Кого слушает президент

Голодные игры на Марсе

13.01.2014, 08:19

Георгий Бовт о том, почему мы любим мегапроекты

200 тыс. человек со всей Земли выразили желание улететь с нее к чертовой матери, подкрепив серьезность намерений 40-долларовым взносом за участие в проекте «Марс один». Не так чтобы уже много для многомиллиардной планеты, но и не пренебрежительно мало.

Это частный проект, руководимый неким Басом Лансдорпом из Голландии. Через три года организаторы обещают отправить на Марс первое оборудование, через четыре — вездеход, который выберет место поселения, через восемь лет полетят жилые блоки, а в 2022 году должен состояться запуск первого пилотируемого корабля с четырьмя «марсонавтами». Они получат билет в один конец. На Землю не вернутся, даже если выживут. Еще через лет десять население Марса должно достигнуть 20 человек, ну а там как пойдет. Американские колонисты тоже приплыли поначалу малым числом. Первая группа почти вся погибла от голода, холода и болезней. А вон что из этого вышло потом.

Вообще сама по себе идея начать человеческую цивилизацию с чистого листа абсолютно гениальна, хотя в основе своей не нова. Ею грезили многие. И многим периодически приходит мысль: с этой цивилизацией что-то пошло не так.

Пока для дальнейшего прохождения конкурса отобрано чуть более тысячи человек, из них полсотни — из России. Специалисты оценивают проект более чем скептически. Непонятно, как живые организмы вообще смогут пережить столь долгое воздействие космической радиации. Организаторы проекта, говорят ученые (хотя по крайней мере один нобелевский лауреат его как раз поддерживает), даже не представляют себе всех сложностей его выполнения. Впрочем, кто десять лет назад мог предполагать, что осуществлением космических запусков и доставкой грузов на орбиту (в частности, на МКС) будет заниматься частная компания. А это стало на днях свершившимся фактом. Первый звонок кораблям «Союз» прозвенел.

Конечно, пока проект выглядит не слишком перспективно. Хотя у него полно уже серьезных спонсоров, в числе технических подрядчиков — один из флагманов американского ВПК и космических технологий «Мартин Локхид». Все, что закажут, обещают построить и запустить в срок. Неужто «оружейных баронов» обуял приступ альтруизма или страсть к несбыточным фантазиям? Представим себе подобную сцепку с ВПК в наших условиях. Представили? Впрочем, об этом чуть ниже.

Основные сомнения в серьезности намерений авторов «Марса один» возникают, наверное, оттого, что проект на всем этапе своей подготовки задуман как вариант очередного телевизионного «шоу за стеклом». Сам жанр в свое время зародился тоже в «развратной» (на взгляд нынешних диктаторов политической моды в нашем Отечестве) Голландии. А вон как пошел шагать по планете. И сколько создал «рабочих мест» на совершенно пустом месте.

Теперь выставлены претензии на внеземной размах. Окончательно отбирать «марсианцев» будут телезрители. Как победителей «Евровидения», проекта «Голос» или всевозможных «игр на выживание» с бессмысленными заданиями для временно (или уже окончательно) находящихся в простое малых и средних приземленных шоу-звезд.

Впрочем, возможно, на наших глазах меняется сама технология, мотивация разработки людьми того, что называется мегапроектами? Может, так оно дальше и пойдет? Прямой эфир и умело манипулируемая толпа могут начать определять конкретные направления прогресса. Вернее, делать вид, что определяют.

Собственно, в подобных начинаниях всегда так или иначе присутствовали два начала, порой трудно отличимых друг от друга в конкретных проявлениях. Альтруизм как проявление человеческой тяги к некоему великому самовыражению (оставить след в истории, открыть новые горизонты неизведанного в науке и технике, удовлетворить любопытство в процессе познания мира и т.д.) и сугубо рациональный расчет — укрепить державу или власть правителя, получить преимущество в конкуренции с другими державами, получить выгоду, прибыль за счет новых технологий, рынков (это уже позже), разнообразия товаров, зарабатывания прибыли на чем-то новом.

Стоит также помнить, что одним из важнейших двигателей прогресса была человеческая лень и желание облегчить себе жизнь, скрасить ее развлечениями и удовольствиями. Ничего же не меняется веками. Как и людская натура.

Вроде бы древние египтяне строили пирамиды сугубо в практических целях — как усыпальницы фараонов. Однако это стало важным этапом развития строительных и прочих технологий того времени. И являлось тоже в каком-то смысле «стремлением к звездам». В вечность.

А по прошествии веков выявилось то, что экономисты называют мультипликативными эффектами, — вокруг мегапроектов создаются рабочие места и развиваются смежные сферы экономики: так, современный Египет до недавнего времени (пока не началась смута) во многом жил на доходы от туристов, приезжающих смотреть эти пирамиды. Ровно так же прагматичные янки умудряются получать доход с промышленного туризма, организуя экскурсии по своим промышленным объектам (типа плотины Гувера), а французы устраивают экскурсии по заводу «Эйрбас» в Тулузе.

Даже в нашей экономике можно найти нечто отдаленно напоминающее «мультипликативный эффект» от советской еще эпохи — это когда, скажем, многоэтажное здание научного института РАН сдают в аренду всевозможным фирмам. Шутка. De mortuis aut bene aut nihil.

Если же серьезно, то дефицит мегапроектов с большим мультипликативным эффектом наблюдается сегодня не только в нашей стране, а почти повсеместно в мире. В мире вообще царит дефицит больших идей.

США запустили лунную программу как ответ СССР, который, в свою очередь, на первое место (как и американцы) в космической программе ставил не альтруистическое начало — стремление к звездам, а интересы оборонно-промышленного комплекса. Затем, когда «холодная война» прекратилась, коcмическая гонка тоже притормозилась. Мотивация пропала. И вот уже NASA переложило бремя создания кораблей для полетов на МКС, по сути, на частный бизнес (хотя он в данном случае, в лице создателя системы платежей PayPal, пользуется госпомощью).

У NASA тоже есть программа подготовки полетов на Марс, однако дерзкий частный бизнес, играя не на самых высоких человеческих чувствах, по сути, пытается взять на себя инициативу продвижения одной из самых объективно альтруистических программ человечества — выход и расселение за пределы Земли. Почему не самых высоких? Потому что отбор «марсонавтов» проводится в той же манере, в какой проводился отбор гладиаторов-победителей в Древнем Риме. Толпа смотрит состязание и голосует. Либо большим пальцем (вверх-вниз), либо c помощью SMS.

В наше время это происходит без умерщвления проигравших, но, погодите, телевизионные «игры на выживание» еще будут ужесточаться по мере того, как этого будут требовать рейтинги. Ведь, собственно, по логике проекта «Марс один» победители практически обрекаются на гибель.

Почему же люди просто так не могут поставить себе задачу «отправиться к звездам»? Объединиться для этого и перестать воевать? Или сообща, концентрируя усилия и финансы, начать бороться со всемирными многочисленными напастями? В том числе почему абстрактная мечта о мировом правительстве — во имя всеобщего блага, мира и процветания, — пестуемая писателями-гуманистами начала ХХ века, осталась наивным и глупым пустобрехством?

Наверное, это одна из самых больших загадок человеческой цивилизации — приниженное, задавленное режимами, религиями, рынками, политикой, деньгами альтруистическое начало.

Большевики, вслед за социалистами-утопистами, пытались заглянуть в корень и изменить главное. Суть человека. Постановка задачи — и сопутствующие тому мегапроекты — оказалась не по зубам исполнителям. Люди — в который раз в истории! — оказались много хуже, порочнее, слабее, ничтожнее Идеи, Великой Мечты.

Однако, вот же парадокс, мы до сих пор живем во многом наследием той неудавшейся эпохи. Более того, нынешние правители все время пытаются как-то реанимировать идею мегапроектов как движущей силы развития. Ссылаясь на все тот же мультипликативный эффект.

Мол, проведем саммит АТЭС во Владивостоке — и будет эффект. Как и от Олимпиады в Сочи. Однако пока от саммита АТЭС мультипликативного эффекта не видно. Будет ли он от Игр в Сочи? Будет ли, напротив, мультипликативный эффект от проекта «Марс один»? Если да или нет, то почему?

Каждый сам найдет для себя ответ на эти вопросы, если захочет. А многие так и вообще заранее знают ответ на любой вопрос. «Не читамши».

Кстати, вы бы сами записались добровольцем на полет отсюда в один конец?