Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Фига в урне

Три стратегии протестного голосования

Григорий Голосов 02.12.2011, 10:06
«Вариант Навального» – это голосование против ЕР, а не за кого-то thinkstockphotos.com/fotobank.ru
«Вариант Навального» – это голосование против ЕР, а не за кого-то

Что делать 4 декабря? Голосовать или нет и если да, то за кого?

Есть люди, которые вообще не интересуются политикой. Они либо не пойдут на выборы, либо, поскольку власти создадут для этого административные или материальные стимулы, пойдут и проголосуют за «Единую Россию».

Многие проголосуют за ту или иную партию по той причине, что искренне ее поддерживают. Однако те, кто лишен такого блаженного простодушия, нуждаются в стратегии, предполагающей не искренность, а расчет. Стало быть, нужно проанализировать аргументы за и против.

Многие деятели оппозиции выступают за то, чтобы бойкотировать мероприятие, которое, как они справедливо указывают, даже и выборами-то назвать трудно. В оправдание этой стратегии обычно приводят несколько аргументов. Один из них состоит в том, что результаты голосования будут тотально фальсифицированы, а если так, то повлиять на результаты путем участия в нем просто невозможно.

Действительно, в России есть регионы (главным образом республики Северного Кавказа и Поволжья), где «Единая Россия» получит колоссальное преимущество совершенно вне зависимости от того, как поведут себя избиратели. Однако проецировать эту ситуацию на всю Россию не следует. Как показали мартовские региональные кампании, способность глав администраций обеспечивать результаты ЕР до сих пор сильно варьирует от региона к региону и во многих местах — особенно в крупных городах — эта способность ограничена. В частности, она зависит от реальной явки. Чем меньше избирателей голосует на самом деле, тем легче добавить в протоколы фиктивные голоса за ЕР.

О том, что власти заинтересованы в снижении явки политически активных граждан, свидетельствует весь ход нынешней кампании, вялой и бессодержательной. Даже сторонники бойкота не могут отрицать, что неявка на выборы помогает ЕР получить лучший результат.

Но участие в голосовании, отмечают сторонники бойкота, легитимирует режим и снижает протестный потенциал. Способствует ли это на самом деле легитимации нынешней власти — я недавно писал. Что касается протестного потенциала, то надо понимать, что без серьезного кризиса он может быть реализован лишь узким слоем оппозиционного актива, который не имеет электорального значения. Попросту говоря, не важно, пойдут ли эти люди на выборы: их слишком мало. Если же возникнет кризис, который поднимет к протестной активности значительную массу людей, то это произойдет совершенно независимо от того, участвовали они в голосовании или нет. Так было и в Египте, и в Тунисе.

Кроме того, некоторые сторонники бойкота считают, что завышенные результаты ЕР сами по себе будут способствовать мобилизации протеста, а значит, усилят массовое разочарование в нынешней системе. Этот аргумент, вписывающийся в логику «чем хуже, тем лучше», игнорирует то обстоятельство, что как для самой «Единой России», так и для значительной части населения ее способность «выигрывать выборы» является признаком эффективности и, стало быть, легитимирует режим. Замечу, что последовательная реализация стратегии, основанной на этом аргументе, предполагала бы не бойкот выборов, а голосование за «Единую Россию».

Вторая возможная стратегия, с легкой руки Виктора Шендеровича известная под названием «нах-нах», предполагает явку на выборы и порчу бюллетеня путем «голосования» за все партии сразу. Эта стратегия более разумная уже по той причине, что напрямую ЕР не помогает. Кроме того, ее поддерживает довольно сильный аргумент, согласно которому все партии «легальной оппозиции» находятся под контролем властей, а значит, голосование за любую из них политически и морально проблематично.

У этой стратегии есть два фундаментальных недостатка. Во-первых,

потерянные в испорченных бюллетенях голоса при распределении мест фактически переходят к преодолевшим барьер партиям в пропорции к уровням их успеха. Если, допустим, ЕР насчитают 60%, то 60% от каждого потерянного голоса уйдет именно ей.

Во-вторых, как показывает практика, испорченный бюллетень — это самый незащищенный бюллетень. Как правило, при подсчете голосов он попадает в стопку ЕР. Даже если на участке есть контроль со стороны наблюдателей от оппозиционных партий, то они заботятся преимущественно о том, чтобы это не происходило с их собственными голосами.

Таких недостатков лишена стратегия, известная как «вариант Навального». Она состоит в том, чтобы проголосовать за любую партию, кроме ЕР, и тем самым нанести ей максимальный ущерб. Действительно, если голос подан за партию, преодолевшую барьер, то для ЕР он потерян целиком и полностью. И не только в реальности, но и на бумаге, потому что партии в какой-то степени способны позаботиться о том, чтобы их голоса не засчитывали ЕР. Таким образом, «вариант Навального» — это единственный путь к снижению ее результата, доступный избирателю.

Главная проблема этой стратегии — это оборотная сторона преимущества «нах-нах»: голосуя против ЕР, нужно поддержать кого-то еще, а поддерживать не хочется. Эта проблема не политическая. Совершенно лишен оснований звучащий иногда от наивных людей аргумент о том, что вдруг-де КПРФ или ЛДПР выиграют выборы — вот тогда раскаемся. Российская система выборов такова, что выиграть эти партии не могут. Победит ЕР, и вопрос лишь в том, сможет ли она по-прежнему утверждать, что ее преимущество колоссально и неоспоримо.

Но моральная проблема остается. Она решается правильным пониманием ситуации.

«Вариант Навального» — это голосование против ЕР, а не за кого-то. В сущности, не важно за кого. Поэтому практическая реализация этой стратегии связана со случайным выбором. Можно, например, бросить кубик, каждая из шести граней которого соответствует какой-то из партий. Или выбрать две минимально приемлемые партии, а потом подбросить монету.

Сложность, связанная с этой стратегией в той версии, которая допускает элемент выбора, состоит как раз в определении партий, за которые голосовать не стоит. Очевидно, что если партия не преодолевает барьер и лишена организационных ресурсов, позволяющих наблюдать за выборами, то голосование за нее эквивалентно стратегии «нах-нах». Нужно понимать, однако, что «вариант Навального» — это стратегия, не игнорирующая и тех избирателей, кто колеблется между голосованием за ЕР, бойкотом и голосованием за другую партию. Если по каким-то соображениям (скажем, идеологическим) из всех партий приемлемой окажется только непроходная, то лучше проголосовать за нее.

Автор — профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, директор проектов центра «Геликс».