От гибридной к настоящей

01.09.2014, 08:16

Георгий Бовт о том, кто готов воевать за Украину

Неделю назад могло показаться, что Минская встреча с участием Путина и Порошенко чуть приостановит сползание украинского конфликта к полномасштабной войне. Однако он продолжает развиваться по прежнему сценарию — от плохого к худшему.

Если рассматривать происходящее сквозь кривую призму СМИ, то украинская кампания стала поразительным откровением. Насколько, оказывается, при столь впечатляющем развитии информационных технологий, при всех этих социальных сетях, вездесущей блогосфере и чуть ли не абсолютной доступности всего и вся, возможно такое, чтобы война почти в центре Европы была окутана столь густым туманом пропаганды и лжи. Мало кто понимает, что на самом деле происходит. Война в информпространстве обрела свою внутреннюю логику, так просто ее не свернуть. «Полевые командиры» уже прочно вошли во вкус.

Параллельно с наземными операциями идут пиар-операции. По такой логике гуманитарный конвой с 280 «КамАЗами» был «ответом» на «пиар-катастрофу» со сбитым Boeing. Соответственно, «ответом» на конвой стали сообщения о захваченных российских десантниках, о других десантниках, якобы взорванных (как в советском кино «про фашистов» — вся ж мифология оттуда) героическими украинскими офицерами, не пожелавшими сдаться в плен, о третьих десантниках, якобы увиденных фотографами НАТО прямо из космоса, и т.д.

Короче, ровно тогда, когда пора было появиться на свет докладу по результатам расследования, что же там стало с Boeing, все затмил информационный шум о начавшемся «российском прямом вторжении».

Иное объяснение военных успехов сепаратистов уже более никого на Западе не устраивает. И если накануне и сразу после Минска говорили, что новые санкции против Москвы неуместны, то теперь собрался экстренный саммит ЕС, чтобы дать команду на подготовку их новой волны.

Просматривается и другой алгоритм: после каждого нового обострения ситуации идет прощупывание почвы. Мол, не достаточно ли уже мы вас, дорогие партнеры, удавили, прищемили вам хвост, не задыхаетесь ли, не желаете ли просить пощады или как-то начать договариваться по-хорошему? Ах нет, ну тогда мы, хотя и очень дорожим нашим партнерством, продолжим.

И это алгоритм действий не какой-то одной стороны (скажем, Москвы или ЕС). А всех. При том что «договор по-хорошему» каждый понимает по-своему. Основ для компромисса пока нет.

Свои пожелания Москва, по-прежнему не признающая себя непосредственно вовлеченной стороной, обозначила смутно: автономия восточных регионов плюс (негласно) внеблоковый статус Украины. Крым «не продается». Возможно, что-то в этом роде и было озвучено Петру Алексеевичу Владимиром Владимировичем во время посиделок в Минске. На что Петр Алексеевич ответил, видимо: «Я на такое пойти не могу». Ясное дело, что он не может. У него всегда возможен Майдан, импичмент и нож в спину от соратничков.

«Ну тогда и я не могу», — возможно, ответил Владимир Владимирович. Ты же, мол, видишь, что меня эти ополченцы ну никак не слушаются, говори с ними сам.

После чего Петр Алексеевич, поразмыслив, отправился прямиком в Брюссель искать управу на Владимира Владимировича, чтоб приняли в ЕС «действенные меры». Которые по большому счету упираются в простой вопрос: кто готов воевать за Украину?

Санкции рано или поздно либо кончатся, либо озлобят «наказываемую сторону» уже до полной невменяемости, что сделает их бессмысленными. А вопрос этот останется.

«Гибридная» война хороша лишь по сравнению с открытой. Но и она не может длиться долго. Возникает своя внутренняя логика, вполне военная. Удары, контрудары, появление новых боевых задач, вовлечение новых сил. Нацеленность на победу. Озверение. Потери и желание отомстить. И самое главное — полевые командиры, отвязавшиеся от прежних штабов.

Нынешняя «гибридная война» плоха тем, что из нее нет плана выхода, поскольку изначально не было четко обозначенных и, главное, осознанных целей. Что должно стать «победой» в этой странной войне? Тактические цели все время меняются. Неизменной остается лишь мотивация: показать им «кузькину мать», чтоб нас уважали. В принципе пока презентация «матери» впечатляет, но эта «мать» не может быть самоцелью.

Процесс войны обретает самодовлеющий характер, что предопределяет дальнейшее сползание ее от «гибридной» к настоящей.

Идет «гонка преследования»: очередной выплеск «гибридной войны» вызывает ответ Запада в виде новой волны санкций. Однако при этом никакой «большой сделки» по Украине не просматривается и Западом не предлагается.

Там тоже не вполне ясно с целеполаганием: отыграть назад к 2013 году? Нереально. Если на тему учета интересов России в части соглашения об ассоциации Украины и ЕС хотя бы соглашаются говорить, то касательно перспектив вступления Украины в НАТО из Брюсселя доносятся ободряющие отклики, что, мол, и такое возможно.

Интересы России как бы признаются на словах. Но к «новой Ялте» никто не готовится.

Подразумевается иное (и именно эти настроения чаще всего и прорываются в высказываниях европейских политиков, не говоря об американских): «Этот Путин вздумал, что он может крутить колесо истории, куда ему вздумается. За нами вместе с Америкой — больше трети мирового ВВП, за ним — немногим больше трех процентов. Мы ему это не позволим. Видали мы в Европе таких!» Это, в свою очередь, дает сепаратистам на юго-востоке все новые приливы «симпатий» через дырявую российско-украинскую границу.

Запад, вводя санкции, делал до сих пор это дозированно, исходя из того, что парни из Москвы, поселившиеся в другой реальности, как-то вернутся в реальность, совпадающую с тем, как ее понимают в Брюсселе и Вашингтоне. Притом на следующий раз тоже надо что-то оставить, чтобы было чем угрожать, если они, упрямцы, не внемлют.

Однако происходит обратное: у парней нарастает военный азарт и ожесточение. Особенно у самого главного. Он вообще блестящий тактик. А рассудочность все более уступает место логике схватки: тебя ударили — бей в ответ. Рано или поздно настанет момент, когда возникнет эйфорическое чувство, что терять, собственно, уже нечего. И в мозгах начнет звучать мотив «Врагу не сдается наш гордый «Варяг».

При этом не надо думать, что на Западе, в том числе в Европе и уж точно не в Америке, правят бал сплошь прагматики, высчитывающие на счетах цену каждого своего хода. Логика противостояния на манер «пацанской распальцовки» вполне может начать доминировать и в действиях зарубежных политиков. Уже, похоже, начинает. Соображения экономической целесообразности могут уступить политическим эмоциям.

Тем более что накручивающий истерию маховик СМИ крутится, публика ждет новых серий, пребывая в уверенности, что драма этой непонятной Украины их лично не коснется, а будет всем happy end.

Глава Еврокомиссии Баррозу на субботнем саммите ЕС говорил, что ситуация на Украине может пройти «точку невозврата». Разве она уже не прошла?

Однако противоборствующим силам (Москве, ополченцам, ЕС, Киеву и США) кажется, что в этой странной войне, как в какой-нибудь компьютерной стрелялке, успех может быть внезапным и окончательным. Он буквально уже за углом. Когда прозвучит «бинго!» — и ты победитель. Еще вчера «чуть было» не взяли Донецк и Луганск. Сегодня уже «вот-вот» могут потерять Мариуполь. Тогда возникнет идея «дожать санкциями». И тогда точно будет «бинго!».

Пока кажется, что вот стоит ополченцам продержаться до октября, а там наступит отопительный сезон, и все станут враз сговорчивее. Возможно. Особенно если бы октябрь настал уже завтра, минуя сентябрь.

Вспоминая, какими темпами ситуация докатилась до своего нынешнего уровня, когда против России грозят ввести уже такие санкции, которые в финансовой области (самой чувствительной) близки по типу к антииранским и в короткое время изменят всю ее экономику до неузнаваемости, можно предположить следующее.

Не позже чем к октябрю, а возможно, раньше все ресурсы «гибридной войны» будут исчерпаны. Не будь она остановлена (как — пока не вполне понятно), на Украину уже открыто войдут российские регулярные войска.

В этих условиях даже всякие соображения насчет стабильности нефтегазовых поставок для Европы перестанут оказывать решающее сдерживающее воздействие.

Но даже если на месте Украины останутся и вовсе руины, воевать за это пространство (не экономическими методами, а именно военными) на сегодня пока готова лишь одна сторона. Чувствуя это, она совершенно не понимает, почему никто не хочет принять какие-то ее условия.

Очередная развилка — встреча контактной группы (представители ОБСЕ, России, сепаратистов, Киева) в Минске, когда дамоклов меч третьей волны санкций уже занесен. Диспозиции те же.

Киев представит некий мирный план по прекращению огня, исходя из своей «реальности». Ополченцев, живущих в другой «реальности», он заведомо не устроит. К тому же сугубо военная логика диктует им, полевым командирам, сейчас развивать тактический успех, наступая на юг Украины в сторону Крыма.

ЕС через ОБСЕ будет взывать к «международным нормам», чтобы хотя бы добиться прекращения огня и, возможно, доставки нового гуманитарного конвоя, — это будет подано как успех дипломатии, и дамоклов меч сможет повисеть еще какое-то время в прихожей.

Ну а мы, понятное дело, за мир и дружбу между народами.