Кого слушает президент

Мосгордума не едет в больницу

Константин Михайлов об операции прикрытия «новой градостроительной политики» Сергея Собянина

Константин Михайлов 15.07.2014, 12:57
Ново-Екатерининская больница сто лет назад oldmos.ru
Ново-Екатерининская больница сто лет назад

Июль принес «сенсацию»: Мосгордума не будет переезжать в новую парадную резиденцию на Страстном бульваре. В ожидании новых депутатов, выборы которых состоятся в сентябре 2014-го, ремонт и перепланировка помещений полным ходом идут в нынешнем здании городского парламента на Петровке. Об этом сообщают источники в Мосгордуме, прибавляя: не ждите официальных извещений о том, что переезд отменяется. Ведь их не было и о том, что он состоится.

Действительно, тумана в истории с переездом Мосгордумы на Страстной бульвар, в комплекс бывшей Ново-Екатерининской больницы, с самого начала напущено было очень много. СМИ писали об этом охотно, а официальные лица высказывались как-то неопределенно. Не отрицали, но и не подтверждали решительно и бесповоротно. Спикер Мосгордумы Владимир Платонов, например, свои комментарии в прессе на тему переезда неизменно предварял словечком «вероятно».

На Страстном бульваре тем временем происходила масштабная реконструкция старого здания Ново-Екатерининской больницы, памятника архитектуры XVIII--XIX веков, который восстанавливал после наполеоновской разрухи прославленный зодчий Осип Бове.

Одновременно в середине исторического квартала, в нескольких десятках метров от прославленного памятника московского классицизма сначала снесли три старинных строения, входивших в комплекс больницы, затем вырыли огромный котлован и, наконец, возвели столь же огромное шестиэтажное офисное здание. Его массивный объем сейчас уже виден с бульвара. Впрочем, об архитектурных и градостроительных достоинствах этого шедевра мне уже доводилось писать в «Газете.Ru», поэтому уделю внимание иным материям.

В декорациях умолчания

В доступных публике официальных документах эта стройка именовалась «строительством нового административного здания», без уточнений о Мосгордуме. Честно говоря, сооружение новой резиденции для Мосгордумы в декорациях умолчания с самого начала выглядело более чем сомнительно.

Новый городской парламент — такая тема по сути своей предполагает полное и подробное информирование горожан, интересы которых он призван представлять.

А здесь даже никакого постановления городских властей о строительстве новой резиденции Мосгордумы миру явлено не было, и нет никаких гарантий того, что оно вообще существует. Тем более что на момент начала строительства действовало вполне легальное постановление городских властей о размещении на Страстном бульваре столичного управления ЗАГС и главного городского ЗАГСа. В соответствии с ним, кстати, был выполнен проект реставрации комплекса, согласованный городскими же властями, не предусматривавший ни сноса старинных построек, ни строительства новых. Увы, молодоженам не суждено было целоваться на парадном крыльце — в дело вступили игроки посерьезнее.

Умолчания продолжались на заседании городской комиссии по градостроительству в зонах охраны объектов культурного наследия в декабре 2012 года, когда разбирался вопрос о сносе трех строений (№3, 4 и 8), на месте которых теперь выросло шестиэтажное офисное здание. Членам комиссии не сочли нужным сообщить о существовании принятого еще в октябре 2010 года постановления правительства Москвы, согласно которому обреченные строения признавались «ценными градоформирующими объектами», а на их участках вообще исключалось какое-либо новое строительство.

Три строения стремительно снесли в первые часы новогоднего утра 2013-го, причем не были получены даже необходимые ордера ОАТИ.

На официальном сайте департамента культурного наследия города Москвы, где публикуются видеозаписи заседаний комиссии по градостроительству, появилась со временем и видеозапись декабрьского заседания 2012 года. Однако довольно длительный эпизод с обсуждением судьбы флигелей Ново-Екатерининской больницы в ней просто-напросто отсутствует. Видимо, видеокамера вовремя испортилась, а потом вовремя починилась.

И, наконец, в запрещавшее новое строительство октябрьское постановление правительства Москвы от 2010 года были задним числом, уже в разгар строительства, внесены изменения. Правда, тоже странные. В одном месте постановление теперь разрешает стройку, а в другом — по-прежнему запрещает. Очень удобно, при любом исходе дела.

Была ли девочка?

Вот и теперь, в июле 2014-го, официальные лица продолжают делать вид, что решения о переезде Мосгордумы на Страстной бульвар как бы и не было. Замруководителя аппарата МГД Николай Фигуровский, например, так комментирует историю для «Новой газеты»: «На территории комплекса бывшей Ново-Екатерининской больницы идет стройка. Официальных решений по поводу того, что туда переедет Мосгордума, не оглашалось. Собянин во время одного из интервью сказал, что решение об этом будет принято в сентябре. На Ново-Екатерининской больнице сейчас висит вывеска о том, что на территории идет строительство административно-офисного здания, там не написано, что это комплекс зданий для Мосгордумы».

При этом официальные лица то ли забывают, то ли не знают, то ли делают вид, что не знают о существовании официальных же документов.

Та же «Новая газета» публикует письмо председателя МГД Владимира Платонова вице-мэру Москвы Петру Бирюкову (от 18 декабря 2012 года), где черным по белому, без всяких «вероятно» говорится, что на Страстном бульваре, 15/29 ведутся работы по реконструкции и новому строительству «в целях обеспечения деятельности Московской городской думы нового созыва и создания в городе Парламентского центра».

На сайте госзакупок отыскалось-таки техзадание о строительстве нового здания с указанием: «участок, отведенный под размещение помещений Мосгордумы». И, наконец, Мосгорнаследие, которое всем и всегда говорит чистую правду, в августе 2013-го прислало в «Архнадзор» официальное письмо (№И-16-29-32/3-7), где сообщало, что «в объединенной охранной зоне предполагается строительство 5-этажного (с техническим этажом) административного здания Московской городской думы высотой 24,30 м».

Так что «девочка» на Страстном бульваре была. По крайней мере, в планах и официальных сообщениях. И то, что с ней там произошло, учитывая цену контракта — свыше 3 млрд руб. (договор генподряда на реставрацию и новое строительство был заключен с ФГУП «Атэкс» ФСО России), заслуживает объяснений. Так как от городских властей их, судя по всему, не дождаться, попробуем их сформулировать.

Депутаты-любители и «операция прикрытия»

Известия об отмене переезда МГД на Страстной бульвар почти совпали во времени с принятием поправок в городское законодательство, согласно которым Мосгордума, избранная в 2014 году, будет «полупрофессиональной».

Профессиональными законодателями, состоящими на госсодержании, с кабинетами и спецтранспортом, останутся председатель МГД, его заместители, руководители комитетов и комиссий, а большинство депутатов будут совмещать думскую деятельность со своими обычными мирскими занятиями. Как сообщается, сократится и объем законодательной деятельности новой Мосгордумы, да и собираться в полном составе она будет несколько раз в год. Я не хочу отбивать хлеб у политических аналитиков, упражняясь в объяснениях этих изменений политической конъюнктуры в столице. Достаточно того, что изменения налицо.

С учетом вышесказанного у нас есть три варианта реконструкции событий. Они же — варианты объяснения дурной бесконечности умолчаний, половинчатых объяснений, оговорок «вероятно» и правки нормативных актов задним числом, чтобы задача сошлась с ответом.

Вариант первый: конъюнктура изменилась, и решено было, что полупрофессиональная Мосгордума уместится и в прежнем здании. Ранее одним из аргументов за переезд было увеличение в полтора раза количества депутатов.

Вариант второй: оценив масштабы возникающего комплекса в историческом центре, в мэрии сочли, что он пригодится для размещения чего-либо или кого-либо более важного или более нужного городу.

Вариант третий: вся история с переездом Мосгордумы с самого начала была операцией прикрытия для этого кого-то более важного или нужного. Пока требовалось обосновывать высокими городскими интересами сносы исторических зданий и новое строительство по соседству с памятниками архитектуры — декорации были нужны. Теперь, когда здание фактически построено, они отброшены.

И лакомый офис в остатке

Читатель, как говорится, может выбрать из этих версий любую или добавить свою. Чтобы было проще выбирать, советую перечитать название фирмы-генподрядчика и вспомнить, что в качестве руководителя авторского коллектива на чертежах новостройки расписывался главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Кому предназначается новейший архитектурный ансамбль работы Бове — Кузнецова, мы пока не знаем. Но тайное всегда становится явным, появятся же в новострое новые хозяева.

В сухом остатке, какие версии ни строй, — новехонький офисный комплекс с подземными паркингами на Страстном бульваре, в двух шагах от Пушкинской площади, размером более 18 тыс. кв. м. Лакомый комплекс, с какой стороны ни посмотри.

Лучше всего, как сказано выше, смотреть со стороны Страстного бульвара. Теперь над кровлями левого крыла Ново-Екатерининской больницы и мы, и наши потомки много десятилетий вынуждены будем любоваться очередной победой «новой градостроительной политики» Сергея Собянина.

Той самой, которая начиналась с обещаний прекратить новое офисное строительство в историческом центре Москвы.