Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Вы заставляете людей, как крыс, бегать под дорогами»

Экс-мэр Боготы Энрике Пеньялоса дал несколько советов мэру Москвы

Виктория Волошина 04.01.2014, 08:07
Автобусы TransMilenio около остановки Reuters
Автобусы TransMilenio около остановки

На прошедшем в декабре Третьем московском урбанистическом форуме экс-мэр Боготы Энрике Пеньялоса вступил в публичную полемику с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Кажется, впервые московского градоначальника критиковали за то, что он слишком мягок по отношению к автомобилистам.

— На форуме вы в роли адвоката пешеходов довольно жестко критиковали мэрию Москвы. А что бы вы сделали на месте Собянина?

— Власти вашего города принимают много прогрессивных решений. Но мне кажется, полезней говорить о том, что нужно улучшить. Есть общие принципы решения транспортных проблем в мегаполисе. Ваш город пока что отдан автомобилистам. Даже в самом центре Москвы я вижу подземные пешеходные переходы под дорогами. Вы заставляете людей, как крыс, бегать под дорогами, чтобы они не беспокоили машины. Это неправильная политика.

Во всем мире сегодня есть понимание, что городские хайвэи приносят только вред. Они, как забор, ограничивают свободу людей. Как ядовитые реки, снижают ценность окружающих земель. Люди не хотят жить рядом с ними.

Экс-мэр Боготы Энрике Пеньялос Wikipedia
Экс-мэр Боготы Энрике Пеньялос
— Это понятно. Но без дорог большой город представить невозможно.

— Это должны быть городские дороги, не хайвэи. Вы гуляли по Елисейским Полям в Париже? Там десять полос движения, но эта дорога никакого вреда городу не приносит. Это в том числе одна из самых лучших, удобных пешеходных зон в мире. То есть вдоль городских дорог должны быть бульвары, большие тротуары, красивые здания с витринами магазинов — тогда они оживляют город, а не убивают его. И еще. Несмотря на то что московское метро очень красиво, зачем людей помещать под землю?

— Метро — наше все. Без него город встанет.

— Да, я от многих слышу этот ответ. Но вдумайтесь.

По сути люди, которые пользуются общественным транспортом, вынуждены находиться под землей, а те, кто водит машины, наслаждаются солнечным светом.

Набережная вдоль сточного канала в Боготе Reuters
Набережная вдоль сточного канала в Боготе
Необходимо построить систему общественного транспорта на земле, а не под ней. Во многих городах, в том числе и в моей Боготе, внедрены хорошие автобусные системы.

Автобусы TransMilenio около остановки Reuters
Автобусы TransMilenio около остановки
— Да, жители Боготы охотно пересели на автобусы. Так охотно, что в них сейчас, говорят, давка хуже, чем в московском метро.

— Не нравятся автобусы — постройте трамвайную систему. Или наземное метро. Но у людей должен быть выбор: спуститься под землю или использовать общественный транспорт на земле. В Москве много районов, где метро вообще нет. И добираться из одной точки в другую вы должны через центр. С помощью автобусной системы можно соединить эти точки.

— Вы говорите, что надо изгнать машины из центра. Но москвичи сейчас резко протестуют против этого, готовится референдум по вопросам платной парковки. Власть должна быть жесткой, настаивая на своих решениях, или все-таки советоваться с населением?

Third Millenium Park на месте снесенных гетто в кварталах Картучо mattslewis2008/Flickr.com
Third Millenium Park на месте снесенных гетто в кварталах Картучо
— Дети тоже протестуют, когда вы запрещаете им играть с огнем. Но вам необходимо их учить. И да, зачастую то, что хорошо для общества, не совпадает с интересами бизнеса. Машины — это прекрасное изобретение человека. Просто их нужно использовать более разумно. Когда мы говорим о городе с малым количеством машин — это не фантастика. Такие города уже существуют. И это самые успешные города в мире: там высокие цены на недвижимость, они привлекают огромное число туристов, инвесторов. И в центре Нью-Йорка, и в центре Лондона, и в центре Парижа сегодня практически нет парковок у зданий. На мой вкус, мы, люди, — в первую очередь пешеходы. Птички летают, рыбки плавают, а нам, чтобы быть счастливыми, нужно ходить. Прекрасный город — это тот, где прогулка не просто безопасна, но и доставляет человеку удовольствие. Это такой город, где торговые центры не заменяют общественное пространство. Построив больше дорог, вы не решите проблему с избытком транспорта. Никогда в истории так не было. И даже общественный транспорт не решает проблему транспортной системы. В Лондоне лучшее метро, и все равно огромные пробки. Как решить эту проблему? Единственный способ — ограничить использование машин. Как это сделать?

Важно понять разницу: мы не запрещаем людям владеть машиной, мы запрещаем им ею пользоваться в городе. Нам не нужно их убеждать. Это как работа с ребенком. Если он хорошо себя ведет — вы даете ему конфетку. Если нет — наказываете его.

— Вы с жителями Боготы тоже вели себя, как жесткий отец с детьми? Видимо, поэтому вас не переизбрали на второй срок?

— В конце моего первого срока у меня был самый высокий рейтинг в истории мэров Боготы. Меня благодарили на улицах. Но по конституции Колумбии на следующий срок я могу переизбраться только через десять лет — боюсь, к тому времени люди все забудут.

— Так, значит, у вас были развязаны руки при принятии непопулярных решений. А наши политики боятся не переизбраться, если будут действовать так, как предлагаете вы.

— Иногда нужно принимать тяжелые решения… Люди этого не любят, конечно. Собянин в Москве ввел платные парковки — это тяжело, но необходимо.

— Как по шкале от «отсталого» до «прогрессивного» города вы можете оценить современную Москву?

— Думаю, вы сегодня где-то посредине. В Москве появились места для общественного досуга, есть велосипеды, пешеходные площади, что очень хорошо. Из периода коммунизма, когда земля принадлежала государству, у вас осталось очень много парковых зеленых пространств. Правда, сейчас эти пространства не совсем правильно используются. Они плохо распланированы и, по сути, потеряны. Но в них есть огромный потенциал.

— Вы видели спальные районы Москвы, были там? Каковы впечатления?

— По словам вашего мэра, в периферийной зоне Москвы — вне центра — живет 90% населения. Но если это так, получается, что это — не периферия, это и есть Москва. В вашем городе есть районы, где люди чувствуют себя маргиналами. Многие говорят: проблема в том, что в этих районах нет общественного транспорта. Я не согласен с этим. Это только часть проблемы. И не нужно быть урбанистом, чтобы это понять. Если вы обойдете квартал в центре Москвы, вы получите удовольствие, это, скорее всего, будет интересная прогулка. Если вы обойдете квартал на окраине, то подумаете, что вас наказали: все серое, некрасивое, кафе и магазинов мало.

Поэтому люди в спальных районах, выйдя из квартиры, хотят сесть на машину и уехать оттуда так далеко, как только можно.

Проблема не в транспорте. Проблема в пустоте вокруг. В спонтанной парковке на земле, на дорогах. Вам нужно перепланировать эти районы. Организовать парковки под землей или крытые многоэтажные, разбить пешеходные дорожки, открыть частные магазинчики и рестораны. Создать как можно больше точек притяжения, куда можно добираться пешком, а не на машине. Если правильно все это сделать, вы сможете получить окраины, которые будут даже лучше, чем центральные города Европы. В двух словах: московскую периферию нужно сделать центром.

Беседовала Виктория Волошина