МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ
1
США
46
37
38
121
2
Великобритания
27
23
17
67
3
Китай
26
18
26
70
4
Россия
19
18
19
56

Конкурент из острога

Ходорковский вполне может претендовать на роль свежего лидера, востребованного в условиях кризиса

Владимир Милов 10.03.2009, 10:07
ИТАР-ТАСС

Медведеву неизбежно придется принимать какое-то решение по новому делу ЮКОСа. Причем с политической точки зрения для президента опасны оба варианта — и продолжать процесс, и отпустить Ходорковского на свободу.

Власть вряд ли могла придумать нечто более глупое и проигрышное для себя, чем в разгар кризиса привезти в Москву Михаила Ходорковского и устроить затяжной и открытый публичный процесс по новому делу против него. В то время как страна будет погружаться во все более серьезные экономические трудности, а доверие населения к власти неизбежно окажется под вопросом, в самом центре столицы ежедневно будет проходить суд с ярко выраженной аурой несправедливости. Причем судить будут человека, потенциально вполне способного в глазах общества составить успешную конкуренцию высшим руководителям страны в роли кризисного управляющего.

В самом деле: новое уголовное дело против Ходорковского, в отличие от дела первого, абсолютно не релевантно к текущей общественно-политической обстановке в стране. Если в 2003–2005 годах преследование «олигархов, ограбивших народ в 1990-е», еще могло иметь общественную поддержку (хотя, по мнению автора этих строк, общественная истерия по поводу олигархов была специально раздута пропагандой ради укрепления путинской власти и не вполне отражала довольно спокойное отношение общества к этой теме, существовавшее еще в 2000–2002 годах), то сегодня это безнадежная тема из прошлого.

Из тезиса о борьбе с олигархами 1990-х уже выжали все, что можно,

а у многих людей, не желающих вникать в детали, второй процесс по делу Ходорковского наверняка вызовет недоумение: как же так, ведь его уже однажды осудили за то же самое, зачем судить человека дважды за одно и то же? Новый процесс, таким образом, имеет мало шансов быть воспринятым широкими слоями граждан как объективная необходимость — скорее как месть власти Ходорковскому и свидетельство желания упрятать его за решетку как можно на более долгий срок. Восприятие таких действий как заведомо несправедливых будет способствовать смещению массовых общественных симпатий в сторону Ходорковского, но не власти. Тем более что длительное пребывание за решеткой и так придало опальному олигарху образ мученика, которых, как известно, в России любят.

Но помимо мученичества возможен всплеск народной любви к Ходорковскому, вызванный и двумя другими факторами – ростом общественного запроса на более эффективное кризисное управление и одновременно на ротацию высших руководителей страны.

Проблема нынешних правителей – не только в том, справляются они с экономическим кризисом или нет, но еще и в том, что они в неизменном составе пребывают у власти слишком долго, вот уже почти 10 лет. Общественная усталость от несменяемых лиц руководителей – неизбежный фактор, он должен был бы проявиться, даже если бы кризиса не случилось и дела в экономике обстояли бы благополучно. А сегодня оба эти фактора накладываются друг на друга, создавая пока не сформулированный явно, но естественный запрос на потенциальных новых политических лидеров.

Совпадение этих факторов – крайне неудачное стечение обстоятельств для власти, особенно учитывая, что

Ходорковский вполне успешно может претендовать на роль свежего лидера, востребованного в условиях кризиса. Он в состоянии стать для России «новым Чубайсом» — человеком, которому, возможно, и не готовы простить сомнительные дела прошлого, но которого ценят за опыт кризисного управления.

То есть именно за то, что как раз сегодня может считаться наиболее востребованным российским обществом качеством.

Хотя антикризисные способности Ходорковского переоценивать не стоит – в свое время он провел в ЮКОСе лишь самые элементарные корпоративные преобразования, которые любой уважающий себя современный менеджер просто обязан был провести на доставшемся ему в руки предприятии советского типа – тем не менее опыт управления крупной промышленной компанией, доставшейся ему в весьма разбитом состоянии, у него есть. В отличие от того же Чубайса, у Ходорковского нет отрицательной харизмы, а по сравнению с другими олигархами вроде Березовского, Абрамовича или Дерипаски, просто «доившими» унаследованные от СССР производственные фонды, он может похвастаться и созидательной деятельностью. Например, вводом в действие первого в постсоветское время нового крупного нефтяного месторождения – Приобского, давшего основной прирост добычи нефти ЮКОСа.

Возможно, у Ходорковского не так много собственных интересных идей (его серия статей на тему «левого поворота» скорее разочаровывает), но его тем не менее обожают интеллектуалы, он обладает федеральной известностью и вполне в состоянии найти общий язык с широкими слоями населения. Редкий политик сегодня в России может похвастаться таким сочетанием качеств. Выйди Ходорковский на свободу, он смог бы достаточно быстро завоевать популярность, особенно в сегодняшних кризисных условиях (хотя внезапная влюбленность в Ходорковского может впоследствии обернуться для россиян крупными разочарованиями, как это бывало и с прежними руководителями – но это дело будущего).

Опасный конкурент для действующих руководителей страны, не правда ли? Именно это соображение не позволяет разделить оптимизм тех, кто считает, что Дмитрий Медведев в состоянии широким жестом освободить Ходорковского, знаменуя начало долгожданной либерализации. Ведь выход Ходорковского на свободу в сочетании с отменой цензуры и возвращением политических свобод означает для Медведева появление прямой угрозы. Даже если Ходорковский пообещает не участвовать в политике или согласится работать на Медведева, либерализация политической среды в дальнейшем неизбежно развяжет ему руки. Через один ход сложится ситуация, когда Ходорковский сможет навязать Медведеву свою игру и обыграть его. Российскому президенту наверняка есть чего опасаться и с учетом его личной причастности к разгрому опальной нефтяной компании в качестве экс-главы кремлевской администрации. В этом, например, в апреле 2005 года его обвинял бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин.

Вот вам и дилемма для президента. Продолжение бессмысленного и беспощадного суда, неизбежно превращающегося в постоянный информационный повод и способного сделать Ходорковского героем и главным кандидатом в национальные кризисные менеджеры, против опасной для Медведева перспективы освобождения Ходорковского.

Организации нового суда в неудачный с политической точки зрения момент удивляться не стоит. Это еще одно проявление атрофии стратегического мышления у путинской команды, взращенной на инерционной волне развития страны и патологически неспособной разглядеть лес за деревьями и реагировать на меняющиеся обстоятельства.

Но вот дальше президенту Медведеву придется что-то решать, опасны для него оба варианта – и продолжение процесса над Ходорковским, и выпуск его на свободу.

Надо сказать, это не единственный принципиальный вопрос политического характера, требующий сегодня от Медведева однозначных и решительных действий. Посмотрим, насколько решителен окажется президент. История учит, что выигрывает чаще тот, кто не боится идти на риск.

Автор — президент Института энергетической политики.