Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Средневековый интернет

Артем Козлюк о том, кто и как пострадает от закона «о персональных данных»

Артем Козлюк 10.08.2015, 09:00
Public domain

Уже меньше чем через месяц вступает в силу закон «о персональных данных», который обяжет хранить персональные данные россиян на территории нашей страны. Не все российские и зарубежные интернет-компании спешат переносить свои серверы: в случае разногласий многие предпочтут просто покинуть российский рынок. Принятие такого закона государством похоже на отеческую заботу о неразумных детях с причинением ущерба всей семье.

Безусловно, любая глупость, а особенно та, которая воплощается через законодательные акты, может нанести вред. И какой именно вред она нанесет в данном случае, может показать лишь правоприменительная практика. Но уже очевидно, что последствия закона будут иметь не только стратегический характер: они начнут отражаться здесь и сейчас как на интернет-бизнесе, так и на пользователях сети.

Как показал анонимный опрос, проведенный Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК) на площадке Роскомнадзора, большинство (54%) интернет-компаний, которые присутствовали на совещании в надзорном ведомстве, подтвердили готовность к исполнению требований закона о переносе данных. Еще 27% ответили, что не готовы выполнить требования закона к дате его вступления в силу. А 19% заявили о своей полной неготовности к этому.

Подчеркну: из тех, кто пришел в Роскомнадзор на целевое мероприятие. И даже среди них каждый пятый — «отказник».

В масштабах всего интернет-зависимого рынка речь идет о многомиллиардном суммарном бизнес-капитале, который может уйти из России из-за регрессивного законодательства. А ведь только в нашей стране объем такого рынка составляет более 7 трлн руб. (оценка РАЭК в рамках исследования «Экономика рунета» по итогам 2014 года), или 10% ВВП России.

Ущерб, который нанесет самому себе наше государство от реализации законодательства «о переносе данных», оценил Европейский центр по международной политической экономии (ECIPE). В своем исследовании ECIPE обозначил, что это приведет к падению российского ВВП на 0,27%, что соответствует 286 млрд руб.

Необходимость локализовать персональные данные на территории России приведет к снижению производительности компаний, говорится в докладе. Для иностранных компаний слишком дорого хранить личную информацию клиентов в каждой стране, где они работают, поэтому новый закон повлечет за собой непредсказуемые последствия для российской экономики, ее способности привлекать инвестиции и создавать новые рабочие места.

Эксперты в своем исследовании замечают, что, к примеру, Бразилия отказалась от похожего закона как раз из-за опасения навредить собственной экономике.

Среди основных трудностей, с которыми пришлось столкнуться при рассмотрении вопроса об исполнении требований закона «о переносе данных», 35% опрошенных компаний назвали финансовый аспект, 24% — недостаточность технических мощностей (по данным РАЭК). Все эти факторы окажутся ключевыми при принятии решения со стороны международного бизнеса о следовании новому российскому законодательству.

Да, ряд крупнейших интернет- и IT-компаний уже подтвердили готовность переносить данные в Россию. Среди них — eBay, PayPal, AliExpress, Booking.com, Samsung, Lenovo, Uber, но не одними ими жив наш интернет-пользователь, который использует многие тысячи других сетевых сервисов как в своей работе, так и в повседневной жизни: покупки в иностранных интернет-магазинах, бронирование отелей, заказ билетов, общение в социальных сетях, налаживание деловых контактов в целевых сообществах и т.д.

Даже все мессенджеры, почтовые сервисы и форумы иностранного происхождения де-юре будут обязаны локализовать данные россиян вне зависимости, многомиллионный ты сервис или узкоспециализированный с сотней-другой пользователей. И что-то мне подсказывает, что далеко не все они будут иметь возможность проделывать подобные манипуляции по переносу данных в Россию в соответствии с отечественным законодательством.

Напомню, что закон также предусматривает блокировку интернет-ресурсов за отказ локализовать данные.

Ситуация с ограничением доступа к сетевым ресурсам в России усугубляется тем, что законодательство дает возможность вносить в реестр запрещенных сайтов не только непосредственно саму страничку в сети, но и весь домен и ее сетевой (IP) адрес. Это означает, что пользователи в России все чаще будут сталкиваться с блокировкой и добропорядочных интернет-ресурсов, по которым не состоялось никаких решений о запрещении их функционирования. Количество таких сайтов на текущий момент составляет уже огромное число — порядка 750 тыс. (по данным организации «Роскомсвобода»).

Таким образом, учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод, что при правоприменении данного закона

российские интернет-пользователи могут быть отрезаны от многих интернет-сервисов совершенно различной направленности, которыми они регулярно пользуются.

Злая ирония заключается в том, что данная норма внедрялась для защиты их интересов, а тут самим гражданам не дают выбора, хотят ли они доверять какие-либо свои данные иностранным компаниям и сообществам или нет.

На выходе получается некая отеческая забота о неразумных детях с причинением ущерба всей семье.

В этом отношении показательны слова российского интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева, который в своем эмоциональном выступлении на юридическом форуме аргументированно разнес в пух и прах свежевнедренную норму о принудительной локализации данных:

«Что такое персональные данные и где их хранить? В России, не в России. Конечно, я строю дата-центры, мне интересно, чтобы ко мне сюда приходили все компании, арендовали у меня по одной-две стойки, это для меня бизнес. Но бизнес тут существовать не будет. Ни одна компания не придет в Россию.

Нет смысла делать сервис там, где законами регулируется технологическое отставание.

Я считаю, что закреплять законодательными инициативами управление персональными данными в том формате, который мы обсуждаем сегодня, — это все равно что консервировать средневековое цифровое общество».

Парадокс всей ситуации заключается в том, что сама по себе идея размещения каких-либо мощностей иностранного интернет-бизнеса на территории России вовсе не плоха.

У нас есть огромные холодные территории, которые сейчас служат исключительно в качестве доноров природных ресурсов, но которые не меньше нуждаются и в своем технологическом развитии. Почему бы не заманивать туда иностранные IT-компании для постройки тех же дата-центров? Мне кажется, многие компании привлекли бы и энергоэффективность таких серверных и сервисных мощностей, и дешевизна непосредственно самой электроэнергии при их функционировании. Создавались бы дополнительные рабочие места, развивалась региональная инфраструктура…

Именно такое стимулирующее технологическое развитие законодательство, нацеленное на привлечение иностранного капитала, было бы для нашей страны крайне востребовано и внесло бы существенный вклад в ВВП.

Но для этого нет политической воли. Вместо заманивания иностранных сервисов в Россию пряниками мы прогоняем их из страны кнутом. Мы хотим некоего мифического суверенитета в цифровом пространстве и ради него готовы не только консервировать свое технологическое развитие, но и подвергнуть его регрессу.

Автор — руководитель общественной организации «Роскомсвобода»