Кого слушает президент

Искусство принадлежать народу

14.10.2011, 09:01

В стране создана полноценная суверенная быдлократия — власть безразличных обывателей

Едва ли не главным идеологическим обоснованием превращения Владимира Путина в пожизненные президенты России на наших глазах объявляется его востребованность простым народом. Мол, это президент обычных провинциальных россиян, и только зажравшиеся жители мегаполисов недовольны его возвращением в президентское кресло (будто он куда уходил). Однако фокус в том, что

при нынешнем состоянии народа якобы «народным» президентом России может стать любой ставленник действующей власти. В стране создана полноценная суверенная быдлократия — власть безразличных обывателей.

Интервью Дмитрия Пескова, пресс-секретаря нашего пока еще премьера, телеканалу «Дождь» (который после возвращения Путина в президенты можно для солидности переименовать в канал «Вождь») запомнилось прежде всего благодаря апологии Брежнева. Особенно забавной в связи с признанием Пескова, что Брежнев «вовремя не ушел». Путин пока еще не Брежнев — прежде всего физиологически, но безусловный продукт брежневской эпохи. И при условии сохранения во власти на два шестилетних президентских срока вполне способен привести страну к брежневскому предраспадному маразму, хотя может развалить ее и гораздо раньше. Однако в том интервью была куда более важная часть – определение фактического электората Путина.

По мнению г-на Пескова, «московский социум действительно склонен к таким суждениям» (о том, что Путин — это Брежнев сегодня. — С. Н.). Этим людям пресс-секретарь противопоставил остальную Россию: «Эти настроения кардинально отличаются от немосковского социума. Мы очень много постоянно ездим по России, и там совсем другие проблемы, нежели у тех, кто живут в пределах Садового кольца, и тех, кто могут позволить тратить в день два-три часа, чтобы писать в блогах и социальных сетях». Песков очень конкретно обозначил путинский электорат: «Это те люди, которые на самом деле живут гораздо более прикладными вопросами… Это мелкие бизнесмены, которые пытаются встать на ноги, но их душат местные власти. Это региональные, районные служащие, которым не хватает зарплаты, которые интересуются, когда ее проиндексируют. Это мамы, которые не могут детей отдать в детские садики».

Ущербность этой логики даже не в том, что за Путина будут голосовать массово до тех пор, пока будет сохраняться удушение малого бизнеса местными властями сплошь из представителей «Единой России», которую возглавляет сами знаете кто. Или пока районным служащим не будет хватать зарплаты. Или пока мамы не смогут отдавать детей в детские сады. То есть, что Путин, по версии его пресс-секретаря, это фактически президент консервации провинциальной беспросветной нищеты. Проблема куда печальнее: те, кто реально готов голосовать опять за Путина, будто 11 лет у власти недостаточно, чтобы адекватно оценить его управленческие способности, проголосуют вообще за любого ставленника власти. Баллотировался бы от власти Медведев — голосовали бы за Медведева.

Сказал бы Путин на съезде «Единой России», что поддержит Бориса Немцова (это был бы отличный тест на способность народа говорить власти «нет»), — президентом стал бы Немцов. И дело не только в готовности власти фальсифицировать народную волю, а в полном отсутствии этой воли.

Для появления крайне полезной с точки зрения развития любого государства привычки голосовать против власти (а не свергать ее силой, когда все уже совсем прогнило) и нужно возрождать губернаторские выборы, возвращать нормальную политическую конкуренцию на федеральном уровне, демонтировать государственную пропагандистскую машину, превратив ее в объективные средства массовой информации.

Суть суверенной быдлократии проста, как пять копеек. Народ у нас по-прежнему является не субъектом власти, вопреки Конституции, а ее объектом, который она может использовать по своему усмотрению. И не стоит ругаться, когда вас называют быдлом. Увы, я такое же быдло, как и вы, те, кто все еще готов поддерживать эту власть. Это не ругательство, а констатация факта, медицинский диагноз. Пока «простые люди» думают, что вся их жизнь — прикладные проблемы, которые должен решать Путин, ничего не изменится. Его задача — создавать условия, при которых мы сами сможем решать эти проблемы или вовсе не сталкиваться с ними. Как только «простые люди» поймут, что между бессрочным пребыванием этого человека у власти и полным отсутствием прогресса в решении их личных прикладных проблем, удушением мелкого бизнеса на местах, силовиками, которые порой страшнее любых бандитов, очередями в детские сады, отсутствием в стране с нефтегазовыми сверхдоходами сносных дорог и т. п. прямая зависимость, — появится надежда.

Без привычки говорить «нет» власти не может быть нормального развития. У нынешней власти было достаточно времени, чтобы показать себя во всей красе.

Свою жизнь за это время наша власть несомненно устроила. Но никаких признаков того, что она позволит сделать то же самое электорату из простых провинциальных людей, нет.

Потому что залог ее прочности в том, чтобы как можно больше людей, независимо от места жительства, оставались простыми и провинциальными.