Греция как ошибка

29.06.2015, 08:19

Георгий Бовт о том, к чему приводит недальновидность современных политиков

Греческий долговой кризис – это не только про экономику, но и про качество современной политики, про ментальные различия в Европе и двойные стандарты применительно к ценностям, которые декларируют лидеры ЕС. Много тут и человеческой психологии. А манеру переговорщиков балансировать на грани (есть такой термин – brinkmanship) надо изучать на занятиях по практической дипломатии.

Для начала вопрос: а будет ли обсуждаться, скажем, угадываемый украинский дефолт на основе тех же принципов, что сейчас греческий? Вряд ли. Скажут, что ситуация иная и рецепты другие. Она и впрямь во многом иная: Украина не член ни ЕС, ни еврозоны. Но там, что-то подсказывает, рассуждая о финансовой дисциплине и надобности платить кредиторам, найдут массу оснований, чтобы «войти в положение» и «проявить гибкость». А тут – пока нет.

Сторонники «принципиального подхода», начиная от главы МВФ Кристин Лагард, канцлера ФРГ Ангелы Меркель и кончая некоторыми либеральными публицистами, подают Грецию как страну, почивающую в неге безделья, где население привыкло к «халяве» в виде неоправданно больших (чуть ли не размером с немецкие) пенсий и зарплат. И вот теперь эти «халявщики», ведомые «безответственными популистами-леваками», хотят нагло попрать священные принципы Рынка, требуя списать им долги, вместо того чтобы смиренно затянуть пояса и работать от зари до зари. Как немцы эпохи Конрада Аденауэра и Людвига Эрхарда или какие-нибудь скандинавы, которые «тащат на себе» чуть ли не всю Южную Европу, этот обширный «пояс сиесты».

Все так, да не так.

Подходить к вопросам развития отдельных стран, тем более в составе международных объединений, с точки зрения бухгалтерского баланса – примерно то же самое, что «лечить» нашу медицину, образование и науку исключительно по рецептам дипломников МБА. То есть только на основе регулирования финансовых потоков с одной целью – «резать косты», любуясь на графики PNL. Или экономику в целом – только по указаниям кудринско-силуановского Минфина (чтобы все деньги были в бухгалтерии всегда и под замком).

«Бухгалтеры», видимо, забыли, что Греция была получателем иностранной помощи – и в этом смысле, конечно, «хронически больным человеком Европы» – в течение всего времени после Второй мировой войны.

Потому что она играла во многом ключевую роль в «холодной войне» и даже в самом ее начале, когда в «доктрине Трумэна» была предложена помощь Греции и Турции в обмен на борьбу с коммунизмом.

Принятие Греции в ЕС и затем в зону евро было скорее политическим решением, нежели экономическим (по экономическим критериям страна туда «не впихивалась» никоим образом). Впрочем, как и расширение ЕС на восток в начале 2000-х. Вопрос: почему теперь только греки должны платить за эти геополитические игры? Или за то, что Кристин Лагард собралась на второй срок на посту главы МВФ и, стало быть, ей надо проявить твердость в отношении страны европейской в угоду странам неевропейским, чтобы набрать голосов?

Такую же твердость должна выказать и Меркель: немецкий бюргер не любит «халявщиков». А ничего при этом, что за последние годы держатели «токсичных» греческих долговых бумаг (не будем указывать пальцем на немецкие и французские банки) неплохо наварили на этой «спасаемой за счет налогоплательщиков Северной Европы стране»?

Сторонники «бухгалтерского подхода» верно указывают: обслуживание долга для Греции оформлено на внешне щадящих условиях – около 2% ВВП в год. При том что сам долг уже подбирается к 200% ВВП. Его никогда не вернуть. Зато его обслуживание – это примерно все то, что Греция «зарабатывает».

После принятия – по рецептам МВФ – жестких мер экономии, сокращения в частности числа госслужащих на треть, страна несколько выправила бюджетный (то есть «бухгалтерский») баланс. Одна неприятность: при этом произошло «сжатие» самой экономики (на десятки процентов), сокращение покупательной способности населения (на 40%) и, соответственно, внутреннего спроса, который мог бы стимулировать рост.

Получается, чем «послушнее» страна перед кредиторами, тем труднее ей выплачивать долги.

Почему-то когда речь идет о стимулировании роста в Америке, то говорят о снижении налогов (надо стимулировать бизнес, поощрять потребителей), а когда о Греции – то надо делать все наоборот: налоги повышать, пенсии и зарплаты резать. Многие еще в 2010 году предупреждали, что навязывание сверхжестких мер экономии Греции еще глубже вгонит ее в долговую яму. Надо было тогда большую часть долгов списать. Но победила, как всегда, жадность, стали спасать в большей мере кредиторов, чем должника.

30 июня Греция должна выплатить примерно €1,5 млрд МВФ или посмотреть в лицо дефолту. Такая же сумма причитается в тот же срок пенсионерам и госслужащим страны. Технически дефолт может не настать именно во вторник, а произойдет «задержка» платежей, каковая есть на сегодня у ряда бедных стран перед МВФ, и они при этом не в дефолте.

Все будет зависеть от того, как долго ЕЦБ будет поддерживать греческие банки.

Кредиторы делают принципиальное выражение лиц и говорят, что дефолт Греции не трагедия, как и выход из еврозоны. Мол, финансовая система ЕС крепка, а «количественное смягчение» в размере €1,7 трлн на два года, проводимое ЕЦБ, сгладит тяжесть утраты «беспокойного пассажира». «Заражение» еврофинансов будет купировано.

При том что «встречные планы» Афин и кредиторов, говорят, не сходятся на «жалкие» миллиарда два евро и в основном уперлись в сокращение пенсий и повышение ряда налогов. Греки уже согласились поднять НДС для ресторанного бизнеса до 23%, но настаивают на сохранении его на 13% для гостиниц и 30% скидки по НДС для «туристических» островов Эгейского моря. Они согласились отсрочить до 2018 года программу помощи беднейшим пенсионерам, но не хотят резать пенсии уже сейчас.

Список «непримиримых» тем показывает: торгуются, в общем, из-за ерунды.

Видимо, влияют субъективные факторы. Левацкая «Сириза» и премьер Ципрас – это несистемные для ЕС вообще и Меркель в частности люди. К тому же Ципрас смеет заигрывать с Путиным. Эдакие «безответственные популисты», злоупотребляющие всуе антиеэсовской риторикой. На Меркель в Греции и вовсе рисуют карикатуры со свастикой.

Возможно, в ЕС просто играют на снос правительства Ципраса, а с новыми властями договорятся на более льготных условиях.

Греческие леваки не большие популисты, чем нынче заведено в политике, где все решения надо «продать» избирателям и СМИ, а непопулярных мер быть в принципе якобы не может. Никто из зависимых от электората правителей не хочет брать на себя ответственность, Греция тут не исключение. Исходят чаще всего из краткосрочных (до выборов), а не долгосрочных целей. В краткосрочном плане ни выход Греции из зоны евро, ни ее дефолт действительно не станут катастрофой для ЕС. Хотя на практике такой эксперимент еще никто не ставил, а «эффект домино» не просчитывал. А вот в долгосрочном плане проблем может выявиться на куда большую сумму, нежели нужные Греции сейчас €7,2 млрд помощи (хотя говорят, что надо бы €35 млрд), которые на время смягчат ситуацию.

Крах Греции может превратить ее в «черную дыру» Европы, притом на вечно неспокойных Балканах.

Если уже сейчас в ЕС переругались из-за такого пустяка, как перераспределение квот на прием мигрантов, то что будет, когда через эту дыру хлынут новые орды? Вкупе с наркотрафиком, контрабандой и прочими прелестями, обычно сопутствующими сползанию страны в failed state. Повиснет в опасной неопределенности застарелая кипрская проблема, по которой вроде наметились слабые подвижки. После дефолта Греция не уберется ни на Луну, ни даже в состав России, проблема ее долгов не исчезнет для кредиторов.

ЕС вынужден будет брать на себя решение новых, непредсказуемых проблем страны. Но уже в новой ситуации, когда окажется, что интеграция в зону евро и в ЕС – процессы обратимые. Что член клуба, оказавшись в беде, не может рассчитывать на безусловную помощь клуба, а до его сведения доводят, что спасение утопающих – дело рук их самих. Какова цена такому союзу? Об этом задумаются, наверное, и англичане, которым предстоит референдум о выходе из ЕС, а до того – переговоры об особых условиях членства. То есть такие условия в клубе будут для кого-то узаконены?

Небольшой экскурс в историю. В межвоенный период Веймарская Германия сначала осталась с пустой казной, выплатив репарации ($33 млрд). Потом набрала кредитов. «Кредитный пузырь» спровоцировал биржевой крах 1929 года, Великую депрессию, а в самой Германии – приход Гитлера к власти.

Когда загоняешь ту или иную страну в угол, неплохо спрогнозировать, во что именно это встанет не только ей, но и тем, кто ее «прессует». Речь, конечно, не только о Греции.

По греческому вопросу жесткость проявляют не только финансово-дисциплинированные немцы или скандинавы. Но и, к примеру, Испания, которая тоже получила пакет помощи и, как указали «старшие товарищи», в ответ затянула пояса на нужные дырки. Испанцы не хотят попущения грекам. Однако в Испании в декабре будут всеобщие выборы, на которых успешно может выступить столь же несистемное, как «Сириза», движение «Подемос» («Мы можем»). Вряд ли это укрепит ЕС. И «бухгалтеры», которые сегодня настоят на своих «принципах», завтра заплатят куда дороже.

Недальновидность современных политиков уже проявилась в разных сферах и регионах: в играх «в перетягивание каната» на Украине с Москвой, в Ливии (через которую теперь и прут сотни тысяч нелегалов и где обосновались исламисты ИГ), в Ираке и т.д.

С Грецией будет то же самое.

Ципрас решил сыграть по декларируемым ЕС принципам демократии, вынеся ультиматум кредиторов на референдум 5 июля. Он ведь на переговорах с кредиторами просто выполняет свои предвыборные обещания. Мандат, так сказать, народа. В чем он не прав с точки зрения «ценностей демократии»? В ЕС любят на них ссылаться. Извольте получить. Правда, в эти дни «набеги вкладчиков», видимо, уже обрушат банковскую систему страны – нужно вводить контроль над движением капитала или «банковские каникулы».

Зато на руинах все смогут покрасоваться своей якобы принципиальностью.