Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Реванш академиков

Анатолий Вершик о необходимости защитить образование и науку

Анатолий Вершик 08.10.2013, 11:36
pdmi.ras.ru

Несмотря на то что реформу РАН приняли, ученые должны продолжать отстаивать свои интересы. На данном этапе необходимо создать альтернативную академии организацию.

В России пора создать широкое движение в защиту образования и науки. Наука, пожалуй, сейчас в большей степени, чем образование, нуждается в защите после той беспрецедентной атаки на нее, которую власть начала этим летом и успешно доводит сейчас до полного уничтожения противника. Не стоит верить тому, что это была просто реформа академии, — такие реформы готовятся и проводятся иначе. Фундаментальная наука, не приносящая немедленного дохода, фундаментальное образование, не обязательное для карьеры чиновника, нынешней российской власти не нужны.

Что академия постарела и мало что меняла в своей деятельности по сравнению с советской жизнью, очевидно всем. Но не это беспокоило власть.

Несомненно, что заказчики и разработчики «реформы» прекрасно понимали, что главное в академии не ее верхушка, а ее научные институты: в них работают тысячи ученых, поэтому ломка довольно сложной академической структуры поставит их судьбу в тяжелое положение. Напрасно наивные критики реформы думают, что об этом просто забыли. Другие пытаются подкорректировать закон о РАН и повторяют, что, мол, судьбу институтов можно спасти, просто надо добавить несколько академиков в совет чиновников, а это забыли сделать. Кому надо (не думским мудрецам, конечно) — не забыл.

Помнили и то, что в «своем» кооперативе есть научные институты, а еще есть «своя» сколковская инновация, а старая академия никому не нужна. То, что в этой академии и в ее институтах не только чиновники, а еще много уважаемых и умных людей, ученых, признаваемых во всем мире, и много талантливой молодежи, с которыми нельзя вдруг обращаться как с быдлом — не слушать их доводов, обманывая их, как лохов, — и это тоже понимали, но делали все как сделали. Грубо, унизительно. То, что у академии есть своя история, то, что ее мытарили большевики и что число репрессированных академиков сравнимо с числом нерепрессированных, и то, что Сахарова власть все-таки побоялась выгнать из академии, — это все для них не важно. Скоро забудется, не до них. Олимпиада на носу. Мелочь эта академия, да и собственность ее очень пригодится. Нечего церемониться.

Но, я надеюсь, ошиблись. Конечно, реакция академических верхов подтверждает уверенность власти в себе. Жалкое это зрелище и вполне предсказуемое. Никто не ушел в отставку. То ли стипендию хочется сохранить, то ли ссориться с властью неприлично. Только не стоит думать и говорить, что коллаборационизм что-то спасет.

А вот научная общественность повела себя иначе. Думаю, это стало неожиданностью и для власти, и для поспешающих журналистов, решивших, что академиям так и надо, а остальное неинтересно. Очень даже интересно.

Не санкционированная академией и другими организациями конференция, собранная в конце августа, привлекла несколько тысяч человек из всех крупных научных центров. Протесты, митинги, огромное количество писем и 120 тысяч подписей в заявлении, направленном президенту, книга «Хроника протеста» и т.д. — все это инициативы научной общественности. Конечно, в них принимают участие и даже руководят этим наиболее смелые академики. Это не может кончиться ничем.

Давайте называть это своими именами: имеет место решительное и открытое недовольство не самой отсталой, пусть и немногочисленной, части населения действиями властей. В демократических (в полном смысле слова) странах такое недовольство приводит к требованиям немедленной отставки премьер-министра или (и) президента. Речь идет не о политических претензиях, которые, возможно и естественно, возникают, а об отношении к конкретной программе, касающейся очень важной стороны жизни всей страны и ее будущего — науки — и тысяч людей, связанных с нею.

А если к этому добавить еще и многолетнее сопротивление ученых и учителей реформам образования?

Потому мне и кажется, что сейчас необходимо организовать движение в защиту образования и науки. Это движение ставит перед собой не политические цели и партией не должно являться. И если оно будет являться оппозиционным, то лишь к невежеству и глупости власти, разрушающей то немногое, что осталось в науке и образовании. Цель такого движения — в сохранении их и их традиций. Это объединение по интересам, и притом государственным. Не партия. Замечу мимоходом, что настоящих политических партий в России вообще сейчас нет и не в этом ее беда.

Можно предвидеть, что власть будет стараться усилиями своих политтехнологов запятнать, разбавить провокаторами это движение. Такие спецоперации у нас умеют делать и, кажется, уже пытаются, посылая непрошеных «защитников» науки. Нынешняя власть не умеет и не хочет по-настоящему говорить со своими оппонентами, к числу которых принадлежат теперь и значительная часть ученых.

По существу дела, такое движение могло до известной степени взять на себя некоторые функции академии, поскольку в состав его, как можно ожидать, войдут множество выдающихся ученых и талантливая молодежь. Тот интеллектуальный потенциал, который может наличествовать в этом объединении, достаточен, чтобы обдумать и разработать все детали создания и дальнейшей деятельности этого движения.

Автор — доктор физ.-мат. наук, профессор