По закону Алтайского края

Константин Михайлов о намерении регионов самостоятельно избавляться от памятников старины

Константин Михайлов 05.03.2014, 12:54
ИТАР-ТАСС

В сфере охраны культурного наследия России готовится ползучая революция. В роли крейсера «Авроры» выступает Алтайское краевое законодательное собрание, которое еще 12 ноября 2013 года отправило в Госдуму России законопроект о внесении одной поправки в закон об объектах культурного наследия.

Федеральное законодательство о наследии имеет многолетнюю и справедливую репутацию приятного во всех отношениях, но страдающего изъянами – лазейками и лакунами, через которые эти памятники непрерывно утекают. Например, в нем не определены четко и недвусмысленно ключевые понятия территории объекта культурного наследия или регенерации исторической среды. В результате территории памятников с помощью гибких экспертов и радушных госорганов то и дело урезают, к удобству инвесторов и прочих хозяйствующих субъектов, а под видом регенерации в охранных зонах сносят старинные здания и строят большие и приятные во всех отношениях современные.

В Госдуме, кстати, уже года полтора лежит законопроект о поправках к тому же закону о наследии, разработанный лучшими экспертами с тем, чтобы эти лакуны и лазейки прикрыть. Наверное, поэтому он и лежит без движения. Зато другие идеи продвигаются весьма активно. Алтайский законопроект, судя по документации на сайте Госдумы, предложено подготовить к рассмотрению в первом чтении в марте 2014 года.

О чем он? У федерального закона помимо изъянов есть масса несомненных достоинств. Одно из них – порядок снятия объектов наследия с государственной охраны. Иногда это оправданно: бывает так, что объект давно утрачен, или потерял культурную ценность, или вообще в охранный реестр попал по ошибке. Закон допускает такую возможность, но решение об исключении из реестра памятников, будь они федерального, регионального или даже местного значения, должно приниматься только на федеральном уровне. Правительством страны. А вот ставить на охрану памятники регионального или местного значения могут и региональные власти.

Это очень логичный порядок. Хотя бы потому, что

ошибочное решение о включении в реестр приводит лишь к производству лишних бумаг и, в меньшем количестве случаев, к трате лишних денег. Последствия ошибочного либо вымученного девелоперами решения о снятии памятника с охраны более фатальны: здание снесут или изуродуют..

Именно поэтому решение о снятии с госохраны должно быть на порядок более ответственным и взвешенным, оттого оно и вынесено законом на федеральный уровень. Так было в советские времена, так есть сегодня, на том стоит наше охранное законодательство начиная с первого закона СССР 1977 года.

Вот эту сорокалетнюю твердыню и решило взорвать Алтайское краевое законодательное собрание. Смысл предлагаемой им поправки – разрешить региональным властям самим снимать с охраны памятники регионального и местного значения.

Аргументация, согласно пояснительной записке к законопроекту, подписанной председателем Алтайского заксобрания И.И. Лоором (опубликована на сайте Госдумы), проста. Действующий порядок исключения объектов из охранного реестра занимает много времени и «требует значительных финансовых затрат» (на что это, интересно, они намекают?), поэтому надо «установить дифференцированный подход» к их снятию с охраны. Памятники федерального значения оставить правительству, а уж региональные и местные будем разжаловать из памятников на месте.

В качестве причины, заставляющей алтайских законодателей заняться наследием, выставляется забота о «проблемах переселения граждан из ветхого и аварийного жилья».

Большинство ветхих жилых домов-памятников, согласно пояснительной записке, невозможно включить в региональную адресную программу по переселению из аварийного жилого фонда.

При этом там же указано, что причина невозможности – не в охранном законодательстве, а в том, что эти дома признаны аварийными после, а не до 1 января 2012 года. Но с инструкциями о переселении, видимо, справиться сложнее, чем с законом о памятниках. Лишив дома охранного статуса, их можно будет реконструировать и сносить, не заморачиваясь требованиями закона о наследии.

В той же алтайской пояснительной записке приводится интересная статистика. В Алтайском крае на государственной охране числится 4391 объект культурного наследия регионального значения. Жилых домов-памяников – 262. Даже если предположить, что они все до единого аварийные, это всего 6% общего числа. И вот из-за этих 6%, фактически из-за того, что алтайские власти не нашли иного пути решения проблемы ремонта 262 жилых домов (ни о каких поисках никаких альтернатив они не сообщают), нужно вышибать один из краеугольных камней федерального закона о наследии и ставить под угрозу остальные 4129 объектов регионального значения.

И заодно – 115–118 тыс. объектов культурного наследия регионального значения по всем российским провинциям (из 140 тыс. охраняемых государством памятников статус федеральных имеют, по разным данным, от 22 тыс. до 25 тыс.).

Я говорю «под угрозу» не ради красного словца. Дело в том, что на просторах необъятной России алтайский эксперимент уже многократно поставлен. Опытным путем установлено, что именно начинают делать с памятниками региональные власти, когда им не требуется спрашивать позволения у федерального центра.

Помимо федеральных, региональных и местных есть еще категория выявленных памятников – тех, которые еще не внесены в официальный госреестр. Судьбы выявленных, согласно закону, могут решать региональные органы власти. Вот, например, один такой орган, правительство Самарской области, с разницей в полгода, 9 октября 2012-го и 11 апреля 2013 года, издало два постановления ( одно и второе) о снятии с охраны (отказе во включении в госреестр) выявленных объектов культурного наследия. Разжалованных в два приема оказалось 324 объекта. И это только один регион!

Совершенно ясно, что найти общий язык со «своими» региональными властями девелоперам и прочим охотникам до перспективных земельных участков в центрах исторических городов, по недоразумению занятых культурным наследием, будет гораздо быстрее и проще, чем с федеральным правительством.

И самарский рекорд будет побит с изяществом и легкостью.

Да, видимо, не зря при подготовке своего законопроекта алтайские парламентарии, как сообщает их пресс-служба, «провели консультации с коллегами из других регионов и нашли понимание и поддержку в этом вопросе». На сайте Госдумы, правда, пока что два официальных отзыва. Парламент Кабардино-Балкарии законопроект поддерживает, а заксобрание Вологодской области «считает невозможным поддержать».

Поразительно, что в этой истории никто не запрашивает мнения Министерства культуры – головного федерального органа охраны наследия в стране. Да что Минкультуры – в карточке алтайского законопроекта на сайте Госдумы значится, что на него не требуется заключения правительства РФ.

Правительство хотят лишить полномочия, которым оно обладает по действующему закону, при этом мнением правительства не считают нужным даже поинтересоваться.

Признаться, я мало что смыслю в конспирологии. Но у меня нет никаких оснований думать, что в Алтайском краевом законодательном собрании и уж тем более в профильном думском комитете по культуре заседают карбонарии. Неужели мнение членов правительства они угадывают заранее?

Автор – координатор «Архнадзора», член Общественной палаты РФ, член Совета при президенте РФ по культуре и искусству