Преимущество амеб

Как только Академия наук решила выйти из спасительного состояния амебы – последовал смертельный удар

Владимир Покровский 29.06.2013, 13:58
Мы присутствуем при гибели учреждения, берущего начало из петровских времен Денис Вышинский/ИТАР-ТАСС
Мы присутствуем при гибели учреждения, берущего начало из петровских времен

Инициатива правительства реформировать РАН выглядит предельно нелогичной. Академия, выбрав президента с реформаторской программой, явно была готова попытаться провести самостоятельные изменения. Можно подумать, что все это вызвано желанием осуществить передел собственности, но возможно, тут задействованы и более личные соображения.

Кто-то когда-то сравнил при мне Российскую академию наук с амебой — ее якобы спасает то, что, ткни в нее пальцем, она продавится, а потом снова восстановится, как только давление ослабнет, и станет прежней. Толку от нее чуть, зато жизнеспособности выше крыши.

Когда академики еще совсем недавно проголосовали за Фортова как за своего нового президента, они фактически проголосовали за выход академии из амебного состояния. Возможно, Владимир Евгеньевич не самая идеальная кандидатура для того, чтобы реформировать академию, но именно об этом — пусть очень мягком — варианте реформы он говорил в своей предвыборной программе.

Мы не можем также утверждать, что он смог бы провести такую реформу, потому что это уже будут размышления в сослагательном наклонении. Мы не можем назвать и причины, по каким академики проголосовали именно за него, не можем также сказать, ждали ли они от него чего-то наподобие этой реформы. Но людьми явно руководило — пусть даже и неосознанное (хотя вряд ли) — желание вывести свою организацию из этого самого амебного состояния. Получается, что, как только они решили выйти из спасительного состояния комка слизи, тут же последовал смертельный удар.

Мы с вами присутствуем при гибели учреждения, берущего начало с петровских времен. Если, как я подозреваю и как подозревают многие, вопрос решен и подписан и решения никто отменять не будет. Потребовали ведь от Думы рассмотреть законопроект в ускоренном порядке.

Удар был нагл. Нагл беспрецедентно, до оскорбительности. Никто из участвовавших в принятии решения даже не озаботился обставить его причинами, хотя бы приблизительно похожими на правду. Сказали, например, что государство увеличило финансирование науки в десять раз, а количество статей в серьезных журналах не возросло ни на йоту. Это так. Но следует учесть, что все увеличение финансирования ушло в Сколково и создание новых университетов. Финансирование академии, как сказал мне академик Михаил Угрюмов (да в общем-то это секрет, который можно проверить по интернету), не увеличилось ни на рубль. И если количество статей не увеличилось, то надо бы претензии предъявлять тем, кому деньги были дадены.

Пока же, говорит Угрюмов, оклад аспиранта в РАН составляет 60 евро, тогда как за границей его аналог postgraduate получает за ту же работу 1600 евро. Только бездарь или очень патриотично настроенный человек не согласится на таких условиях принять участие во все продолжающейся утечке мозгов, которую никакая академическая реформа, кроме зарплатной, предотвратить не сможет.

Инициатива правительства вообще выглядит идиотически нелогичной, если верить тем доводам, на которых основывает свою реформу министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Только что закончилось бесконечно долгое президентское правление Юрия Осипова, которого в основном и винили в неэффективности академии, пришел новый и очень вменяемый человек со своей программой — следовало хотя бы из вежливости подождать, что у него получится. Но вежливости на этот раз не хватило. Состояние амебы, возможно, кончилось — можно начинать отстрел.

Логично предположить, что ноги у этой убийственной реформы растут из обыкновенного и очень распространенного в наше время желания осуществить передел собственности – назовем это правительственным рейдерским захватом.

У одной только академии наук, без ее отделений и уж тем более без других академий, бюджетных средств насчитывается на 67 миллиардов рублей в год, а уж о недвижимости и другой собственности, пусть государственной, но находящейся в ее управлении, и говорить боязно. Однако возможно, что тут задействованы и другие соображения — более личного порядка.

Есть такой человек, член-корреспондент РАН Михаил Валентинович Ковальчук, директор сразу двух институтов – Института кристаллографии РАН и по совместительству Курчатовского института. Говорят про него разное, но я из опасения попасть под суд это разное опущу. Скажу только, что Михаил Валентинович – человек с очень высокими амбициями и не менее высокими связями. Пять лет назад Ковальчук не смог стать президентом РАН, потому что академиком избран не был, а только академики имеют право претендовать в Российской академии наук на президентское кресло. Как я слышал сам и как рассказывает заместитель директора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд, в российском научном сообществе тогда вовсю циркулировали слухи о якобы сказанных Ковальчуком словах: «Если я не могу возглавить академию, то я ее уничтожу».

Это слух — даже в страшном сне не думал представлять читателю эти слова в качестве сказанных в действительности. Просто все складывается именно в соответствии с этими словами. Всех членкоров (кстати, почему, чем член-корреспондентство помешало реформаторам академии?) делают академиками, и, стало быть, Михаил Валентинович получает реальную возможность в соответствующее время, а то и раньше, сместить с поста Владимира Фортова и стать президентом академии – правда, уже уничтоженной в прямом соответствии с его якобы высказанным намерением.

Автор – независимый журналист, автор статей о российской науке в журнале Science