Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Следователь для палача

Для расследования дел о пытках нужны специальные следователи, занимающиеся только «полицейскими преступлениями»

Асмик Новикова, Ольга Шепелева 04.04.2012, 10:33
Дела о пытках в полиции должны расследоваться специальным органом РИА «Новости»
Дела о пытках в полиции должны расследоваться специальным органом

Чтобы «переиграть» преступника в погонах, следователь должен владеть современными методиками расследования насильственных должностных преступлений. Для такой работы обязательно нужна будет специальная переподготовка.

Недавно группа правозащитных организаций инициировала общественную кампанию с требованием создать внутри Следственного комитета (СКР) специализированное подразделение по расследованию должностных преступлений сотрудников полиции. Граждане поддержали эту идею: за две недели было собрано около пяти тысяч подписей.

Следственный комитет, изначально заняв принципиальную позицию по отношению к пыткам в казанской полиции и осознав, что проблема пыток требует особого внимания со стороны СКР, воспринял общественные предложения всерьез. Председатель СКР Александр Бастрыкин дал поручение проработать возможность создания специализированного подразделения.

Надо сказать, что идея создания независимой структуры, занимающейся расследованием пыток, не нова. Правозащитные организации давно предлагают реализовать эту идею, но до событий в Казани она не находила понимания у властей.

Сейчас, когда сам СКР приступил к проработке этого вопроса, у правозащитников появилась возможность и даже обязанность включиться в этот процесс. В конце концов, именно они инициировали сбор подписей под обращением к председателю СРК.

Правозащитным организациям есть что сказать о том, как должен быть устроен орган по расследованию пыток. Они не понаслышке знают, почему существующий сейчас механизм расследования неэффективен. В течение многих лет правозащитные организации оказывали юридическую помощь людям, столкнувшимся с насилием со стороны правоохранителей. Вместе с гражданами юристы-правозащитники проходили все этапы юридических процедур, добиваясь привлечения виновных правоохранителей к ответственности: обжаловали отказы в проведении расследования, добивались возбуждения уголовных дел, требовали выявления свидетелей, проведения допросов и экспертиз.

Чтобы добиться наказания преступников в погонах, часто требуются годы кропотливой квалифицированной юридической работы.

Правозащитные организации не только прекрасно знакомы со всеми сложностями, которые возникают при попытке начать расследование жалоб на пытки и довести его до конца. Анализируя свой опыт, правозащитники определили одну из основных причин, делающих невозможным быстрое и качественное расследование жалоб на «полицейские» преступления. Эта причина — зависимость следователей от работы полиции.

В своей повседневной работе следователи — ранее прокуратуры, а сейчас СКР — постоянно опираются на результаты работы полицейских. Именно полицейские раскрывают преступления: проводят поквартирные опросы, ищут очевидцев, собирают информацию о преступниках и следах преступлений. Фактически именно полицейские оперативники по указанию следователя (а иногда и по собственной инициативе) собирают информацию, которую следователь потом превращает в доказательства. Без оперативного сопровождения со стороны полиции расследование уголовных дел практически невозможно.

Такая ситуация логична и дает результаты, когда речь идет о расследовании общеуголовных дел — убийств, изнасилований, бандитизма, организации преступных сообществ и пр. Все меняется, когда следователь сталкивается с преступлениями, совершенными самими полицейскими. У него возникает конфликт интересов. И дело не только в том, что он вынужден инициировать уголовное преследование в отношении своих коллег из полиции. Гораздо хуже для следователя то, что, конфликтуя с полицейскими, он не может рассчитывать в будущем на их поддержку в расследовании общеуголовных дел.

Возбуждение дела о пытках (по российскому Уголовному кодексу — превышение должностных полномочий) грозит снижением эффективности работы по общеуголовным делам.

Очевидно, что, пока такой конфликт интересов сохраняется, ни о каком качественном расследовании жалоб на пытки не может быть речи. Следователь, ведущий дела о пытках, не должен заниматься расследованием общеуголовных дел. Нужны специальные следователи, занимающиеся только «полицейскими преступлениями».

Предложения фонда «Общественный вердикт» как раз направлены на решение этой задачи. Основная цель — обеспечить фактическую независимость расследования «полицейских» преступлений. Как же предлагается устроить будущее спецподразделение СКР?

Первое, что нужно сделать, — разорвать связь следователей, занимающихся делами о пытках и другими «полицейскими» преступлениями, с сотрудниками полиции. Этих следователей нужно вывести из состава районных отделов СКР, которые несут основную нагрузку по расследованию общеуголовных преступлений и наиболее интенсивно сотрудничают с полицией.

Однако этой меры самой по себе недостаточно. Дело в том, что руководители следственных подразделений районного и регионального уровня отвечают за организацию работы по всем видам дел, в том числе общеуголовных. При этом качественное расследование «полицейских» преступлений со стороны следователей будущего спецподразделения неизбежно будет выявлять факты применения пыток с целью получения доказательств по общеуголовным делам. Опыт работы правозащитных организаций показывает, что пытки нередко применяются именно с этой целью. По закону доказательства, полученные при помощи пыток, должны исключаться, а это может сказаться на скорости и результатах расследования общеуголовных преступлений. Вышеописанный конфликт интересов никуда не денется, если сотрудники спецподразделения по расследованию «полицейских» преступлений останутся в прямом подчинении руководителей региональных управлений СКР. Всякий раз они будут создавать риски работе следователей по общеуголовным делам. Именно поэтому правозащитники много внимания уделяют вопросу субординации будущего спецподразделения.

Предлагается два варианта решения: напрямую подчинить спецподразделения центральному аппарату СКР или создать систему двойного подчинения региональному руководству и московскому главку.

Преодоление конфликта интересов также связано с решением вопроса, как будет организовано и кем будет обеспечиваться оперативное сопровождение работы по расследованию «полицейских» преступлений. Ясно, что этим не могут заниматься сотрудники уголовного розыска МВД, которые сопровождают расследование общеуголовных преступлений.

Имеется как минимум два варианта: службы собственной безопасности МВД и оперативные сотрудники ФСБ. Служба собственной безопасности МВД и сейчас собирает информацию о преступлениях полицейских. Но эта информация далеко не всегда приводит к возбуждению уголовных дел, т. к. решение о возбуждении дела — компетенция обычных следователей СКР.

Если внутри СКР будет создано «полицейское» спецподразделение, то и оперативная информация служб собственной безопасности МВД будет в полной мере востребована. ФСБ также ведет оперативную работу, но сейчас их достаточно редко привлекают к работе по раскрытию должностных преступлений полицейских. Эта практика может дальше развиваться, если будет создано спецподразделение СКР.

В будущее специальное подразделение СКР должны стекаться все жалобы и вся информация о возможных «полицейских» преступлениях. Сейчас граждане, столкнувшиеся с нарушениями со стороны полиции, обычно обращаются с жалобами в прокуратуру, к начальникам отделов полиции, в службу собственной безопасности МВД и в районные или региональные подразделения СКР. Люди будут обращаться в эти инстанции даже после создания спецподразделения СКР. Информацию о признаках пыток нередко выявляют врачи: их вызывают в полицейские отделы для оказания помощи задержанным, к ним с полученными травмами обращаются и сами граждане. Следы насилия могут быть выявлены сотрудниками ИВС и СИЗО, которые обязаны осматривать поступающих к ним заключенных. С признаками применения пыток могут столкнуться и следователи, ведущие общеуголовные дела.

Важно, чтобы все эти специалисты и должностные лица были обязаны незамедлительно передавать информацию в спецподразделение по расследованию «полицейских» преступлений. Ведь от скорости начала проверки и расследования зависит их качество.

Процедуры передачи информации в спецподразделение СКР должны быть нормативно урегулированы.

Есть еще одна составляющая успеха будущего спецподразделения СКР и гарантий качества его работы. Это профессионализм следователей. Дела о пытках и других «полицейских» преступлениях достаточно сложны в расследовании. Виновники в силу своего профессионального опыта хорошо понимают, как можно скрыть следы преступления. Кроме того, они могут использовать для этой цели свои служебные полномочия.

Для того чтобы «переиграть» преступника в погонах, следователь должен хорошо владеть современными методиками расследования насильственных должностных преступлений. Недостаточно просто пригласить в спецподразделение опытных следователей, здесь нужна специальная переподготовка.

Решить все эти вопросы — недюжинная задача для Следственного комитета, и правозащитники готовы помочь в поиске решений.

Авторы — эксперты фонда «Общественный вердикт».