Кого слушает президент

Новый идеал патриотизма

15.05.2013, 22:34

Наталия Геворкян о скандальной заметке КП

Ежедневный тираж «Комсомолки» по Москве порядка 160 000. По стране — порядка 500 000. Ежедневная посещаемость сайта в районе миллиона с лишним. Например, 13 мая, по официальным данным, посетителей было 1 042 637. В среднем посетитель читает 2–3 заметки, не сложно посчитать, сколько просмотров. Как указывают справочные материалы, газета издается также в странах СНГ, Европе, Америке и Израиле.

Именно 13 мая, если верить выходным данным над заметкой, в этой газете появились следующие заголовок и подзаголовок: «Политик Леонид Гозман заявил: «Красивая форма — единственное отличие СМЕРШ от СС». Порою жалеешь, что из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров». Не в фашистской листовке, не на заборе, а в национальной газете с вышеуказанным охватом аудитории.

Первый комментарий, который я прочла и из которого и узнала об очередном приступе «патриотизма», весьма своеобразно понимаемого автором заметки Ульяной Скойбедой, был Борис Акунин: «Вообще-то, по современным европейским нормам, это уголовная статья и запрет издания». Это точно.

Коллеги в моем «Фейсбуке» отреагировали примерно так же, порой с использованием вполне подходящих по случаю крепких выражений. В какой-то момент подзаголовок на сайте изменили на: «Либералы пересматривают историю, чтобы выбить у нашей страны почву из-под ног». «Комсомолка» наивно думает, что рукописи горят? В интернете-то? Их же внутренний поиск и после замены текста на сайте выдавал заметку все с тем же подзаголовком, отражающим скорбь Скойбеды по неокончательно решенному вопросу с предками Гозмана. Скриншотами оригинального подзаголовка пестрит «Фейсбук». Ничего не исчезает.

«Комсомолка» прошла удивительный путь и в известном смысле довольно точно отражает то, что происходит в стране.

От Голованова с Ростом и Щекочихина с Аграновским за прошедшие со времен той газеты годы КП дописалась до Скойбеды. Достойно, чего уж. Зло не с неба упало. Его взращивали в газете с 1997 года, поливали, удобряли и раскручивали. Убивать инвалидов правильнее, чем их растить — класс. Смакование расчлененки в интеллигентной семье — отлично. Чернокожие не должны играть за россиян в футбол — браво. Эстонец Веллер и американец Познер не должны учить жизни граждан России — ура. Израильтянка Дина Рубина не должна учить нас русскому языку — правильно. Девушка старается, как может. Она в тренде. Такие нужны стране, где оппозицию кормит госдеп, НКО — иностранные агенты, американские усыновители — убийцы, а доллар пора запретить. Зло само стало трендом. И некому, проходя по коридору КП, рассказать мимоходом барышне, где сочиняли Бунин, Набоков или Тургенев. Нету там уже тех, кто мог бы рассказать.

Необразованное, агрессивное, ксенофобское сознание — идеал истинной гражданственности в сегодняшней России. Скойбеда — надежда режима, без симпатии и с опаской взирающего на образованных, думающих, толерантных. Все должны умереть или отвалить, а Скойбеда — остаться и сделать карьеру.

Когда произошел этот переход от яростной якобы гражданственности и яростного якобы патриотизма к «абажурам из либералов», газета так и не заметила. И на голубом глазу редактор и главный редактор пропустили в печать текст про недобитых нацистами предков либералов, перекрасив в этот момент свою желтую газету в коричневую. Один крохотный шажок, один двустрочный подзаголовок.

Барышня логично мутировала в этом направлении. «Комсомолка» оказалось идеальной средой для беспрепятственного перехода грани, за которой присутствовать на полосах этой газеты не сможет позволить себе более ни один уважающий себя журналист. Судорожная попытка заменить абажуры на менее шокирующую гадость про либералов-непатриотов ничего, в сущности, не меняет. В нормальной стране, правильно меня сегодня поправили мои читатели в интернете, такая заметка не могла бы появиться. А если бы появилась паче чаяния, то газету как минимум бойкотировали бы. Что я лично и намерена впредь делать. Мне плевать, имеет это какое-то значение для КП или нет. Это имеет значение для меня. И обещаю, что сделаю все, чтобы оригинальный текст заметки увидели издатели и рекламодатели КП в Европе, Америке и Израиле, если таковые все еще есть.

В этой газете я проходила практику сто лет назад. Тогда же, когда в ней начал работать нынешний главный редактор и гендиректор Володя Сунгоркин. Я не собираюсь просить прокуратуру рассматривать мою колонку как «заявление о…». Но мне очень хочется сказать главному редактору: снимите портреты тех стариков, ушедших и здравствующих, кем всегда гордилась «Комсомолка». Нынешняя газета оскорбляет их и память о них, наше с вами прошлое и любого здравомыслящего человека сегодня. Скойбеда — это ваша сегодняшняя инкарнация, Владимир Николаевич, без вас ее не было бы, это зло, которое победило и стало вашей газетой. Подайте в отставку. Просто уйдите.