Фундамент перемен

Заслуга Медведева — разочарование общества во власти

Евгений Гонтмахер 02.05.2012, 11:41
Оценивать правление Медведева по привычным параметрам - неправильно ИТАР-ТАСС
Оценивать правление Медведева по привычным параметрам - неправильно

Четырехлетний срок Дмитрия Медведева не принес реальных изменений, но именно он заложил основы для них: сам того не желая, президент лишил власть доверия со стороны общества.

Многие говорят сейчас, что четыре года Медведева были пустыми и бесполезными. Я же все-таки хочу выделить одно его достижение.

Медведев успешно ввел в ход новую риторику: «Свобода лучше, чем несвобода». Еще в 2009 году он написал статью «Россия, вперед!». В этой статье и в других своих тогдашних заявлениях Медведев поставил нашему общественному устройству очень жесткий диагноз: архаичная экономика, отсталая политическая система, массированная коррупция... И люди — во всяком случае, значительная часть общества — поверили, что если уж президент об этом говорит, то это действительно так. Более того, у них благодаря этому медведевскому посылу создалось ощущение, что можно что-то поменять.

Чем обычно меряют итоги президентства Медведева? Смог ли он побороть коррупцию? Нет, не смог. Коррупции при нем разрослась и стала системной. Смог ли он улучшить инвестиционный климат? Нет, не смог; более того, Россия опустилась в соответствующих рейтингах. С кризисом — да, они с Путиным, конечно, спасли Россию от действительно очень острых последствий. Но одновременно законсервировали те проблемы, о которых сам же Медведев писал в своих статьях. Архаичную экономику они сделали еще более архаичной, псевдодемократическую политическую систему еще более имитационной.

Но оценивать правление Медведева только по этим параметрам, я считаю, неправильно. Медведев своим четырехлетием заложил (вольно или невольно) основы для того, чтобы общество наконец додавило власть.

На протяжении этих четырех лет, до 24 сентября, накапливалось ощущение того, что слов много, а дел мало, но люди (а народ у нас в России терпеливый) держали в головах мысль о том, что Медведев может быть президентом и на второй срок. И вот тогда, за эти шесть лет, он сможет всё высказанное реализовать. 24 сентября Медведев ушел, но риторика осталась. Люди были обнадежены, но это оказалось резко оборвано. Медведев своей риторикой и этим своим уходом разбудил часть общества — тех людей, которых сейчас называют креативным классом, средним классом и т. д. Он фактически — хотел он того или нет — уничтожил харизматичность власти и, в частности, Путина. До Медведева рейтинги Путина строились именно на любви к нему, «потому что он Путин». И, что бы ни происходило в стране — даже плохого, были ведь и катастрофы, и кризисы типа монетизации льгот, — это все к Путину не прилипало.

Медведев развенчал все то, что было до него. И возвращающийся Путин получил совершенно другое отношение и к себе, и вообще к власти. Потому что хотя за него и голосовали, но уже не сердцем. Люди голосовали, исходя из какого-то рационального побуждения, или из-за отсутствия выбора, или из-за административного давления.

Это разочарование и полная потеря доверия между властью и обществом — историческая заслуга Медведева. Он, видимо, этого не хотел, но объективно за четыре года этого добился. Недаром он публично признал, что значительная часть вышедших на Болотную площадь и проспект Сахарова — это люди, которые были готовы за него еще раз проголосовать.

Об этой заслуге Медведева я говорю без иронии: такое отсутствие доверия к власти — залог будущих позитивных изменений. Когда они будут — через год, через два, через три, — никто не знает. Тот всплеск активности, что был у нас в конце прошлого — начале этого года, никуда не делся. Он всего лишь принял другие формы. Больше нет любви к власти, нет доверия. Власть пока «терпят» до первого удобного повода. Эта ситуация, конечно, создает дополнительные предпосылки к переменам, помимо объективных причин: социально-экономическая ситуация постепенно ухудшается. Ощущение отторжения власти обществом полезно в том смысле, что может вылиться в положительные перемены. Есть, впрочем, и неблагоприятный вариант — это если события примут стихийный характер.

Путин очень умелый тактик, но не стратег: он очень хорошо решает проблемы по мере их поступления.

Была у него проблема кризиса — он ее решал. Потом он решил, что наступил период, когда ему пора возвращаться: на каких-то условиях договорился с Медведевым и 7-го мая станет президентом Российской Федерации. Потом он будет ставить перед собой новые чисто тактические задачи. Протестная активность вроде бы сошла на нет, экономическая ситуация пока не драматична, цены на нефть держатся высокие, бюджет вроде бы даже может оказаться в небольшом профиците… И чего себя отягощать вопросом о том, что будет с Россией, допустим, через три года?

Путин за то время, что он находится у власти, в том числе и в правительстве при Медведеве, превратился в самодостаточного лидера, который совершенно не нуждается в напутствиях. Он себя ощущает абсолютно успешным, он уверен в собственной непобедимости и в том, что фортуна на его стороне.

Напутствие Владимиру Владимировичу даст только такой поворот событий в России, когда станет заметной и драматичной разница между его умелой тактикой и отсутствием стратегии. Тогда, я думаю, у власти наступит кризис жанра, а у заведенного модернизационной риторикой общества появится шанс эту власть поменять.

Автор — член правления Института современного развития.