Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Большинство перемен

Любой отход от авторитарных практик путинского режима уже может считаться модернизацией

Марина Литвинович 20.10.2009, 10:01
svobodanews.ru

Предложенные Медведевым «перемены сверху» имеют шанс состояться, только если его поддержат снизу. В этой ситуации оппозиция должна попытаться занять место общественного авангарда модернизации страны.

В дискуссии вокруг обращения Дмитрия Медведева одной из главных тем остается упоминаемое президентом «мы», призванное стать движущей силой перемен. Действительно, любая модернизация «сверху», о которой и идет речь в статье, будет успешной только при наличии давления снизу, от общества. Встречное движение этих политических воль и может породить энергетику перемен. Именно поэтому важно понять, может ли вообще возникнуть, и где именно, это самое «мы».

Многие обратили внимание на тишину, разразившуюся после статьи Медведева. Да, экспертная дискуссия идет, а Кремль сообщает нам о «потоке писем» в адрес президента с предложениями в текст послания Федеральному собранию, и даже Максим Калашников получил свои две минуты славы на федеральных каналах. Однако

общественный субъект, заинтересованный в модернизации политической и общественной жизни, так и не возник. Модернизационное «мы» не появилось.

Где оно вообще может возникнуть? Сначала обозначим пространство. Нынешний политический режим держится на так называемом «путинском большинстве». Понятно, что Медведев, призывая к модернизации и общественным изменениям, не может опереться на него. Во-первых, потому что «путинское большинство» не его. Во-вторых, потому что его основой является консенсус по поводу сохранения нынешнего статус-кво, политической стабильности, «отсутствия резких перемен» при некотором росте уровня жизни среднего класса. Это противоположно тому, что предлагает Медведев.

В ответ на призыв Медведева в России должно возникнуть, назовем его, «медведевское большинство», опирающееся на консенсус о необходимости перемен.

Предыдущий консенсус при этом должен быть разрушен.

Медведевское большинство

Имеет ли «медведевское большинство» шанс на жизнь? Где и как оно может возникнуть?

Совершенно очевидно, что нынешние системные партии не смогут стать основной для создания «медведевского большинства», ведь они создавались для другого. Представить «Единую Россию», разрушающую путинский консенсус, я не могу. Это может привести к разрушительной шизофрении внутри этой партии, а то и к политическому самоубийству.

Точно так же основой для модернизационного большинства не может стать ни одна из системных политических сил, создававшихся в свое время именно для цементирования режима, а никак не для его разрушения. Не может стать основой ни одна из общественных или бизнес-организаций, встроенных в нынешнюю политическую систему.

Модернизационное большинство нельзя «слепить» или имитировать, как это зачастую делают в Кремле, создавая буквально за пару дней какой-нибудь симулякр «общественного движения в поддержку».

Так было, например, со срочно слепленным движением «За Путина!», торжественно заседавшем в ноябре 2007 года в Твери во главе с дояркой Агаповой и адвокатом Павлом Астаховым и призвавшем Путина остаться на третий срок. Но как только сценарий поменялся, отпала и необходимость в движении. Вернее, в его имитации. Это тоже не выход, это нежизнеспособно.

Я берусь утверждать, что основой, платформой и источником роста для модернизационного большинства может быть только нынешняя оппозиция, причем внесистемная, фактически выкинутая сейчас за борт легальной политической жизни.

Что делать оппозиции

Остановимся на этом поподробнее, поскольку именно этот тезис уже вызвал вал критики и непонимание со стороны некоторых моих коллег по оппозиции.

Внутри оппозиции, да и не только, распространено достаточно презрительное отношение к статье Медведева. Причем в основном это происходит по многолетней дурной привычке: «все, что от власти — плохо», и потому, что Медведева принято считать слабым, несамостоятельным и недостойным веры. Между тем то, что пишет в свой статье президент, во многом совпадает с теми целями, которые провозглашает оппозиция: здесь и отказ от сырьевой экономики, и серьезная судебная реформа, и реформа правоохранительной системы, и борьба с коррупцией, и твердые заявления о необходимости и неизбежности перемен… Конечно, политическая реформа, прописанная у Медведева, не может устраивать оппозицию: эта реформа половинчата, осторожна, слишком медленна, не затрагивает глубинных основ порочных политических практик режима нынешнего и не решает заявленной задачи освобождения и раскрепощения общественной жизни. Это даже не реформа, если быть точными.

Конечно, многое в статье Медведева не сказано, но уже сказанное – это много. Мне кажется, мы в первую очередь должны увидеть то, что в этом посыле Медведева есть, а не то, чего там нет.

Подчеркну: я не призываю довериться Медведеву и поддержать его — я призываю, воспользовавшись его риторикой, его намерением и призывом, расширить политическое пространство для нас самих. Пространство для действий оппозиции.

Плюс в том, что появление этой статьи создает совершенно новую конфигурацию политического пространства, и жаль, что многие этого не видят. Возникает пространство для маневра, поле для политической игры. Я считаю, что оппозиции грех не воспользоваться этим. Посмотрите – это очень важно –

Медведева никто всерьез не поддержал. Вернее так: никто не поддержал его призыва к переменам. Получается, никто не хочет перемен? Никому не нужна модернизация? Никто не поддерживает борьбу с коррупцией и судебную реформу?

Это неправда. Конечно, все это особо не нужно той же «Единой России», значительной части бюрократического аппарата, региональным властям и региональным бюрократиям, олигархам, но это нужно обществу, нужно России. Значительная часть медведевских тезисов всегда была повесткой дня оппозиции. Казалось бы, надо праздновать победу, но реакция в оппозиции совсем иная.

Поэтому если оппозиция сейчас не изменится, застрянет в конфронтационной риторике и маргинальщине, то единственным реформатором у нас так и останется президент Медведев. И оппозиция упустит тот поезд, который уже отходит от перрона. В этом я вижу задачу оппозиции на данном этапе.

Чтобы перемены состоялись, значительная часть общества должна их захотеть. Активная часть общества должна решить, что нынешняя ситуация его не устраивает и оно готово рискнуть – обменять имеющийся статус-кво на некоторый образ будущего.

Образ будущего уже предложен Медведевым в его статье, и общество может поддержать его, если доверится гарантиям, которые дает президент. Тогда «перемены сверху» имеют шанс состояться.

Образ будущего может быть также предложен оппозицией, и, если этот образ будет привлекательным и общество поддержит его, а также поверит в его авторов, произойдут «перемены снизу».

Собственно в этом и состоит основной вызов для оппозиции: сумеет ли она в новых условиях сделать новое политическое предложение, и готово ли общество его поддержать?

Оппозиции надо измениться. Изменить риторику, стилистику, лица.

Нужно уйти от конфронтационной риторики: она необходима в обличении действующего режима, но общество ждет другого. С обществом нельзя разговаривать конфронтационно, негативистски, злобно. Нужно не только критиковать существующий режим: его гнилость, несправедливость, нежизнеспособность и т. д. уже очевидны большинству думающих и действующих людей. Критика режима, которая недавно еще считалась геройством, скоро станет банальщиной, общим местом. Оппозиции необходимо сосредоточиться на предложении и продвижении своего Проекта – образа будущего, способного заинтересовать общество. Основная борьба и должна идти за то, чтобы сделать предложение, которое заинтересует каждого гражданина, каждую социальную группу. Каждый должен увидеть свое место в этом Проекте и поверить, что этого можно достичь.

Оппозиции также потребуется создавать в обществе большинство в поддержку своего проекта. Я называю его «большинство за перемены».

Безусловно, «медведевское большинство» и «большинство за перемены» — это сильно пересекающиеся общности. Их отличие, пожалуй, может быть только в оценке глубины, скорости и последовательности перемен. Заявленный проект Медведева предполагает реформирование неглубокое и постепенное. Оппозиция в своем проекте тоже должна дать ответ на вопросы о том, что и как должно измениться.

Кремлевская пропаганда постоянно пытается доказать, что основной проект оппозиции – это «возврат в хаос 90-х». Это неправда, но общество готово верить в эту пропаганду, поскольку не видит нового, внятного политического предложения.

Решение задачи – предложить интересный для граждан России проект — только с первого взгляда кажется простым. Как, например, в проекте оппозиции должна быть представлена судьба выборов, если подавляющее большинство граждан не считают их ценностью, а свое участие в них находят бессмысленным? За короткое время вернуть доверие к выборам – задача почти невозможная. И таких вопросов – масса.

Есть ли альтернатива переменам?

Есть. И она обозначена в большом количестве статей, появляющихся в последнее время на страницах интернет-изданий и деловых СМИ. Альтернативой переменам являются хаос, развал страны, кровавая революция, развитие ситуации по неконтролируемому сценарию и т. д. и т. п. По сути, не кровавой альтернативы переменам – нет.

Я считаю ошибочным и даже преступно-опасным ждать падения режима, как предлагают некоторые представители оппозиции. Надо не ждать, надо действовать.

Надо давить на режим, ускоряя и усиливая его трансформацию, если ее цели и траектория движения совпадают с нашими целями и представлениями о необходимом. Нужно давить на Медведева, чтобы он сдвигался в нашу сторону, а не в сторону Путина. Нужно раскалывать их тандем.

Пропаганда пытается подать нам медведевский призыв как продолжение путинского курса, называя даже Медведева версией «Путин 2.0». Но мы отдаем себе отчет: речь идет не о продолжении курса, а о его коренном изменении и даже ломке.

Я уверена, что любой отход от авторитарных практик путинского режима уже может считаться модернизацией! Оппозиция сейчас не в том положении, чтобы не воспользоваться брошенным в нашу сторону мячом. Надо его поймать и суметь сделать медведевские заявления необратимыми, а политическую модернизацию – осуществимой. Иначе – тупик.

Модернизационный запрос и определенный консенсус в активной части общества по поводу необходимости перемен уже созрел. Вопрос в том, кто попробует превратить его в движущую силу, кто придаст ему энергию? Оппозиция должна сделать эту попытку и занять зияющее пустотой место общественного авангарда модернизации страны.