкурсу заявок, он становится научным соревнованием проектов активно работающих лабораторий, а не сконструированным по искусственным правилам конкурсом организаций «на оказание услуг по НИР». В рамках ФЦП «Кадры» запланированы новые типы конкурсов — «1000 лабораторий» и конкурс постдоков. Первый из этих конкурсов направлен на значительную (до 20 млн руб. в год, сроком на 5 лет) поддержку лабораторий, которые у нас умудряются продуктивно работать по мировым стандартам, второй создает институт постдоков, до сего времени у нас в стране странным образом отсутствующий. По нашему мнению, это очень дельные предложения.

Но в принятых постановлениях есть и моменты, которые не могут не вызывать настороженности. Например, предусмотрено, что необходимым условием поддержки проектов должно быть довольно значительное внебюджетное софинансирование со стороны организации, в которой работает предложивший проект ученый.

Совет по науке отметил, что это нарушает декларируемый Минобрнауки принцип, согласно которому участвовать в ФЦП должны работающие на передовом уровне лаборатории и научные группы, а не организации. Ведь внебюджетное финансирование может быть кому-то выделено, а кому-то нет — в зависимости от предпочтений руководства организации.

Мы предложили, чтобы наличие софинансирования со стороны организации не было предварительным условием для подачи проекта (и вообще, было бы лучше, чтобы на этой стадии проекты подавались учеными в инициативном порядке и роль организации была бы минимальной; помимо всего прочего это позволит исключить добрую половину необходимых для подачи проекта бумаг). Если проект определяется в качестве победившего, то за этим должна следовать стадия переговоров с организацией, которая бы согласилась обеспечить условия для выполнения проекта (необходимые площади, оборудование коллективного пользования, доступ к электронным ресурсам и т. д.). Эти условия в пересчете на денежный эквивалент и должны составлять внебюджетное софинансирование. При этом организация, предоставившая такое софинансирование, вовсе не обязательно должна быть организацией, в которой исходно работает научный руководитель проекта.

Совершенно непонятна имеющаяся в постановлении запись о том, что все исследования в рамках ФЦП должны иметь прикладной характер. Сотрудники Минобрнауки здесь ссылались на то, что эта запись появилась как отражение некоего «мнения научной общественности».

Не знаю, что это была за «общественность», но члены совета единогласно отметили, что оптимальный подход к реализации ФЦП (особенно ФЦП «Кадры») должен предусматривать поддержку проектов как фундаментального, так и прикладного характера.

Ключевым для успеха данных ФЦП является вопрос научной экспертизы при объявлении конкурсов, отборе проектов и затем при оценке результатов. В прошлом уже на стадии формирования тематик конкурсы подчас объявлялись по столь узким направлениям, со столькими ограничениями в техническом задании, что угадать научную группу, «под которую» объявлен конкурс, не составляло никакого труда. Совет по науке отметил, что эту практику нужно заканчивать. Конкурсы должны быть «зонтичными», т. е. их тематика должна быть достаточно широкой, чтобы обеспечить конкуренцию в рамках одного конкурса как минимум нескольких сильных групп.

Что касается членов экспертных советов программ, а также независимых экспертов, то необходим их тщательный отбор. Это должны быть ведущие российские и зарубежные ученые, активно работающие в современной науке и удовлетворяющие определенным квалификационным критериям. Важную роль здесь должны играть количественные наукометрические показатели, такие как число цитирований, индекс Хирша, число публикаций в ведущих мировых научных журналах. В последнее время приходится слышать, что эти показатели не всегда точно определяют вклад ученого в науку, приводятся контрпримеры, даются ссылки на некоторые недавние зарубежные публикации. Все верно, это не единственные критерии, при их абсолютизации неизбежны ошибки, но во многих передовых научных державах они в ходу достаточно давно, у нас же в стране они долгое время игнорировались.

Поэтому высказывания об ограниченности наукометрического подхода в применении к российским реалиям я воспринимаю примерно как лекции о вреде ожирения для только что спасенных путешественников, которые долгое время голодали на необитаемом острове.

Отдельный вопрос — научная экспертиза отчетов. Основной продукт научных исследований — это опубликованные статьи и полученные патенты. Совет по науке счел, что именно статьи и патенты должны составлять сердцевину отчетных материалов и в этом отношении надо спрашивать по самому строгому счету. В остальном же отчетная документация должна быть существенно упрощена.

В целом члены совета по науке при Минобрнауки выразили осторожный оптимизм относительно перспектив двух упомянутых федеральных целевых программ. Мы будем не только внимательно следить за их реализацией, но и предлагать прозрачные правила и решения, а также при необходимости высказываться при возникновении каких-либо перекосов.