Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Хижина президента

Граждане платят не налоги, а дань, которая используется властями по своему усмотрению

Алексей Мельников 26.02.2010, 11:25
ИТАР-ТАСС

Граждане платят не налоги, а дань, которая используется властями по своему усмотрению. И в то время, как благотворительные организации по копейке собирают деньги для лечения больных детей, власти тратят бюджетные миллиарды на все новые амбициозные проекты.

Иногда деяния российских властей почти в буквальном смысле слова напоминают пир во время чумы. Нашу небогатую страну уже «наградили» миллиардными расходами на Олимпиаду в Сочи и саммит стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Есть еще одна новость.

Управление делами президента Медведева собирается построить на берегу Тихого океана новую резиденцию для первых лиц страны. За 7,7 млрд рублей.

Пока окончательного решения не принято. Но строительство резиденции на полуострове Гамова в Хасанском районе Приморского края в 2010—2011 гг. упомянуто в поправках к Федеральной целевой программе об экономическом и социальном развитии Дальнего Востока до 2013 года. Утверждена программа 28 ноября 2009 года. Под ней стоит подпись Путина.

Один из сотрудников Мифина уверяет, что деньги возьмут из внебюджетных источников, будут искать на строительство частного инвестора. Как возможно, чтобы резиденция для первых лиц государства, строилась на частные деньги, — не очень понятно. Кто эти благодетели? Если это компании вроде «Газпрома» или «Роснефти», то заблуждаться насчет «частных инвесторов» не стоит. По большей части это все тот же общественный карман. С другой стороны, если у этой группы «частных инвесторов» или у кого-то другого найдутся средства на подобную «благотворительность», то почему они не изымаются в бюджет с помощью налогов? Быть может, для этих денег отыщутся другие, более разумные направления расходования.

Впрочем, и бюджетные средства также планируется тратить. На обеспечение энергоснабжения в 2010 году пойдет 81 млн рублей, в 2011-м — 591 млн рублей. Много это или мало? С позиции решения тех или иных актуальных для российского общества задач?

Есть в России фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой. Создан в конце 2006 года. Занимается нужным и благородным делом — помощью детям с онкологическими, гематологическими и другими тяжелыми заболеваниями. Это, наверное, самый известный российский благотворительный фонд. Проводит громадную работу. Много ли средств он собрал? Если судить по подробной отчетности фонда, то за 3 года огромную для благотворительной деятельности в России сумму — около 550 млн рублей. Общественных денег. На лечение детей.

В том, чем занимается «Подари жизнь», действительно есть острая необходимость. Но почему на решение той задачи, которую он ставит, не могут быть потрачены средства, которые планируется изыскать для строительства резиденции Путину и Медведеву? Ведь только на энергообеспечение предусматривается потратить сумму, превосходящую то, что собрано фондом путем тяжелой трехлетней работы.

Интересно провести опрос среди налогоплательщиков. На что они пожелали бы отдать свои налоги — на лечение больных раком детей или же на строительство новой резиденции, где наш премьер опять блеснет перед фотографами дебелым торсом и удочкой в руке?

Ответ, думаю, очевиден.

Вот так, зримо, наглядно, чиновная бюрократия поедает Россию. Ее завтрашний день. Расшвыривается миллиардами. Милостиво оставляя одним своим гражданам возможность заниматься благотворительностью, а другим — убитым горем родителям — уповать на благотворителей. Между тем деньги в бюджете явно есть. Все дело только в политической воле — направлении их не на обустройство высших чиновников, а на нужды граждан.

Нет ничего парадоксального в утверждении, что с точки зрения решения задач, скажем, здравоохранения создание в России политической системы европейского типа сделает много больше, чем частная благотворительность. Во всяком случае, провести через настоящий парламент решение о строительстве новой резиденции при низком уровне здравоохранения в России было бы очень непросто. Просто в силу того, что у депутатов избранником выступил бы народ, а не тот человек, для которого и будет возводиться резиденция.

А что же благотворительность? Нужна ли она?

Одна точка зрения сводится к тому, что благотворительность не нужна. В самом деле, если бюджетные средства собираются гражданами и контролируются ими же через своих представителей, то не разумно ли использовать их на то, что хотят сами граждане? Если кто-то желает тратить дополнительные деньги на социальные задачи, почему не поднять налоги и делать это через бюджет? Убрав издержки на оплату администрации благотворительных фондов?

Эта точка зрения не способна объяснить широкого распространения благотворительности в западных странах. И дело здесь вовсе не только в склонности части общества помогать бедным и соответствующем воспитании. Есть три причины, обусловленные фундаментальными особенностями западного общества.

Первая представляет собой следствие либерально-демократической избирательной системы. В простейшем случае проигравшее на выборах меньшинство может не согласиться с тем, как тратятся собранные с помощью налогов средства. Оно может подправить неправомерное, с ее точки зрения, распределение средств. С помощью дополнительных трат по каналам частной благотворительности. Повышение, скажем, подоходного налога не способно решить задачу в принципе.

Вторая причина существования благотворительности сводится к тому, что общественная жизнь — это не конструктор с заданным набором деталей. Как правило, законодатели действуют ощупью, будучи не в состоянии точно оценить необходимый размер расходов. Кроме того, в парламентах, где идет острая политическая борьба, законопроекты часто принимаются в компромиссных редакциях, заведомо предполагающих частичное решение задачи. И в том и в другом случае частная благотворительность играет роль силы, способной хотя бы отчасти заполнить вакуум.

Третья причина устойчивости благотворительной деятельности обусловлена временными разрывами.

Принятие законопроектов требует времени, решение не всегда может быть реализовано немедленно, общественные же потребности не ждут. Эффективный путь в таком случае — действовать через благотворительные фонды.

Но то, что подходит для западных стран, не интересно для особого пути, по которому идет Россия. Граждане платят, в сущности, не налоги, а дань, которая используется властями по своему усмотрению. Почему бы ей, собственно, не соорудить резиденцию на дальних восточных рубежах? Не покрыть вообще всю страну подобными объектами? Создав блуждающую федеральную власть, которая сможет с тем же комфортом, что и в Москве, присутствовать всюду? Ради такой задачи денег не жалко. На все есть один ответ — государственные интересы.

Если же кто-то из наших граждан помимо уплаты налоговой дани желает потратиться на благотворительность — то и дай бог. Дело это важное. Народ у нас сердобольный. Хороший, миролюбивый народ. На нем воду можно возить. Трепать по холке. Дарить улыбками. Хвалить за патриотизм. Именно такой идеальный демос и нужен для властей, которые считают государственный бюджет своим внутренним карманом.