Кого слушает президент

Закатить Европу

Арно Дюбьен подводит итоги «битвы за Украину»

Арно Дюбьен 26.11.2013, 13:13
Глеб Гаранич/Reuters

Россия смогла заблокировать продвижение ЕС на территорию бывшего СССР. Она сделала это скорее за счет своей способности наносить ущерб, чем за счет привлекательности. Однако, даже если Москва одержала верх, эту победу можно считать лишь временной и частичной.

Осень 2013 года выдалась чрезвычайно удачной для российской дипломатии. Два месяца спустя после своего мастерского хода в сирийской партии Кремль одержал новую победу в важнейшем геополитическом сражении. 21 ноября Украина официально заявила о приостановке подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с Европейским союзом, изначально запланированному на саммите «Восточное партнерство» 28 ноября в Вильнюсе.

В течение многих месяцев Украина была в центре борьбы между Брюсселем и Москвой. Подталкиваемая каждой из сторон в свой лагерь, она, казалось, вплоть до середины лета скорее склонялась к выбору Запада.

По меньшей мере два фактора способствовали отклонению от этого курса. С одной стороны, это решимость России. Проект Евразийского союза — краеугольный камень стратегических амбиций третьего мандата Владимира Путина – потерял бы свой смысл, если бы Украина подписала соглашение в Вильнюсе. Кремль таким образом прибегнул ко всем находящимся в его распоряжении средствам, чтобы воспрепятствовать сближению между Киевом и Брюсселем. «Таможенная война» в середине августа была первым предупредительным выстрелом. Ее целью было показать «в натуральную величину» экономическим и политическим элитам Украины, на что могли бы быть похожи отношения после развода. Более адресные коммерческие санкции против некоторых украинских олигархов (Петра Порошенко и Виктора Пинчука) также были приняты.

Но прежде всего именно три конфиденциальные встречи между Владимиром Путиным и Виктором Януковичем, по всей видимости, стали причиной ослабления проевропейских устремлений Украины.

Второй фактор имеет внутреннюю и психологическую природу: ставя освобождение бывшего украинского премьера Юлии Тимошенко (которая отбывает семилетнее заключение) в качестве условия сближения, Европейский союз наивно верил, что то, что он считал национальными интересами Украины, окажется важнее электоральных соображений. ЕС ошибался. Виктор Янукович посчитал риск освобождения Юлии Тимошенко менее приемлемым, чем дипломатическое отступление, пусть и катастрофическое в символическом плане.

Можно уже сейчас извлечь несколько уроков из этой новой «битвы за Украину». Во-первых, Россия спустя пять лет после остановки расширения НАТО на территорию бывшего СССР (сначала дипломатическим путем на саммите в Бухаресте в апреле 2008 года, а затем благодаря своей военной победе над Грузией Саакашвили четыре месяца спустя) только что определенно заблокировала продвижение ЕС в этот регион. Она сделала это скорее за счет своей способности наносить ущерб, чем за счет привлекательности, но результат получен.

Во-вторых, Европейский союз, которому удалось сыграть одну из центральных ролей во время «оранжевой революции» в конце 2004 года, переоценил свое влияние. Стратегия (завуалированная) по сдерживанию России, проводимая литовским председательством в Совете ЕС и Европейской комиссией, провалилась. Только реалистическая политика, которая вовлекала бы Россию, может быть успешной и способствовать настоящему объединению европейского континента.

В-третьих, даже если Россия одержала верх, эта победа лишь временная и частичная. Ничто не говорит в пользу того, что в 2015 году переизбранный Янукович или новый украинский президент, выходец из оппозиции, не будет вновь искать институционального сближения с Европейским союзом. Наряду с этим маловероятно, что Украина полноценно присоединится к Евразийскому союзу. Наиболее вероятным представляется сценарий, при котором Россия в течение ближайших недель за весьма высокую цену покупает выбор Виктора Януковича. Без гарантий по срокам.

Наконец, и это, без сомнений, самое важное, украинская интрига укрепит образ России на мировой арене как страны, вновь обретшей силу.

Начиная с развала СССР своеобразное ослепление заставляло ряд европейских лидеров считать Москву незначительной величиной. Сегодня, может быть, наоборот, появляется склонность к переоцениванию России.

Автор — директор Франко-российского аналитического центра Обсерво