Имперское перенапряжение

Федор Лукьянов 01.11.2004, 12:24

Кремль мобилизовал несметные ресурсы для победы Виктора Януковича, чтобы доказать, что способен еще влиять на постсоветском пространстве, а не потому, что эта победа выгодна России.

Чем бы ни завершились президентские выборы на Украине, жители этого дружественного государства имеют все основания испытывать чувство гордости. Едва ли найдется страна, которая может похвастаться тем, что в ее избирательной кампании лично участвовал глава соседней великой державы, а сама эта держава была готова предоставить ее гражданам большие права, чем собственным.

Чего же такого замечательного сулит Москве победа Виктора Януковича и чем так страшен успех его оппонента Виктора Ющенко?

Рискну предположить, что принципиальной разницы между двумя претендентам для России нет. И развернутая беспрецедентная кампания имеет отношение не столько к Украине, сколько к самоощущению российской власти и всего Государства Российского.

В Москве уже давно зреет неприятное ощущение того, что наша сфера влияния (а таковой должна обладать любая уважающая себя великая держава) сжимается, как шагреневая кожа. Практически официально отказавшись от притязаний на роль глобального мирового игрока и декларировав в начале нынешнего десятилетия свой региональный статус,

Россия обнаружила, что никакой монополии на постсоветском пространстве у нее нет, несмотря на все обилие рычагов воздействия.

Об этом минувшим летом открыто говорил, выступая в МИДе, президент Путин, призывая дипломатов интенсифицировать усилия. Пытаясь активизировать свою политику в разных частях бывшего СССР, Москва наталкивается то на жесткое противодействие Запада (прошлогодний афронт в Молдавии), то на нежелание властей республик искать общий язык. Причем во втором случае это может быть как новый прозападный режим (Саакашвили), так и старый просоветский (Лукашенко, который кому угодно даст сто очков вперед по степени неуступчивости). Успехи в отношениях с такими странами, как Киргизия, Таджикистан или Казахстан лишь отчасти подслащают пилюлю. Центральная Азия - «куш» неоднозначный, а набирающий экономическую мощь Казахстан играет свою игру, пока, правда, не вступающую в противоречие с российской.

Рассуждения о том, что выдавливанию России из бывших республик надо положить конец, что отступать больше некуда и надо дать решительный бой стратегическим конкурентам (читай: США), звучали в Москве еще летом, когда задымился тлеющий конфликт в Южной Осетии. Там, к счастью, обошлось без сражения, вышеупомянутый «стратегический конкурент» остудил пыл горячего грузинского лидера, и тот с неохотой отступился от намерения продолжить аджарский успех. Следующей точкой на карте оказалась Абхазия - попытки укрепить российское влияние привели к такой неразберихе в непризнанной республике, из которой непонятно теперь как выбираться. Союзный «батька» успешно проигнорировал рекомендацию Москвы не проводить очередного референдума по продлению полномочий, продемонстрировав отношение к советам из Кремля. Понятно, что после всего этого Украину стали воспринимать то ли как Бородино, то ли как Сталинград. Тем более что эта страна действительно немало значит и с экономической, и с политической точек зрения, а кроме того связана с Россией теснейшими национально-культурными узами.

Участие Москвы в украинской кампании, опять-таки вне зависимости от того, чем она в конечном итоге завершится, продемонстрировало ограниченность возможностей, которым на сегодняшний день обладает Россия

даже в отношениях со своими ближайшими партнерами. Ведь для того, чтобы добиться желаемого результата, пришлось задействовать самый главный, единственный и уникальный ресурс российской политики - президента Российской Федерации.

Уже даже не стоит вспоминать демонстративную поддержку украинского премьера на протяжении последнего года. В условиях войны международных террористов против России, о которой неполных два месяца назад объявил президент Путин, глава государства почти на три дня убыл за границу, дабы обратиться к другой нации и присутствовать на торжественных мероприятиях. Накануне голосования, в выходной для госслужащих день, российский лидер дает парламенту поручение немедленно начать консультации о введении двойного гражданства России и Украины. Одновременно сообщается о том, что гражданам Украины будет позволено в течении трех месяцев пребывать без регистрации на территории России, о чем жители российских городов, прибывающие в другой российский город, могут только мечтать, ибо им по закону дают на регистрацию три дня.

Иными словами, на победу Виктора Януковича брошена вся мощь Российского государства. Коль скоро ставка столь велика, резонно задаться вопросом, а что же дальше? Что получит Россия в результате победы вожделенного кандидата? Главное заявление, проливающее свет на будущее отношений, прозвучало вчера из уст спикера Верховной рады Владимира Литвина. Он честно признал, что после президентских выборов о теме двойного гражданства, ставшей одним из главных козырей премьер-министра, «будут вспоминать все реже и реже, и, в конце концов, она сойдет с повестки дня, потому что это чрезвычайно сложный вопрос». Этот ответ демонстрирует не только степень единства «команды Кучмы», в которой перспективы президентства Януковича вызывают восторги далеко не у всех. Слова Литвина, скорее всего, означают, что предвыборные обещания, которые раздавал претендент от власти, после завершения кампании будут рассматриваться не как взятые обязательства, а как элемент избирательной технологии. Это, конечно, не сенсация: неисполнение обещанного в предвыборной горячке - норма для любой, даже самой демократической страны. И спросить со своего лидера за обман - право избирателей во время следующего голосования. Но что намерена делать Россия, если и данные ей обязательства (публичные и непубличные) победитель посчитает не более чем технологией? Не случайно президент Кучма упомянул вчера о неизменности европейского курса Украины. Возможно, в Москве, имеющей обширный опыт общения с Киевом, отдают себе отчет в том, чего стоят гарантии украинских властей, предоставленные в подобных форс-мажорных обстоятельствах. Но тогда тем более непонятно, зачем Россия столь глубоко вовлекается во внутриукраинскую баталию, рискуя девальвировать свой главный ресурс и подорвать собственную репутацию?

Отчего-то не удается избавиться от ощущения, что это не могучая Россия приводит к власти в Киеве выгодный ей режим, а определенные политические силы на Украине используют Россию в собственных интересах.

В Соединенных Штатах, которые в последние годы опрометчиво назначили своей зоной интересов практически весь мир, сейчас много говорят о проблеме «имперского перенапряжения». О том, что даже у такой могучей державы не хватает сил, чтобы нести глобальную ответственность. В России проблема «имперского перенапряжения» тоже стоит остро, хотя на качественно другом уровне. Если для достижения поставленной цели приходится мобилизовать такой объем политических ресурсов, значит «империя» действительно на грани перенапряжения. И в следующий раз для победы не хватит даже задействования всей вертикали российской власти.

Автор — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»; специально для «Газета.ру-Комментарии»